автори

1037
 

записи

146660
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Nikolay_Amosov » На войну - 2

На войну - 2

09.07.1941
Зикеево, Калужская, Россия

9 июля кто-то наверху, наконец, определил нам место. Быстро провезли через Москву, повернули на Киев и выгрузили на лужке около станции Зикеево, не доезжая Брянска.

Тут же вечером - бомбежка. Паника была страшная, все в соседний лес убежали, только к утру очухались. Итак, мы получили, выражаясь высоким стилем, боевое крещение. Да, две бомбы, несомненно, были. Пожалуй, можно считать, что "упали в нашем расположении". Раненых и убитых не было, но моральный дух, к сожалению, оказался невысок. Что поделаешь - нестроевые и необстрелянные. Тем более женщины.

Лежу на своем бушлате под кустом и размышляю о вчерашней бомбежке. Я, по честному, не ощутил страха. Нет, я еду на войну не для геройства. На черную работу для Родины, без фразы. Но попутно - хирургия. Наверное, это единственная военная работа, полезная и для мира.

Прервал меня дневальный из "штаба":

- Товарищ военврач, начальник требует.

Что ему еще там понадобилось? Иду к другим кустам, где, знаю, расположился Хаминов с интендантами. Вижу рядом с ним незнакомого военного в гимнастерке.

- Инспектор санотдела армии, военврач второго ранга такой-то (фамилию не уловил).

И дальше - деловой разговор.

- Я привез вам книжечку, очень важную книжечку: "Указания по военно-полевой хирургии". Вот она, получите. В ней изложена наша единая доктрина.

Книжечка невзрачная, без переплета, малоформатная, но толстенькая.

- Следующее: назначаетесь ведущим хирургом ППГ. Положение о ведущем хирурге вам, наверное, не известно... Или известно?

- Не известно...

- Ведущим хирургом назначается один из начальников Отделения, если их несколько, и ему предоставляется вся полнота власти в решении хирургических вопросов. Хаминову это не нравится.

- Еще - организация. Расстановка хирургических кадров-врачей, сестер, - это тоже дело ведущего.

- А что же тогда начальнику остается? Начпродом командовать?

- Общее руководство и организация.

Я вежливо молчу.

- Вы свободны, товарищ военврач.

Итак, серьезно о военно-полевой хирургии. Какая-то "единая доктрина"...

"Черт-те что! Читать "Указания"? Нет, сначала приведем в порядок то, что известно.

Крымская война - Пирогов. "Севастопольские рассказы". Ранения пулевые и осколочные. Доктора в грязных мундирах второго срока зондировали все раны и обязательно пытались достать пулю. Результаты были ужасные: почти все раненые с повреждением крупных костей умирали от инфекции. Поэтому - первичные ампутации. Но и они не помогали. "Все равно - что так, что этак". Пирогов был в отчаянии. Может, от этого он бросил хирургию в пятьдесят лет и сделался попечителем?

Русско-турецкая кампания, 1878 г. Помню книжки Данилевского "Белый генерал", "Шипка". Преимущественно пулевые ранения. Тактика "не трогать" - это реакция на Крым. И лучше. Но уже были Пастер и Листер, уже антисептика и мирная хирургия обретали надежды...

"На сопках Маньчжурии". Позор России. Записки Вересаева. Борис Дмитриевич рассказывал как очевидец. В сущности - не было хирургии. Только вынужденные операции - ранения сосудов, отрыв конечностей. Уже была асептика, но никакой системы-эвакуация во чтобы то ни стало. Всех подряд и вместе. "Дренаж".

Германская 1914-го. Прогнившая система не могла организовать и хирургии. Почти то же, что и в японскую, - эвакуация прежде всего, на передовых пунктах - только гной: флегмоны, артриты, плевриты... О животе говорить не приходится - по-прежнему выживают лишь счастливчики.

Между тем на Западе, особенно у французов, было не так. Начали с того же: "Не трогать". Быстро убедились - катастрофа! Масса осколочных ранений, загрязнение окопной землей - пошла газовая гангрена (газовая гангрена, газовая флегмона - быстро распространяющееся, вплоть до смертельного исхода, воспаление тканей в окружности раны, вызываемое анаэробными бактериями). Но уже были работы Фридриха по хирургической стерилизации ран иссечением, как опухоли. И французы первые перестроились - ввели "профилактическую хирургию". Иссекать раны в первые шесть часов после ранения. Оперировать на передовых пунктах всех раненых со сколько нибудь значительными ранениями! Иссечения ран. Лапаротомии. Операции на черепе. Они добились результатов.

В гражданскую войну тоже не было настоящей хирургии, да и быть не могло. Врачи, впрочем, честно работали. Но где же думать об операциях, когда фронт меняется каждый день, и дай бог успеть увести ходячих раненых. Да и нечем было оперировать - туго было с бинтами и медикаментами...

Вот такие-то дела были у нас в военной хирургии. Ни опыта, ни традиций, умели только возить раненых на сандвуколках, на поездах, а чаще - на крестьянских телегах. "Терпеливый русский народ..."

Впрочем, нет, история нашей хирургии не кончалась на гражданской войне. Тогда она только началась. Отличные организаторы появились. Они создали санитарную службу Красной Армии. В последние годы довелось ее опробовать: Хасан, Халхин-Гол, Финляндия.

Бурденко - главный хирург. Надо думать, в деле, проверили военную советскую хирургию. Оттуда, наверное, и эти "Указания". Как жаль, что я не интересовался и не читал. В институте так скучно преподавали: БМП, ППМ, ДМП, ДГ (БМП - батальонный пункт медпомощи, ППМ - полковой пункт медпомощи, ДМП - дивизионный пункт медпомощи, ДГ - дивизионный госпиталь, ГЛР - госпиталь для легкораненых), а ППГ что-то и не помню - был ли он в схемах?

Займемся вплотную "Указаниями". С сознанием всей полноты ответственности. (Все-таки это здорово звучит - ведущий хирург!)

- Эй-й, товарищи! Грузиться!

Оказывается переезжаем. - "Передислокация". Этот военврач дал указания перебазироваться (тоже новое слово) в пустующую сельскохозяйственную школу, что в лесу с другой стороны станции Зикеево.

Школа оказалась подходящей. Несколько одноэтажных домов, сараи, навесы, кругом лес. Тут бы и раненых принимать можно. ("Провалюсь с треском!")

Разместили нас, как в вагонах: командиров, женщин. И отдельно - "рядовой состав".

Я забрался за дом, на бревна, и изучаю "Указания". Сказали: завтра будем проводить учения.

Очень интересное понятие "Единая доктрина военно-полевой хирургии". Это значит: все хирурги на всех фронтах должны лечить раненых одинаково, по этим самым "Указаниям". И тут регламентация... Значит, никакой творческой инициативы? "Делайте, как я"?

Нет. Дальше читаю разумное объяснение. Оказывается, регламентация нужна потому, что в большую войну хирургией занимаются, в основном, не хирурги, знаний у них нет, и от инициативы - одни потери. Может быть.

Содержание этой самой доктрины. Военно-полевая хирургия - это сочетание четырех видов деятельности. Эвакуация - по назначению - в то самое санитарное учреждение, в котором данному раненому будет оказана положенная ему помощь. Госпитализация -задерживание для лечения - от вида ранения, состояния раненого, оказанной помощи и от обстановки на фронте!

Хирургическая помощь - профилактическая хирургия. Самое важное - убрать пищу для микробов: размозженные осколком или пулей ткани. Здоровые клетки микробов не боятся, за исключением особо "ядовитых". К таким относятся возбудители газовой флегмоны или гангрены, так называемые анаэробы - микроорганизмы, развивающиеся без доступа кислорода. Раз дело не в микробах, то можно и после шести часов обрабатывать - все равно будет польза. Можно и не иссекать, а только рассекать рану. И что самое главное - нельзя ее зашивать! Ни в коем случае. Это подчеркнуто в "Указаниях" несколько раз. Практика войны показала: в медсанбате иссекут рану, зашьют, эвакуируют, а пока раненый придет в госпиталь, где перевязка, - уже газовая, уже ампутировать нужно. А то и поздно...

О переломах ничего нового для себя не нашел. Иммобилизация (иммобилизация - обеспечение неподвижности раненой конечности с помощью различных шин или гипса) - шины, гипсовые лонгеты, мостовидные гипсовые повязки. Показаны те же уродливые конструкции, что были в наших учебниках. Вот только в натуре я многих военных шин не видел. Особенно самую важную - шину Дитерихса (шина Дитерихса - транспортная шина для иммобилизации переломов бедра и крупных суставов, состоящая из двух деревянных планок, одна из которых идет от подмышки до стопы).

О ранениях живота - тоже ничего нового. Лечить, как и в мирное время. Сумею. Только оперировать нужно в первые шесть часов. Как их так быстро доставить, если армия отступает? Но не будет же отступать вечно... Череп должны оперировать нейрохирурги в спецгоспитале. Бурденко это разделал хорошо - его главная специальность.

Грудь - туманно. Главное новое - отсасывать гемоторакс (гемоторакс - накопление крови в полости плевры - между легким и грудной стенкой - в результате ранения легкого). А насчет операций - осторожно. Только грудную стенку. Да, еще ушивать пневмоторакс (пневмоторакс - скопление в полости плевры воздуха, выходящего из поврежденного легкого и сдавливающего его). И то-до кожи! Не знаю как. Однако основа всего - это сортировка. Впечатление, что раненых нужно все время сортировать. На эвакуацию, на госпитализацию, на перевязку, на операцию. Всюду- 1-я и 2-я очереди. Все в зависимости от общего состояния, от ранения, сроков поступления, загрузки МСБ или госпиталя. И - превыше всего - от "санитарно-тактической обстановки".

После этого был еще один переезд - в г. Жиздру, где мы получили медицинское имущество и развернулись в летнем пионерском лагере. Раненых не было, но хорошо прорепетировали и подучились: повязки, шины накладывали, "Указания" прорабатывали. А где-то шла большая война - грустные сводки, бомбардировки Москвы...

14.12.2015 в 16:46


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама