Autoren

937
 

Aufzeichnungen

135060
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Mikhail_Demin » Вне закона - 2

Вне закона - 2

18.01.1952
Красноярск, Красноярский край, Россия

    Расставшись с приятелями, я поспешно направился к малине. И вскоре уже стоял, оглядывая знакомую комнату. Подметенная и прибранная, она выглядела теперь более пристойно, чем ночью, и только запах - неистребимый и въедливый дух табака и густого сивушного перегара - напоминал о вчерашнем загуле.

    Встретила меня сухая, угрюмого вида старуха и объявила, что хозяина дома нет. Он в отлучке. Ушел по делам. Я поинтересовался - когда же он будет? Она сказала, поджимая губы:

 

    - Кто же его знает! У него такой манеры нет - докладать. Может, счас возвернется, может - вечером.

    Я прошелся по комнате, заглянул под лавку; именно туда, как мне помнилось, запрятал я давеча мешок. Заглянул и не увидел его, не нашел. И тотчас же, нахмурясь, поворотился к старухе:

 

    - Я вещи оставлял… Они - где?

 

    - Какие вещи?  - она мотнула головой.  - Ничего не знаю!  - И потом - цедя углом поджатого рта: - Погоди, я спрошу…

    Старуха вышла, скрылась за дверью; в коридоре возник торопливый шепоток. Что-то там обсуждали, спорили приглушенно. Что еще за тайны начались?  - подумал я недовольно. Голоса бубнили, пересекаясь; судя по всему, один из спорящих был мужчина… Затем дверь отворилась и в комнату ввалился Рашпиль. Темное, изрытое, испещренное крупными оспинами, его лицо было пасмурно, рот кривился, к губе прилип тлеющий окурок.

 

    - Приветик!  - сказал он, подрагивая ляжкой, жмуря глаз от дыма,  - как дела?

 

    - Помаленьку,  - пробормотал я,  - полегоньку. Сам понимаешь: какие наши дела?!

 

    - Ну, наши дела одни, а твои - другие… Рашпиль затянулся, пыхнул окурком и щелчком отбросил его в угол. Сквозь дым блеснули желтые его глаза. Вот как он заговорил,  - удивился я,  - с чего бы это?

 

    - Послушай,  - сказал я - тут где-то должна быть моя торба с барахлишком. Ну, помнишь,  - которую я вчера оставлял…

 

    - Торба?  - спросил он, поигрывая бровями.  - Нет, не помню. Какая торба?

    Я чувствовал, что затевается какой-то подвох, какая-то гадость - и начинал уже закипать.

 

    - Ты что, шутишь? Да ведь вчера я ее при тебе спрятал. Вот сюда - под лавку!

 

    - Нет, не помню,  - повторил он с наглой усмешечкой.  - И тебе тоже советую - забыть.

 

    - Что-о?  - Я даже растерялся на миг.

 

    - Да, да,  - сказал он.  - Про барахлишко свое - позабудь! Тут твоего ничего нету, понял? И вообще, потеряй этот адрес.

    Кровь бешенства хлынула мне в лицо - пресекла дыхание, пеленою застала взор. Секунду я стоял, вглядываясь сквозь эту пелену в фигуру Рашпиля. Затем шагнул к нему. И в то же мгновение он отпрянул к стене - изготовился, погрузил руку в правый карман…

 

    - Но, но, осторожно,  - проговорил он быстро,  - не залупайся, не при на рожон!

 

    - Что ты сказал, каналья?  - медленно, рвущимся голосом спросил я.  - С какой стати я должен - забыть? Почему здесь ничего нет моего? И не шарь в кармане, вынь руку! Что бы там у тебя ни лежало - мне на это плевать. Отвечай - почему? Ну?

 

    - А потому, что ты - не наш,  - сказал он, настороженно следя за мной и продолжая, в то же время, скалиться в усмешке.  - Ты теперь вне закона, понял? Мы с тобой что хошь можем сделать - нам никто из шпаны поперек слова не скажет.

 

    - Но эти самые тряпки мне как раз и дала шпана! Специально вручила.

 

    - Вручила - но ведь не как блатному!

 

    - Что ж, это верно - замялся я.  - И все-таки кодла…

 

    - Что кодла,  - отмахнулся он,  - Что кодла?! Ну, пожалели тебя урки, посочувствовали. Собрали тряпки на дорогу. А ты что сделал? Приперся с ними в притон…

 

    - Но ты же сам меня затащил сюда!  - сказал я возмущенно.

 

    - Что значит затащил?  - удивился он.  - Намекнул - и только… А пришел ты по своей охоте. Своими ножками.

 

    - А почему ж мне было не прийти?

 

    - А почему ж мне было не воспользоваться этим? в тон мне ответил Рашпиль.  - Я ведь знаю: кто ты. И то же самое, ты знаешь: кто я… Для меня лично, ты теперь - фрайер. Не человек, а фрайер, ты понял? Ветвистый олень. Да еще - фаршированный. Такого не выпотрошить - грех.

    И тут он произнес фразу, до странности точно совпадающую с тем, что говорил мне Солома:

 

    - Играть надо чисто. Не заметывая, не шустря… А ты заигрался, понял? Подменил масть. Нет, ты понял? Передернул!.. А ведь за это наказывают.

    Вот так мы говорили, и я чувствовал: спорить тут, в общем-то, не о чем. Конечно же я сам во всем виноват; передернул, подменил масть. И проиграл, в результате. Этот негодяй - рябая эта рожа - он рассуждает вполне резонно. Он во многом прав! Для уголовников я действительно теперь - вне закона. И сейчас он напоминает мне об этом, дает мне наглядный урок.

    Вспьшка прошла, сменилась тяжкой усталостью. И я, погодя, спросил - уже почти спокойно, движимый скорее любопытством, чем гневом:

 

    - Ну, а все-таки, где же мое барахло? Ты куда его подевал?

 

    - Проиграл.

    Рашпиль сокрушенно развел руками.

 

    - Нынче утречком. Думал, повезет. Ан нет. Не пошла масть. Ни одной карты данной, все - биты. Это ж надо подумать!

 

    - Так,  - сказал я,  - что ж, ладно. Прощай, Рашпиль!

    И взявшись за дверную ручку, глянул на него искоса:

 

 

    - Не дай нам Бог когда-нибудь встретиться!

19.08.2015 в 18:16


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame