Autoren

963
 

Aufzeichnungen

138776
Registrierung Passwort vergessen?
Memuarist » Members » Vasily_Botkin » Письма об Испании - 13

Письма об Испании - 13

05.06.1845
Мадрид, Испания, Испания

   Испания, удушенная тремя веками самой ужасной администрации, подпавшая двум чужестранным династиям, из которых первая начала жестокостию, насилием и кончила решительным идиотизмом, другая -- почти беспрерывно занималась одними дворцовыми интригами,[1] -- бедная Испания силится разбить теперь эту кору невежества, под которою столь долго томилась она. Глубоко ошибаются те, которые судят об Испании по французским идеям, по французскому общественному движению. Кроме множества радикальных различий, не должно забывать, что Франция была приготовлена пятьюдесятью годами философской литературы. В Испании, после писателей ее "золотого века", в продолжение двух веков не было другой литературы, кроме проповедей духовенства, которое, конечно, всеми силами старалось о поддержании старого общественного устройства, в котором само господствовало.[2] Посмотрите теперь на испанские журналы всех партий! Меня больше всего поражает в них решительное отсутствие всякой рассудительной теории, даже всякой практической мысли. Идей нет[3] -- есть одни лица и имена; ни один вопрос государственного устройства не подвергается анализу. Перевороты в Испании не могут выйти из масс, которые даже не имеют о них понятия. Здесь самый бедный, последний мужик всегда вдоволь имеет хлеба, вина и солнца, здесь у самого нищего есть на зиму и шерстяные панталоны и теплый шерстяной плащ, тогда как французский мужик, например, и зиму и лето прикрывается одною тощею холстинного блузой. Кроме того, этот народ одарен удивительным чувством повиновения: лучший пример -- все царствование Фердинанда VII.[4] Испанцу словно недоступна никакая общая идея, хотя отвлеченное понятие об общем деле.

   Странная участь Испании! Между тем как в средние века каждая европейская нация направляет всю жизненную силу свою на образование своего единства, Испания, развлеченная[5] семисотлетней войною с маврами,[6] вдруг, без приготовления приводится в единство силою Карла V и Филиппа II. С обычною своею беспечностию предается она этому новому направлению, пока, наконец, в дни страданий и смут начинает припоминать о своей прежней жизни и неожиданно находит, что сохранила глубокие следы ее. Посмотрите на самое восстание 1808 года: не удивительно ли все это бессилие "совета Кастильи", этой центральной хунты, наконец, всего того, что хотело придать этому восстанию характер общности и единства? Жизнь и сила Испании были в ее guerillas; {в герильясах -- партизанских отрядах (исп.).} ее герои -- всегда начальники летучих отрядов.[7] В дни опасности другие соединяются; испанцы, напротив, раздробляются, сила их в отдельности, в одиночестве. Право, единство в Испании мне до сих пор кажется призраком.

   Валенсиянец говорит языком, которого андалузец не понимает; каталонец и кастилец почти имеют надобность в переводчике, интересы разделены; и как только обстоятельства становятся важными, всякий тотчас спешит разорвать связь, которая мешает, не помогая, и замедляет только свободу движений.

   Несмотря на то, что слово "конституция" здесь есть лозунг всего, что, не будучи карлистом, недовольно правительством, ни одна конституция не была приведена здесь в исполнение. Не от того ли это, что здесь у народа нет чувства законности,[8] что он с прежнею беспечностию дает себя судить своим пристрастным алькальдам,[9] наконец, что попеременно апатический и страстно-стремительный гений этого народа ничего не разумеет в деле политики. И в Испании постоянно делают и переделывают конституции -- и никто в них не верит; составляют законы -- и никто им не повинуется; издают прокламации -- их никто не слушает; наконец, есть две Испании: одна -- земля примерная, народ могущественный, героический, народ великих людей, предводимый еще более великими людьми, которые во всем успевают: это Испания журналов, ораторских и министерских речей и прокламаций; но вглядитесь пристальнее, проникните глубже, и вы ощутите тогда Испанию настоящую, Испанию разоренную, распустившуюся, без администрации, без финансов, без общественного духа. Испанию, изнуряемую постоянно внутреннею войною, усталую от всех этих дипломатических интриг, фантастических конституций.

   Едва ли какой народ в Европе одарен этою стойкостию, этою способностию свыкаться с своим бедственным положением, как испанцы. Арабы завоевали Испанию в два года,[10] -- испанцы употребили почти 800 лет на освобождение страны своей от чуждого ига.[11] Читая о беспрерывных смутах арабов, о их внутренних раздорах, дивишься, как испанцы так долго не могли отбросить это африканское племя. Но, знать, и тогда было то же, что теперь. Почти каждое лето испанцы одерживали верх; но вместо того чтоб преследовать свою удачу, они спокойно расходились на зиму по домам проживать приобретенную добычу, в ожидании следующей кампании. Неприятель между тем восстановлял свои силы, и на лето снова начиналось дело. Лишь гораздо позже, когда все арабское царство сосредоточивалось уже в одной Гранаде, испанцам пришло в голову быстро стеснить и покорить его: и это стоило одного легкого похода. Война против неверных вошла в нравы, в нужды Испании; набеги на арабов возобновлялись периодически. В продолжение всех этих веков не встречаешь никакого плана, никакого соображения, преследуемого в течение нескольких лет; грозная близость неприятеля не мешала в лагере испанцев ни распрям, ни ссорам за наследство, ни междоусобным войнам, ни даже тому, чтобы, соединясь с арабами, воевать против своих же. Нечто из этих бродячих нравов, из этой привычки к похождениям сохранилось и теперь; отсюда отсутствие одной постоянной воли, беспечность, которая все оставляет на долю случайности. Во многих отношениях Испания столько же принадлежит к средним векам, сколько к нашему времени; многое в ней странно, но не бессмысленно. Она много назади, но далеко не поражена тою нравственною окаменелостию, которая заставляет отчаиваться за будущность народа. -- Скорее должно дивиться, соображая исключительные, роковые обстоятельства, которые так долго сдерживали политическую жизнь Испании, как она еще не более назади, как еще успела она сохранить в себе эти энергические семена жизни!

 

  Всего более заставляет верить в будущность Испании редкий ум ее народа. Когда имеешь дело с людьми из простого народа, совершенно лишенными всякого образования, невольно изумляешься их здравому смыслу, ясному уму, легкости и свободе, с какими они объясняются. В этом отношении, они, например, далеко выше французских крестьян.[12] В них нет их грубости, их умственной тяжеловатости. Умственная сфера испанца не велика, но то, что он понимает, он понимает верно; и если воспитание и здравые идеи разовьют их умственные способности, испанцы внесут тогда и в высшие сферы жизни это прямодушие, эту отчетливость, которые, кажется, врожденные им и которые теперь прилагаются у них только к самым мелким интересам. Среди этих бесчисленных смут, раздирающих Испанию, чувствуешь какую-то необходимость беспрестанно оглядываться назад, хотя бы для того, чтоб сколько-нибудь облегчить настоящее от ошибок и несчастий, завещанных ему прошедшим, для того чтоб сохранить веру в народ, который, несмотря на три несчастных века, умел сберечь в себе свои природные качества, столь прекрасные и драгоценные.



[1] Имеются в виду династия Габсбургов, занявшая испанский престол в 1517 г. (в XVI в. жестокостью отличались Карл I и Филипп II) и пресекшаяся в 1700 г. со смертью Карла II, больного эпилепсией, и династия Бурбонов, правившая Испанией в XVIII--XIX вв.

[2] Боткин не говорит здесь об испанских писателях и о министрах эпохи Просвещения (вторая половина XVIII в.). Однако он дважды коснулся этой темы, в письме II, по поводу Олавиде, а также в своем резюме истории Испании, включенном в рецензию Н. Г. Чернышевского на "Письма об Испании".

[3] Боткин, во-первых, не учитывает цензурных репрессий, которым подвергалась прогрессивная журналистика, во-вторых, он, видимо, не был достаточно знаком с творчеством выдающихся радикальных писателей Испании первой половины XIX в. (М. X. де Ларра, X. де Эспронседа и др.). См.: Петров Д. К. Россия и Николай I в стихотворениях Эспронседы и Россети; Плавскин З. И. Революционная публицистика Испании 1820--1830-х годов. -- В кн.: Проблемы испанской истории. М., 1975, с. 123--155.

[4] Боткин забывает, однако, об испанской революции 1820--1823 гг. при Фердинанде VII.

[5] развлеченная -- здесь в смысле "разобщенная".

[6] мавры -- общее название, дававшееся испанцами мусульманскому населению северо-западной Африки и Испании (мавры включали в себя арабов, берберов и др. народы); Боткин, как и многие его современники, отождествлял мавров с арабами; мориски, о которых Боткин будет писать ниже, -- мусульмане Испании, насильственно обращенные католиками в христиан.

[7] В 1808 г. испанский народ поднял восстание против французского владычества; была учреждена руководящая Центральная хунта; но действия повстанцев заключались не в единых планомерных актах, а в непрерывной партизанской войне, которую вели разрозненные отряды (герильясы). Окончательно французы ушли из Испании после поражения Наполеона в России.

[8] Ср. аналогичные, но более четкие высказывания Н. А. Добролюбова в статье "Черты для характеристики русского простонародья" (1860), где отмечается скептическое и даже враждебное отношение крестьян к официальным судам, воспринимаемым как продажные и социально чуждые.

[9] Алькальд -- городской голова или судья. Боткин далее слишком свободно варьирует написание: "алькайд" и даже "алькад" (французское название алькальда -- alcade), что дает возможность спутать эти понятия со званием алькайда, начальника замка или тюрьмы. Не следует смешивать последнее понятие с омонимичным ему (иногда с обычным "и", без "й" -- алькайд) названием марокканского губернатора.

[10] Арабы завоевали Испанию в 711--718 гг.

[11] Действительно, война с арабами (реконкиста) длилась в Испании около восьми веков: взятие Гранады, последнего оплота арабов на Пиренейском полуострове, произошло в 1492 г.

[12] См. примеч. 6 к письму II.

11.04.2020 в 15:52


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Rechtliche Information
Bedingungen für die Verbreitung von Reklame