Autoren

1073
 

Aufzeichnungen

149591
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Ekaterina_Sabaneeva » Оленька

Оленька

17.05.1798
Богимово, Калужская, Россия

X. Оленька

 

   На Руси много было мелкопоместных дворян, положение которых представляло весьма горькую участь; их быт мало отличался от крестьянского, жили они часто в избах, со своими же крепостными мужичками, и пахали, и сеяли, и убирали сами с полей свой хлебушко. Хорошо, если судьба сталкивала этих бедняков с соседними зажиточными помещиками; иной раз примут в них участие, рассуют детей по училищам или определят сына в полк на свой счет или дочери сошьют приданое.

   Близ уездного городка Корчевы жила семья Бочкаревых, которая принадлежала к числу мелкопоместных дворян-бедняков. Пока жив был отец, они могли кормиться, жили в домике на своей земельке, с чадами и крепостными домочадцами, даже старшую дочь, Уленьку, выдали за чиновника в город Корчеву, но после смерти мужа вдова его не справилась с полевыми работами и переехала с детьми к замужней дочери в город. Зять был писцом в каком-то уездном правлении, велико ли было его жалованье, и много ли он мог заработать!.. Участь бедной вдовы с детьми в его доме далеко не улучшилась, и много они бедствовали!

   Не знаю, какими судьбами деду моему пришлось познакомиться с этой семьей, он принял в ней участие, определил матьчиков, помог и деньгами, и бедная вдова, Екатерина Михайловна Бочкарева, оправилась, воспрянула духом. Она была простая и набожная женщина, но весьма терпеливая на пути скорбей и житейских невзгод, тем более неожиданная помощь показалась ей чем-то необыкновенным, чудотворным, и с тех пор она стала относиться к моему деду как к чему-то высшему, сверхъестественному, и всегда говорила, что она вымолила у Бога князя-благодетеля. Под таким впечатлением она долго жила, и такое настроение души сохраняла всегда при воспоминании о благодеяниях князя, но когда однажды пришло из Москвы к ней в Корчеву письмо его руки, в котором князь извещал ее, что вторая дочь ее, десятилетняя Ольга, была по его просьбе зачислена в институт, тогда бедная женщина совсем потеряла голову. Князь, кроме того, приглашал Екатерину Михайловну остановиться в Москве в его доме, так как Оленьку надлежало сейчас же везти в Москву для баллотировки. Бедная женщина после этого письма ходила как в чаду; могла ли она когда-нибудь вообразить, что ее Оленька получит воспитание не плоше княжон, будет говорить по-французски, да и, кроме того, как ей хорошо будет жить в институте: перестанет она голодать, как это часто случается с ними в семье небогатой дочери. И ведь у нее, кроме Оленьки, еще две младшие девочки! - все же легче будет, когда Оленька будет пристроена, и откуда снисходят на нее такие милости Божий? - она крестилась, и молилась, и смешивала благодетеля-князя со всеми святыми и со всеми силами небесными.

   Когда Екатерина Михайловна сказала зятю, что Оленька принята в институт, и дала ему прочесть письмо князя, то он попробовал толковать ей о баллотировке, говорил, что Оленька зачислена только, а еще не принята в институт, - она даже рассердилась на него. Тут пошли сборы, потом отъезд, и Екатерина Михайловна как раз в пору привезла дочь в Москву, и они прибыли благополучно в дом князя под Новинским. Их приезд был встречен как самое обыкновенное обстоятельство; столько нуждающихся вдов и сирот находили приют в доме князя; их поместили на антресолях в половине княжон.

   На другой день утром после своего приезда Екатерина Михайловна явилась с дочерью в кабинет к князю, бросилась ему в ноги и начала усердно благодарить, что он устроил ее Ольгу. Князь был озадачен пылкостью ее чувств, понял сей же час, что бедная женщина не понимает сути дела, старался растолковать ей значение баллотировки, просил ее сдержать преждевременный восторг, пока все не объяснится окончательно, но увы! Она не способна была понять, в чем тут дело. Князь призадумался и отпустил ее от себя со словами: "Молитесь, голубушка, по вере и дастся вам". И в самом деле много молилась Екатерина Михайловна по приезде в Москву: ходила всякий день к Иверской, служила по монастырям молебны.

   А какое это тяжелое время было для Оленьки!.. Она далеко не разделяла восторгов матери, была точно равнодушна и даже враждебна относительно перемены своей судьбы. Это была худая, бледная белокурая девочка, заморенная нуждой, дикая и застенчивая; ей страшно было в этом большом доме, и все чужие лица, и что такое совершается над ее головой? Она ясно ничего не сознавала, но какое-то тяжелое предчувствие сжимало ей сердце.

   Настал наконец день баллотировки. Оленьку одели в платьице одной из княжон, к крыльцу была подана княжеская карета, вся семья Оболенских провожает их до передней, с пожеланиями счастья Оленьке. Вот они сошли с парадной лестницы, ступили на крыльцо, Екатерина Михайловна, крестясь и читая громко молитву, взлезает в карету, Оленька за ней - и поехали.

   Князь стоял у окна своей маленькой гостиной и смотрел вслед удалявшемуся экипажу, потом несколько раз прошелся по комнате, глубоко вздохнул, сел на диван и задумался; на его добром лице выражалось волнение и беспокойство.

   Не один князь, а вся его семья принимала горячо к сердцу помещение Ольги в институт; все собрались в столовой: и княжны, и дети, и тетушка фрейлина, и почтенная гувернантка, m-me Стадлер. Все волновались, все переживали длинный час ожидания и все думали о том, как это все устроится и повернется ли рог судьбы благоприятно для этих двух существ. Делались разные предположения. Но именно человек предполагает, а Бог располагает; бедная Екатерина Михайловна! каково ей было, когда ее Оленька вынула пустой билет? - тут она вдруг поняла, что такое баллотировка; какая это была страшная минута для нее!., в пух и прах разлетелись ее мечты для Оленьки. Где та заря новой жизни, свет которой так мгновенно вспыхнул и погас над головой ее ребенка? и теперь что же ее ожидает?., повезет она ее опять в Корчеву качать ребятишек старшей сестры, коров доить; и опять лишний рот кормить, который, казалось, сбывался с рук и давал место другим голодающим. Горько ей было!., ее отчаянию не было границ, ноги подкашивались, рука не слушалась, когда она хотела осенить себя крестным знамением, молитва замирала на устах.

   В доме князя все были огорчены неудачей баллотировки, утешали, как могли, Екатерину Михайловну, уговаривали ее погостить подолее в Москве, пока она оправится от нанесенного ей злой судьбой удара; но рано или поздно ей надо было думать о возвращении в Корчеву.

   Однажды утром, перед самым ее отъездом, когда княжны сошли вниз здороваться с папенькой, а она сидела на антресолях, прибегает Ионка, Князев казачок, и говорит ей: "Пожалуйте с барышней к князю; их сиятельство вас спрашивают". Сошла вниз Екатерина Михайловна, Оленька идет за матерью, вступают они в кабинет: князь сидит в вольтеровских креслах, княжны сидят подле него.

   - Вот, моя голубушка Екатерина Михайловна, что я придумал, - говорит князь, - вы отправляйтесь с Богом в вашу Корчеву, а Оленьку оставьте у нас, пусть она учится с моими девочками - человеком будет. Поди сюда, умница.

   Оленька подошла к нему, и князь погладил ее по головке.

   С легким сердцем уехала вдова в Корчеву после этого утра. Оленька осталась с тех пор до своего замужества у князя, нашла в нем второго отца, воспитывалась вместе с моей матерью и ее меньшой сестрой; они любили ее, как родную сестру.

   Ольга Андреевна Бочкарева вышла замуж за профессора Ивана Семеновича Веселовского, который имел собственный дом в Старо-Конюшенной. Говорили, что он был масон. Он был ученый и добрый человек. В дом Оболенских он был представлен баснописцем Зиловым, супруга которого находилась в родстве с Оболенскими или Кашхиными.

18.03.2021 в 15:31


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame