Autoren

937
 

Aufzeichnungen

135056
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Mikhail_Demin » Отрешенные от мира - 2

Отрешенные от мира - 2

02.03.1952
Подкаменная Тунгуска, Красноярский край, Россия

    Малое время спустя я сидел в полутемной, низкой, жарко натопленной комнате. Изба топилась по - черному - дым выходил не в трубу, а в волоковое оконце над дверью. Таких первобытных строений я до сих пор еще не встречал - только читал о них в исторических романах. Окна здесь были затянуты рыбьим пузырем, стены сложены из вековых неохватных лиственничных бревен. В щелях шевелились тараканы. Над головами текли, свиваясь, синеватые дымные полосы. От духоты и едкого чада спирало дух и щипало глаза.

    Я помещался в центре избы, у стола. А вокруг, на лавках, теснились угрюмые мужики. Они были не молоды и косматы, обряжены в меха, вооружены винтовками.

    Кто они?  - недоумевал я,  - что за люди? Все в них было мне странным; и туземная одежда, и этот дремучий их облик, и - что выглядело, пожалуй, подозрительнее всего - грозное, боевое оружие. На солдат они, во всяком случае, не похожи, - размышлял я, томясь,  - и на уголовников - тоже… Мужички эти особой породы. Но - какой? Может, я попал к сектантам? К староверам? Однако староверы не курят, а эти - дымят вовсю. Кинулись на мой табачок, расхватали…

    Табачок мой расхватали сразу же, как только я ступил в избу. Обыскали меня, вывернули карманы; хотели глянуть на документы - но их не оказалось (тайга ведь не город,  - таскать здесь бумаги ни к чему!) Единственное, что я имел при себе - нож, спички и кисет - мгновенно пошло по рукам. И вот, закурив из моего кисета, они сидели теперь и шептались о чем-то. О чем?

    Тот, кто привел меня (звали его, как выяснилось, Архип), сказал, погодя:

 

    - И что с тобой делать, голубь, ума не приложу. Залетел ты сюда на свою голову.  - Он поскреб в бороде, насупился.  - А может - на нашу… Насчет экспедиции ты, пожалуй, не врешь. Но - как проверить?

 

    - Да очень просто,  - заявил я,  - пошлите туда кого-нибудь. Или - хотите - идем со мной…

 

    - Ишь ты,  - засмеялся, закашлялся Архип.  - Вон чего захотел…  - Он помотал головой!

    - Ну, ловкач.

    Мои слова показались смешными не только ему одному; тотчас же оживилось, задвигалось все это сборище.

 

    - Как ты нас понимаешь?  - спросил, отпыхиваясь, Архип,  - что мы за люди?

 

    - Кто вас знает.  - Я пожал плечами, осмотрелся медленно.  - Не разберусь никак. Но это - ладно… Вы мне вот что скажите: зачем я-то вам понадобился? Чего вы от меня хотите?

 

    - Мы одного хотим,  - негромко, с хрипотцой, проговорил сидевший рядом с Архипом приземистый, коренастый мужчина. У него было сухое скуластое лицо, татарские усики по краям жестокого рта.  - Чтоб все у нас тихо было - вот, чего мы хотим! Тихо, без хипеша!

 

    - Так кто ж вам мешает?  - удивился я.  - Живите как хотите. Я-то тут причем? И вообще - сколько вы меня здесь держать намерены?

 

    - А это уж как мир рассудит,  - вставая с лавки, сказал Архип. Он уже не смеялся больше; колючие глаза его посверкивали недобро и сумрачно.  - Как мир решит… Ты в Бога веруешь?

 

    - Да,  - сказал я,  - да… А что?

 

    - Так молись, пока не поздно! Крепче молись! Он почесал усы и потом - озирая сборище:

 

    - А и нам тоже - пора на молитву. Айда, ребята! Крупно шагнул к дверям. И на миг задержавшись там - искоса поглядывая на меня - добавил угрожающе:

 

    - Побудь пока тута. И не вздумай бежать, учти: порскнешь - угодишь под пулю. Живым все одно не выпустим. Не уйдешь. Ни-ни.

 

    - Может, его повязать пока?  - прохрипел татарин,  - так все же вернее…

 

    - А-а-а, чего там,  - небрежно отмахнулся Архип.

 

    - Никуда не денется.

    Они вышли из избы - замкнули дверь снаружи. Я остался один и с беспокойством прошелся по комнате. Не нравилась мне вся эта история, ох, не нравилась!..

    Я потрогал дверь, она была заперта прочно. Подошел к окошку. Сквозь мутную пленку, заменяющую стекло, не видно было ничего; только свет проникал в избу - закатный, снежный, меркнущий свет. Да еще - звуки. Я прильнул к окну и уловил негромкое похрустывание и шорох. Кто-то мерно расхаживал, вороша снежок. «Часовой»,  - сообразил я. И опять заметались тоскливые мысли: где я? Что со мною? Что тут вообще происходит?

    И в этот момент - где-то совсем близко, почти рядом,  - возник глухой, унывный гул голосов.

    Откуда они просачивались, эти голоса? Может быть, из-за стены, из-за перегородки… Или же - из соседнего здания? Я так и не смог этого понять. Голоса звучали неотчетливо; слов было не разобрать, но все же в нестройном их рокоте угадывался некий торжественный ритм. Казалось, люди поют. Или молятся. А вернее всего - творят какие-то странные заклинания.

    Я долго с тревогой вслушивался в непонятный этот, сумеречный вой…

 

    Потом,  - сморенный усталостью и вконец одуревший от духоты,  - разостлал на лавке тужурку, улегся и вытянулся там. И задремал незаметно. Сквозь дремоту мне вспомнились вдруг слова: "Молись, пока не поздно. Крепче молись!" И отключаясь, проваливаясь в черноту, я тоскливо воззвал к небу, что-то крикнул беззвучно…

20.08.2015 в 11:55


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame