авторів

977
 

події

140492
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » совок » В разведывательном управлении штаба ГСОВГ

В разведывательном управлении штаба ГСОВГ

20.06.1945
Берлин, Венденшлос, -, Германия
В Венденшлосе с Рамодиным

Автобиография советского человека (8)

 В Разведывательном управлении штаба ГСОВГ

     Несмотря на этот провал, по возвращению из командировки Трусов оставил меня работать у себя в Управлении штаба фронта, который к этому времени переименовали в Штаб Группы Советских Оккупационных войск в Германии. Поселили меня в роскошный особняк, в городке Вендненшлосс, где я встретился со своими спасителями из польского «плена». Ими оказались преподаватели нашего Института – английского языка лейтенант Тархов и французского – капитан Веселов. Их командировали из ВИИЯКА в качестве переводчиков Жукова на церемонию подписания безоговорочной капитуляции Германии, после чего оставили на некоторое время поработать в штабе.
     Когда возникла необходимость в переводчике с английского для поездки в Рурскую область, их попросили порекомендовать одного из присланных ранее на Первый Белорусский фронт пятерых слушателей «вияка». Из пяти, числившихся в списке, осталось трое: Семен Брычев погиб в начале мая под Берлином. Куда и как пропал Илья Гутман мне выяснить не удалось. Из оставшихся троих выбрали именно меня. Скорее всего, Тархов и Веселов, учившиеся в ВИИЯКА перед войной, знали моего отца, работавшего там начальником военной кафедры два предвоенных года, и выбрали меня просто по знакомой фамилии.
     На втором этаже особняка у нас была спальня. На первом этаже – большая гостиная-библиотека служила днем рабочим помещением, вечером – комнатой отдыха. Первое время после возвращения моя работа заключалась в изучении и письменных переводах секретных трофейных документов. Наши переводчики с немецкого, старшие лейтенанты Рамадин и Казаков разбирали документы в немецком военном архиве. Материалы на английском и французском они переправляли нам. Я еще раз поблагодарил мою благосклонную судьбу за то, что эту работу мне выпало делать вместе с Тарховым. Без него я бы наверняка не справился с военными и военно-техническими документами. Специального военно-технического словаря у нас не было. Тархов же прекрасно знал эту терминологию и служил мне вместо словаря. Иначе, мой переводческий авторитет у генерала Трусова рухнул бы с непредсказуемыми последствиями.   
     В этот период на выезд «в поле» Трусов вызвал меня только один раз. Он решил лично проверить отвод американских войск за линию раздела Германии с части территории советской зоны оккупации, которую они заняли в ходе боевых действий.
      - Они там, на путях выдвижения наших войск понаставили шпионских групп. Поедем, выгоним их, - поставил он задачу.
         Откровенно говоря, я не видел ничего страшного в том, чтобы они посмотрели на наши проходившие войска. Но, приказ есть приказ. В самом деле, на шоссе, по которым должны были двигаться к границе американской зоны, занимая освобождаемую территорию, наши войска, мы несколько раз натыкались на стоявшие на обочинах военные американские машины с офицерами. Когда мы подъезжали к такому посту, Трусов оставался в своем «Хорьхе», солдаты охраны не вылезали из «Виллиса». Я же подходил к американцам и задавал один и тот же вопрос: что они делают в советской зоне и почему не уехали вместе со своими войсками? И получал один и тот же ответ: они провожали свои войска и сейчас отправляются в свою зону. Очистив, таким образом, пути продвижения наших войск, мы вернулись домой.

     После того, как был закончен отвод союзных и советских войск с занятых ими в ходе боев территорий, входивших по соглашению в соответствующие оккупационные зоны, наступил черед раздела Берлина на советский, английский и американский оккупационные секторы. Англичане и американцы получили право разместить в них свои гарнизоны. Первыми воспользовались своим правом англичане.  Для встречи их войск на границе английской зоны и проводки их по шоссейной дороге, выделенной союзникам для связи с Берлином, выехал один из офицеров Управления, охрана, и я в качестве переводчика. Встретив на границе английской зоны английский военный конвой, мы встали во главе и повели в Берлин. Когда до города оставалось около 10-ти километров, нас нагнал английский офицер и попросил остановиться, так как пришло время пить кофе.
      - До Берлина всего 10 километров, - перевел я слова моего начальника. Там и попьете. -
      - Никак невозможно, - ответил англичанин. – Время кофе-брейк.-
         И развернув свой «джип» вернулся к своей уже остановившейся колонне. Нам ничего не оставалось, как ждать. На кофе нас не пригласили.
         Доставив англичан в их расположение, мы холодно попрощались и отбыли восвояси.
         Через пару дней, обиженные поведением англичан, руководители нашего Управления встречать американские войска послали уже меня одного с двумя автоматчиками. На границе меня встретил американский офицер и попросил переехать на американскую сторону, где со мной хотел бы побеседовать господин Мёрфи – американский дипломат, сопровождавший американский гарнизон. Я подошел к дежурному офицеру на КПП и передал ему просьбу американцев. Он потребовал у меня документы. Я передал ему удостоверение личности и командировочное предписание. Офицеры нашего Управления почти ежедневно выезжали в различные командировки, поэтому наша канцелярия размножила на ротапринте стандартный бланк командировочного предписания, куда оставалось только вписать фамилию и звание командируемого, поставить гербовую печать и факсимиле подписи Трусова. Цель командировки тоже была записана стандартно: «Предъявитель сего направляется на выполнение особого задания. Всем военным властям оказывать необходимое содействие». Эта формулировка, подпись и печать Разведывательного Управления штаба «ГСОВГ» производили достаточное впечатление на проверявших. Больше, как правило, никаких вопросов не следовало.
    Не возникло вопросов и у дежурного на КПП офицера и меня с моей охраной беспрепятственно пропустили на американскую сторону. После непродолжительной беседы, в общем-то, ни о чем, с мистером Мёрфи, я поставил свой «Виллис» в голову американской военной колонны и повел ее на Берлин. Американцы кофе по пути не пили. Но, когда мы прибыли в их расположение, пригласили меня на чашку кофе. Попили кофе, покурили, поболтали. Прощаясь, я заметил на столе экземпляр армейской газеты «Старз энд Страйпс» и спросил нельзя ли мне взять ее для изучения американской военной терминологии?
     - Ноу проблем, - ответили мои новые знакомые и вручили мне не только свежий экземпляр, но и два номера за прошедшие дни.
        Когда я докладывал Трусову о выполнении задания, он подробно расспросил о содержании моей беседы с Мёрфи и американскими офицерами, осмотрел полученные мною газеты, приказал сделать ему переводы заголовков всех статей и заметок и сдать, зачем-то, газеты в Секретную часть Управления. Вернувшись к себе, я засел за переводы. Просмотрев переводы, Трусов отметил статьи и заметки, которые я должен был перевести полностью. После чего я сдал газеты в Секретную часть.  На следующий день я получал мои газеты уже под расписку. На них почему-то стоял гриф «Секретно».
       К сделанным мною переводам статей и заметок, отмеченных Трусовым, генерал отнесся со всей серьезностью. И поручил мне через несколько дней снова посетить моих американских знакомых, узнать, как они устроились и не нужна ли какая помощь.
      - Не забудьте захватить газетки, - добавил он на прощание. 
        Позвонив американцам, я получил приглашение и через день снова пил кофе в штабе американского гарнизона. С этого дня наши встречи стали регулярными. До сих пор я не могу понять интереса американских офицеров к встречам и беседам со мной. Я не был носителем каких-либо военных или государственных секретов. Возможно, американцы через меня сохраняли канал связи с нами. Иногда они передавали через меня некоторые просьбы к нашему командованию. То ли это было просто любопытство к человеку из другого мира?
     Для офицеров нашего Управления материалы, переводимые мною из этой небольшой по объему военной газеты представляли серьезный профессиональный интерес. Например, там можно было найти сведения о размещении и передислокации американских войск в Германии, об отправке, отслуживших свой срок в Германии войск в США, номера дивизий, звания и фамилии командиров, прибывавших им на смену из-за океана. Находил я и материалы о демобилизации рядовых и офицеров. Сообщали корреспонденты газеты о событиях, происшествиях и мероприятиях, происходивших в войсках, о настроениях среди военнослужащих.
       Целая серия номеров газеты была посвящена борьбе американских военных за так называемую «фратернизацию». Поначалу, американским военнослужащим, как и нам, было запрещено свободное общение с немецким гражданским населением. Против этого запрещения развернули борьбу молодые американские солдаты и офицеры. Конечно, их интересовало не вообще общение с местным населением, а общение с молодыми немецкими женщинами, оставшимися, практически, без мужского общества. Миллионы немцев погибли на фронтах, миллионы все еще находились в лагерях для военнопленных. Миллионы калек. Десятки тысяч все еще лежали по госпиталям… В поддержку американской военной молодежи выступили и обычные американские средства массовой информации в самих США. В результате эта кампания увенчалась успехом. Думаю, что снятие этого запрета немало поспособствовало развитию симпатий немцев к американцам.
     В общем, из этой газеты я черпал сведения,  которые у нас считались совершенно секретными. А американская военная цензура пропускала их публикацию беспрепятственно.
                                                                        Продолжение следует

29.12.2018 в 22:30

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами