автори

1310
 

записи

178499
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Nikolay_Palibin » Записки советского адвоката - 18

Записки советского адвоката - 18

20.03.1927
Краснодар, Краснодарский край, Россия

В Советском Союзе налоговая система имеет совершенно другие цели: в задачу ее входит не исчисление справедливого налога, а ликвидация частного предприятия или промысла, равно как и ликвидация самой личности налогоплательщика, зараженного частно-капиталистическими инстинктами. Поэтому финансовому инспектору предоставлено широкое право «усмотрения» при исчислении налога. Таким образом, выборка патента и подача декларации о доходах связана с опасностью для имущества и жизни человека. Отсюда, как неизбежное следствие, — подпольный тайный труд. Новый вид преступления, известный только Советам: «спекуляция трудом», не наемным, а своим собственным. Обжаловать исчисление налога финансовым инспектором можно только по вышестоящей финансовой линии, но не в суде.

Каковы размеры «усмотрения» финансовых инспекторов при исчислении налога, и к чему приводят жалобы? Приведу два примера из моей практики. Один относится к 1933 году, а второй — к 1940-му. Первый случай. Деревенская семья (муж, жена и две девочки, 8-ми и 10 лет) погибала, как и все остальные, от голода. Единственным спасением была покупка коровы, так как, хотя корм был очень дорог, молоко стоило еще дороже, а потому можно было бы прокормить и семью, и корову. На покупку нужно было 5000 руб. Семья мобилизовала все «внутренние ресурсы»: проданы были все вещи, вся обстановка, кровати, столы, стулья, одеяла, пошли в ход обручальные кольца, ризы с икон, нательные детские золотые крестики, вырваны золотые коронки изо рта… Наконец, 5000 руб. собраны. Жена зашивает их на груди и отправляется на станцию, чтобы поехать в станицу и купить корову. Она берет с собой две бутылки керосина, чтоб продать их на базаре и на вырученные деньги купить железнодорожный билет.

Финансовый инспектор застигает ее на месте преступления, когда она получает деньги за проданный керосин. Тут же ее отводят к нему в контору. Финансовый инспектор налагает на нее штраф за невыборку торгового патента на продажу керосина, также и за неподачу декларации о доходах, исчисляет ей налог в сумме 10 000 руб. и выдает ей квитанцию на 5000 руб., которые были обнаружены у нее при обыске. Он считает, что это деньги, вырученные от продажи керосина, они идут в счет уплаты налога. На остальную сумму он описывает их домишко, состоящий из двух комнат и кухни, и назначает его к продаже. Все мои жалобы остались без результата, и дом был продан с торгов (находятся люди, которые покупают такое имущество). В результате муж и одна из девочек умерли с голоду.

Второй случай. Рабочий служит в одном из предприятий города кузнецом по ремонту конного транспорта и ковке лошадей. Состоит членом профсоюза уже десять лет. Имеет очень ветхий дом на глухой улице города. При доме небольшая кузница, в которой работал когда-то его отец. Семья состоит из самого рабочего, его жены и четырех малолетних детей.

Разыскав у себя во дворе в хламе старые дрожки (линейку), рабочий отремонтировал ее, оковал, достал новые колеса и продал на консервный завод за 700 рублей. Финансовый инспектор, рассматривая платежные документы завода, обнаружил его расписку за полученные деньги. Он вызвал рабочего к себе, вручил ему патент на личное промысловое занятие, наложил штрафы и исчислил ему налог в размере 30 000 руб. (подоходный налог плюс культналог), исходя из того, что тот имеет кузницу и занимался изготовлением экипажей в прошлом и в этом году.

Все мои жалобы в районную и краевую налоговые комиссии и, наконец, в народный комиссариат финансов остались без результата. Везде признали, что налог исчислен правильно. Я доказывал, что доверитель мой рабочий по найму уже десять лет, состоит членом профсоюза, кустарным ремеслом не занимается, что кузница эта не работает уже двадцать лет, что ремонт и продажа линейки — одноразовое мероприятие. Относительно всего сказанного мною были представлены справки с соответствующими печатями. Я просил об исчислении налога с этого единичного и случайного заработка в 700 руб. Но развалившаяся кузница и хата на куриных ножках были назначены к продаже за неплатеж налога. Затем последовали бы суд и тюрьма по ст. 107 УК РСФСР или по ст. 61 того же кодекса, так как продажа дома не покрывала исчисленного налога, даже в десятой его доле.

Что было делать? Все законные инстанции были пройдены; в суде доказывать неосновательность налога было нельзя… Директор завода, где работал мой доверитель, узнав об этой истории, уволил рабочего «по сокращению штатов». Профсоюз, конечно, не оказал ему никакой помощи, хотя он обязан был это сделать. Я предложил своему доверителю вступить в колхоз, хотя бы для видимости, и принести мне об этом справку. Тот согласился: «Отчего же нет? У меня за Лабой (рекой) есть черкесы приятели, они дадут какую угодно справку, да кроме того я и поработаю у них в колхозе по ремонту инвентаря, как раз сейчас сезон».

Через два дня фининспектору была представлена справка о вступлении моего доверителя в колхоз, и, так как дом колхозника ни за какие долги описи и продаже по закону не подлежит, арест с дома был снят и торги отменены. Однако ввиду того, что вступление в колхоз было фиктивным, надо было добиться все же отмены налога.

Я подал жалобу вне всякого законного порядка в Верховный Совет, уже от имени кузнеца-колхозника, и просил об исчислении налога с суммы случайного заработка в 700 руб. Пришел ответ: «Обложение фининспектора признать неправильным и предложить исчислить налог с суммы заработка от продажи одной линейки, т. е. с 700 руб.» В итоге оказалось, что рабочий был переобложен в 500 раз. Доверитель мой был настолько беден, что за мою работу принес мне вместо гонорара две соленых рыбы, которые мы с ним тут же и съели за бутылкой безалкогольного пива.

Я не хочу всем этим сказать, что в Советском Союзе нет спекуляции. Наоборот, спекулируют все: кто своей совестью и честью, кто товарами, кто тем и другим. Но ни одного человека, который бы перепродал по повышенной цене товар, купленный в магазине, я не встречал. Основным же спекулянтом является советское государство. Так, табак покупается в колхозах за бесценок, в порядке обязательной госпоставки, и папиросы (например, «Беломорканал») обходятся фабрике по 8 коп. пачка в 25 штук. Продаются же они в магазинах Главтабак по 2 рубля пачка. Однако 1 рубль 92 коп. не считаются спекулятивным барышом, но «отчисляются в бюджет». Литр водки обходится Госспирту по 9 коп. за литр, а продавался до войны по 10 рублей за литр. Итого в госбюджет — 9 руб. 91 коп. То же самое и с основными продуктами питания: хлебом, мукой, крупой, сахаром, жирами, одеждой и обувью: скупка и перепродажа по повышенным ценам, не снившимся никаким коммерсантам в мире.

Есть, конечно, и профессиональные спекулянты. Вот идет женщина через горы за 15–20 километров в станицу и покупает там сотню яиц, десяток кур, пуд кукурузы и несет все это на себе в город, чтобы перепродать «по повышенным ценам». В горах ее застигает гроза, гром, молния, но она преодолевает все стихии. Другие едут в Донецкий каменноугольный бассейн (Донбасс), который снабжается в плановом порядке «по первому поясу», а потому там можно купить две-три дюжины чулок, несколько пар обуви, калоши, мануфактурки. Все это они везут за тысячу километров в какую-нибудь трущобу Калужской или Рязанской губернии, где нет никакого снабжения.

Есть и еще один вид спекулянтов. Был в Советском Союзе известный знаток полярных областей, исследователь их и участник научных полярных экспедиций профессор Самойлович. Имя его упоминалось так же часто, как и имя другого полярного исследователя — О. Шмидта. В один прекрасный день фамилия Самойловича исчезла. Что с ним произошло, никому не было известно. Позже на одной из станций Ворошиловской железной дороги была задержана женщина. Она выходила из вагона, и у нее случайно раскрылся чемодан, из которого выпало несколько пар чулок и два-три куска мануфактуры. Это и послужило причиной ее ареста. Женщина оказалась женой профессора Самойловича и объяснила, что хотела обменять в станице чулки и мануфактуру на хлеб. За это она была предана суду и осуждена по статье о спекуляции.

09.01.2022 в 21:00


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2023, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама