Autoren

1452
 

Aufzeichnungen

198737
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Viktor_Barabanov » Путешествие в Китай - 14

Путешествие в Китай - 14

06.11.2012
Лоян, Хэнань, Китай

Путешествие в Китай 14. Лоян-столица пионов

 

Если вы живете в городе N то, наверное, вам не безынтересно, а подчас и не бесполезно, знать о численности его населения, национальном составе, где находится мэрия, или, скажем, дешевые рынки. Если же вы приехали в N по службе, вам интересна иная информация: к примеру, где в городе приличный кабак, ночной клуб, кожвендеспансер. Ну, а если вы едете в N, о котором не знаете ровным счетом ничего, и только для того, чтобы переночевать? Таким вариантом для меня был Лоян. В программе он обозначался одной фразой: «Ночевка в гостинице 4* г. Лоян». В автобусе, по дороге от гротов Лунмэня, экскурсовод ввёл нас в курс дела. Вначале он сообщил то, что было в любом путеводителе: Лоян - древняя столица Китая. Его камни пропитаны историей. Масса исторических памятников в окрестностях. Город – «миллионник», но провинциальный настолько, что даже не является столицей провинции. В провинции Хэнань главный город - Чженджоу.

Нашего экскурсовода зовут Андрей. На этот раз мы не возражали против некитайского его имени, т.к. парень был русскоязычный азиат, казах, кажется, умеющий объясняться с китайцами. Рассказ Андрея в итоге свелся к тому, что по дороге следует заехать попить знаменитого чая с конфетами из лепестков пиона. Для усиления аргументов за чаепитие Андрей говорит: «Учтите, что чай «Лепесток пиона» и конфеты из лепестков пиона здесь особенно знамениты, т.к. Лоян - столица этого цветка. Мы соглашаемся заехать в чайный магазин, но, пользуясь русскоязычием экскурсовода, я начинаю вязаться к нему с вопросами:

- Скажите, Андрей, а почему именно Лоян зовут столицей пионов?»

- Наверное, потому, что здесь весной и летом их очень много.

- А в соседних городах их мало?

- Тоже очень много.

- Значит причина другая?

- Ну… возможно потому, что в Лояне ежегодно проводится фестиваль пионов.

- Андрей, извини, но все же логичнее полагать, что фестиваль - в столице, а не столица, потому что в ней фестиваль…

Одним словом, ничего вразумительного про этот любопытный столичный титул города, экскурсовод не сказал. И не мудрено, т.к. в путеводителях про это, кроме констатации самого факта, ничего нет. Поэтому мне ничего не остается, как восполнить пробел своей версией.

 

 

 

 Легенда о том, как Лоян стал столицей пионов

Налоговый чиновник двора императора Тоба Хуна I государства Северный Вэй, человек немолодой, небогатый, но уважаемый за ум, честность и искусство цветовода, влюбился в красавицу - дочь своего начальника. Девушка была в поре цветения уже не первый год, но всё еще не замужем. Такое нередко случается с записными красавицами. Чиновник дерзнул испросить у министра руки его дочери и неожиданно получил согласие.

Известно, что красивая женщина требует дорогой оправы, вот почему скромный в быту чиновник пустился во все тяжкие. Шелка от искусников Сианя, искристые шкурки соболей от враждебных сюннских племен и редкие самоцветы, переносимые смельчаками через непреступные южные горы, неиссякающим дождем сбивали пламя алчности и мотовства молодой супруги. Довольно скоро счастливый муж вместе со своим тестем были уличены в безмерном, возмутительном казнокрадстве и мздоимстве. Министра император подверг экзекуции - казни, описание которой могло бы удовлетворить любого поклонника творчества маркиза де Сада, и свидетельствовало о варварской крови пастухов племени тоба, текшей в жилах повелителя. Тем не менее, именно Тоба Хуном I уже был издан указ, отменяющий чисто китайскую традицию казнить родственников государственного преступника. Чиновнику повезло, бюрократическая судебная машина отнесла его вместе супругой к родственникам казненного министра… Казнокрада, не понизив в чине, отправили исполнять фискальный досмотр из столичного Датуна в Лоян. В то время Лоян еще не оправился от разграбления и разрушения его варварами и был глубокой провинцией.

Вначале супруга от нечего делать мотала нервы мужу упрёками: «Вы испортили мне жизнь», или «В этой глуши вы хороните мою молодость и красоту». Но постепенно успокоилась и стала играть роль столичной светской львицы в местном, не слишком светском, обществе. Чиновник же предался своей давней страсти – цветоводству, целыми днями пропадая в саду. Дело дошло до того, что он перестал выходить к гостям и посетителям, перепоручив эту обязанность жене. Он даже приказал накрывать ему стол в одном из садовых павильонов, где разделял трапезу с главным садовником и несколькими знатоками цветоводами из простолюдинов. Прошли годы. Чиновник вывел сорта невиданных по красоте и аромату пионов.

Слух о его потрясающих цветниках распространился далеко за пределы Лояна. Цветники славились не только красотой, но и иными чудодейственными свойствами. Стоило охладевшим друг к другу супругам, взявшись за руки, погулять по саду в пору цветения, как они спешили домой, словно молодожены; беременные женщины, посетившие сад, непременно рожали красавиц и богатырей. Через какое-то время в городе зародилась традиция: уходящие на войну офицеры приходили в сад чиновника с женами. И все эти воины становились героями. Если посмертно, то оказывалась, их вдовы непременно ждали ребенка и благополучно рожали сыновей. Если оставались живыми, то по возвращению, ровно через девять месяцев герои становились отцами дочерей. Не действовали флюиды сада только на жену чиновника. Она так и не родила. Зато искренне полагала, что чары знаменитого сада пионов вянут перед ее красотой. Она действительно была всё еще ослепительно хороша. И не хотела признавать, что ее красота, отцветая, уходит безвозвратно, а цветники мужа, всё расширяясь и зацветая каждый апрель, заполняли Лоян чарующим ароматом.

Как-то вступивший на престол молодой и любвеобильный Тоба Хун II, император Сянь Вэнь-ди, прибыл в Лоян. Император осматривал подвластные ему города, ища город самых красивых женщин государства. Для жены чиновника это был шанс, т.к. походный павильон императору поставили в самом красивом месте города, напротив главного цветника сада чиновника. Чиновник с супругой был представлен властителю.

Тот, восхищенный красотой сада, вернул чиновника из опалы, присвоив генеральский чин. А жене чиновника сделал комплимент:

- Вы, генерал, обладатель двух сокровищ: красавицы жены и красивейшего сада, которые удивительно оттеняют друг друга.

Чиновник молча склонился в поклоне, а его супруга, кланяясь, произнесла:

- Надеюсь, у властителя исчезли сомнения, где в его землях столица красоты…

Император улыбнулся и благосклонно, но коротко ответил:

- Исчезли…

Он только что, в соответствии с протоколом, рука об руку гулял по цветущим аллеям со своей женой. К жене он был равнодушен, - брак был политическим. Но тут он почувствовал, что воспылал страстью не к красавице - новоиспеченной генеральше, а к собственной династической, некрасивой, рябоватой супруге… Это начали действовать чары сада… Император уединился с женой в походном павильоне и не выходил двое суток. А потом уехал. Ровно через девять месяцев, у богоподобного родился первенец. В честь рождения наследника был издан указ о присвоении звания столицы красавиц империи маленькому западному, затерянному в полупустыне пограничному городку-крепости Цзяохэ, в котором родилась мать наследника престола.

Вышел и еще один указ, который расстроил жену чиновника пуще первого. Лоян был назван столицей пионов, а пион - символом империи… Через несколько лет император перенес столицу из Датуна в Лоян. Но столицей Лоян пробыл недолго. Разоряемый набегами кочевников и внутренними междоусобными войнами город, то лишался столичного статуса, то вновь становился столицей. И, наконец, лишился его навсегда

Никто не помнит имени чиновника, разводившего в Лояне пионы. Мало кто знает, что пион стал символом Китая благодаря указу императора, который не был китайцем, зато входил в династию Северный Вэй. Династия была основана выходцами из народности тоба - пастухов и воинов, склонных, как показала история, к эстетическому восприятию мира. С тех времен и повелось: все, кто хотя бы слышал о городе Лояне, воспринимают как данность, что город этот – столица пионов.

Тут кто-то из читателей Энциклопедии, возможно, воскликнет: «Уважаемый, зачем досужими выдумками вы морочите нам голову»?! Возьму на себя смелость предположить, что, если бы эту легенду рассказал туристам экскурсовод, то едва ли кому-то пришло в голову спрашивать его о документальных свидетельствах происхождения легенды. Да и может ли вообще легенда быть правдивой в своей основе? Оставим без внимания весь тот вздор, который несут сегодняшние экскурсоводы всего мира, и обратимся к самым уважаемым проводникам истории:

библейским Самуилу и Иисус Навину, Гомеру и Нестору, Иосифу Флавию и даже Александру Дюма. Увы, все они пели с чужого голоса, очевидцами событий не были, а, значит, в силу своего дара, творили тексты, которые общественное сознание сегодня воспринимает именно, как факты истории. В Париже вам покажут дом, где жил Д'Артаньян, в Иерусалиме - оливковые деревья, под которыми прогуливался Христос… Вот и получается, что не только реальные факты жизни творят легенды, но и наоборот, возникшие легенды время превращает в общепризнанные факты. Как тут не вспомнить изящную фразу В.Н. Балязина: «История – философское художество людского бытия». Так, или примерно так, я думал, когда наш автобус остановился перед крепостным мостом у ворот в старинную часть Лояна.

Уже стемнело, и, если бы не освещение витрин и окон, да неведомо как пробирающиеся сквозь уличную людскую круговерть велосипеды и мопеды, можно было подумать, что мы в хутунах времен династии Северный Вэй. После петляния по узким улицам мы вышли к цели - длинному переулку с трактирчиками, где готовят уличную еду. Устроен здесь общепит весьма немудряще. С двух сторон улицы вытянулись колесные лотки различных размеров и форм,- от велосипедных до автомобильных, на которых разложена, причем весьма живописно, разнообразная снедь.

Рядом с лотком - угольная, а чаще - электрическая жаровня. Позади каждого лотка простенький клеенчатый навес с парой пластиковых столиков и стульчиками. В некоторых случаях вместо стульев - деревянные ящики… Большинство покупателей палатками не пользуются, всё едят на ходу, т.к. пища на шампурах или в специальных коробочках, стаканчиках и т.п. Это удобно и более или менее гигиенично, так как сколько я не присматривался, ни водопровода с канализацией, ни даже заурядных рукомойников нигде не обнаружил.

Я изрядно проголодался, а потому почувствовал в себе решимость попробовать то, что нормальный славянин есть не станет. Сразу отмел печеных тараканов, - размером они с компьютерную мини-мышь, - для тараканов я всё же был недостаточно голоден. Скорпионы были более аппетитны, чем-то напоминая тощих рачков-мутантов. Но непонятно было, как их есть. Как раков, или вместе с хитином и ядовитым жалом? Симпатию у меня вызвали гусеницы шелкопряда. Их я и заказал. Китаец, цокая языком, зажарил шашлычок на углях, причем сделал это так тщательно, что гусеница совершенно утратила портретное сходство с собой. На вкус - есть это можно. Но не более того. Всё, что они жарят на открытом огне, доводится до углеродистого состояния. А сгоревший шашлык, что из ягнятины, что из собачатины, имеет вкус горелого мяса. Супруга экспериментировать не стала и, памятуя о крымском детстве, выбрала себе крабов. Они у китайцев размером напоминают черноморских. Крабов китайский повар сжечь не сумел, поэтому получилось нормальное блюдо. Правда есть крабов стоя не очень удобно, да и есть в них почти нечего – тОщи и малЫ.

Еще мне запомнилось блюдо «тофу». От лотка с этим продуктом шла оглушительная вонь, но народ брал коробочки с соевым сыром очень активно, тем более, что порция стоила дёшево. Взяли и мы, т.к. жена прочитала, что это одно из любимых блюд и уличных лакомств китайцев. Что могу сказать о тофу, кроме того, что омерзительно вонюче. Если жевать, не дыша, по вкусу напоминает попкорн из пенопласта. Правда, к тофу даются разнообразные присадки-соусы. Когда ешь с соусом, чувствуешь какое-то непонятное мазохистское удовольствие. Возможно тофу – аналог хорошего французского сыра, аромат которого только знаток может назвать ароматом…

Словом, после знаменитой кулинарной улицы мы приехали в отель голодными. И больше всего обрадовались, что отель хорош, и не просто тем, что новый, чистый и комфортабельный, а прежде всего тем, что рядом с ним расположен огромный супермаркет Carrefour, в котором мы нашли, в том числе, и нарезку какого-то европейского сыра, и хорошую жареную рыбу. Поэтому полностью восстановили растраченные на китайский фаст-фуд силы. А это было необходимо сделать, ведь завтра нас ждал Шаолинь.

_______

Впервые глава опубликована с иллюстрациями на портале Всемирная энциклопедия путешествий http://planetguide.ru/academy/entry/1008/#comment4498

05.12.2020 в 19:15


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame