авторів

947
 

події

136611
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Kirill_Basin » Солдатские будни - 1

Солдатские будни - 1

21.12.1904
С.-Петербург, Ленинградская, Россия

В шесть часов утра в казарме гулко раздалось:

 — Встава-а-ай!

    Не успев досмотреть сны, гвардейцы вскакивали с жестких коек, протирали глаза и поспешно одевались. Унтер-офицеры поторапливали, с утра пробуя свои голоса:

 — Живо-живо!

 — Не копаться! В гвардии служите!

    Кто не слышал побудки, с того дежурный по роте сдергивал одеяло и оглушал:

 — Вста-а-ать! Что тебе, уши заложило?

    Солдат подскакивал как очумелый.

    Притоптывая, мы торопливо натягивали сапоги, потом «доили» огромные медные умывальники, отфыркивались под струями холодной воды и окончательно приходили в себя.

    После завтрака — чая с черным хлебом — старослужащие уходили в различные наряды, караулы, на работы. У нас, молодых, начинались занятия. То в одном, то в другом конце широкого коридора звучали разноголосые команды:

 — Р-р-ряды сдвой!

 — Пр-равое плечо вперед, марш!

 — Тверже ногу!

 — Ать-два, ать-два, ать-два…

    Новички старательно грохали тяжеленными сапогами по полу. Он прогибался и трещал.

    Из первого взвода доносилось:

 — К но-ге! На пле-е-чо!

    Там разучивали артикулы с винтовкой.

    В полдень шли в столовую есть щи и кашу. Потом на час казарма замирала — отдыхали. После «мертвого часа» опять шли на строевую подготовку. Затем упражнялись в словесности. Это было самое нудное: в наши головы вколачивалась история полка, начиная с петровских времен. Мы заучивали наизусть состав царской семьи. Каждый должен был уметь отвечать без запинки на вопрос: «Кто твое непосредственное начальство?» Отвечать полностью, с соблюдением субординации.

    Были занятия и «по политике». Нам давали представление о «врагах внешних и внутренних». Разъяснив суть вопроса, унтер-офицер интересовался, кто как его понял. Чаще всего он подходил к рядовому Прокофию Малыку. Тот был уроженцем Харьковской губернии, совершенно неграмотный и плохо говорил по-русски. Он не всегда сразу понимал, что от него хотят. А унтер был рад случаю покуражиться над парнем:

 — Ну, что шары выкатил? Я тебе сказал: внутренние враги есть студенты-бунтовщики.

 — Так точно. Внутренние враги есть скубенты-будочники.

 — Не скубенты, а студенты. Не будочники, а бунтовщики.

    Малык не мог правильно выговорить слово «бунтовщики». Унтер сердился:

 — Дубовая твоя голова! Что должен сделать солдат, когда узнает о бунтовщиках?

 — Доложить.

 — Кому?

 — Отделенному або господину взводному.

 — Так. А как ты будешь действовать в случае смуты?

 — По тревоге бежать…

 — Куда?

 — К бун-тов-щи-кам, — с трудом, но на этот раз правильно выговорил Прокофий.

 — Дурак! Слушай. Все слушайте. Если возникнет опасность для государства Российского и его величества государя императора и членов его императорского величества семьи, солдат-преображенец обязан немедленно, по команде своего начальства в полном боевом снаряжении выступить на их защиту.

    Для унтер-офицеров Малык стал чем-то вроде козла отпущения. Они часто потешались над ним, а порой просто издевались.

    Однажды Малыка заставили сунуть голову в холодный камин и кричать в дымоход:

«Городовой, служба не везет! Помоги!»

    Койка Малыка была рядом с моей. Как-то после команды на сон Прокофий долго лежал, уткнувшись в подушку, а потом повернулся ко мне и шепотом спросил:

 — Не спишь? Скажи, почему они надо мной измываются?

 

    Что я мог ему ответить на это? Посоветовал стараться, не давать повода для насмешек. Начал обучать его грамоте.

Унтеры цеплялись не к одному Малыку. Грубое обращение с солдатами, оскорбление их человеческого достоинства было делом обычным. Помню, как кто-то из унтеров вдруг вздумал проверить у нас чистоту портянок. Он скомандовал:

 — Садись на пол, снимай сапоги!

    У Мельникова портянки оказались в пятнах от мази, проникшей через кожу сапог. Унтер-офицер распорядился:

 — Садись на прыжки, бери свои тряпки в зубы и — шагом марш!

    Мельников выполнил приказание. «Гусиным» шагом он прошел длинный коридор из конца в конец. Некоторые из наблюдавших эту картину смеялись. Но большинство угрюмо молчали.

 

    Первогодков в полку оскорбительно называли «серыми». Вечерами, когда выдавались свободные минуты, мы часто собирались отдельно от старослужащих и сетовали на свою долю, пели грустные песни.

01.04.2015 в 12:49

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами