авторів

1310
 

події

178499
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Nikolay_Rabichev » Тюремный дневник отца

Тюремный дневник отца

01.01.1893
село Лубянка, Черниговская, Украина
Николай Вульфович и Леонид Николаевич Рябичевы

Работая над окончанием своей шестнадцатой книги, я, наверно, в сотый раз за последние пятьдесят лет наткнулся в беспорядочных своих архивах на тюремный дневник отца — Рабичева Николая Вульфовича.

Знал я не от него, а от мамы, что он, занявшийся революционной работой с шестнадцатилетнего возраста и в апреле 1917 года вступивший в партию, участвовавший в революции в Саратове и потом два года сражавшийся на Гражданской войне, в 1919 году был приговорен к расстрелу. Одиннадцать месяцев он провел в тюрьме, каждый день ожидая конца, и в самые страшные дни записывал в толстой тетради свои мысли о жизни и смерти, о правде и лжи, о революции и контрреволюции, не понимая, почему и за что его, всю жизнь без оглядки отдавшего добру, приговорили к смерти.

Много раз пытался я начать читать то, что писал он, но (мелкий шрифт, пожелтевший от времени) с трудом прочитывал один абзац, однако смысл его оставался для меня не ясен и расшифровку, из-за недостатка времени, откладывал на другой раз.

В 2009 году другой раз наступил и, вооружившись лупой, потрясенный, я расшифровал все то прекрасное, с чего он, по существу, идеалист и либерал, начал и к каким выводам пришел.

Впервые узнал, каким замечательным человеком была моя бабушка и какой страшной смертью она умерла, какими прекрасными людьми были все его братья и сестры. Как много сделал он полезного для моей страны, и как я сам во всех своих убеждениях и поступках, никогда не думая об этом, оказался похож на него. Понял, что жизнь моей семьи — это один из фрагментов нашей истории, что, пока не поздно, я обязан написать обо всем, о чем смогу.

В тюремном дневнике (который он продолжал и по выходе на волю), письмах и воспоминаниях отца я кое-где исправлял грамматические ошибки, но старался оставить без изменений стиль — ведь это тоже одна из примет эпохи. И последнее: читателей тюремного дневника и последующих воспоминаний отца прошу обратить внимание: дело происходило всего лишь на второй—третий годы революции. Но как же все похоже на то, что происходило все последующее столетие и происходит сейчас!

Отец мой — Николай Вульфович Рабичев (1893—1952) — родился близ города Чернигова в украинском селе Лубянка. Его отец, а мой дед служил в лесном хозяйстве.

Бабушка моя, о которой впервые я узнал из тюремного дневника отца, была бесконечно умной, талантливой и счастливой матерью одиннадцати детей. Семья все дореволюционные годы дружила с проживавшей поблизости в селе Кабаны семьей Кагановичей.

Лазарь Моисеевич, так же, как и мой папа, родился в 1893 году и был другом его вплоть до 1925 года.

За старшего из братьев Кагановичей, Арона Моисеевича, еще до революции вышла замуж моя тетя Вера, а с Юлием Моисеевичем Кагановичем папа дружил до последних дней своей жизни.

Видимо, под давлением бабушки, дедушка на летние каникулы приглашал из Киева студентов, благодаря которым все дети получили гуманистическое, почти гимназическое образование. Достигая четырнадцати лет, мальчики уходили в окрестные города, продолжали свое учение сами в библиотеках, приобретали профессии и все, видимо, под влиянием своей бабушки, вступали в либеральные социал-демократические кружки.

В 14 лет папа стал счетоводом, в шестнадцать на заводе бухгалтером. Отдать жизнь за правду и добро, за то, чтобы люди всего мира жили достойной жизнью, — это было делом чести каждого из членов семьи. Все читали Пушкина, Некрасова, Толстого, Достоевского, Тургенева и Чехова. Все верили в светлое утопическое, коммунистическое будущее. Все любили друг друга.

 

Из письма отца

“Мои дорогие! Что вам писать?

Сообщаю, что я здоров.

О приезде в Саратов и результатах его вы, наверное, знаете от т. Шварцмана.

Завтра, в четверг, 4 сентября, мое дело будет разбираться в Революционном трибунале.

Предвидеть заранее приговор трудно.

Но думаю, что буду оправдан, так как никакой вины за собой не чувствую.

Скорее всего, отсюда я отправлюсь на фронт... Завтра на суде вопрос будет решен.

После суда напишу подробнее.

Всего наилучшего. Целую всех крепко, прошу передать домой, что я живу и буду жить, чтобы за меня не беспокоились.

Ваш Коля”.

 

4 сентября 1919 года он был приговорен Ревтрибуналом к расстрелу.

Дата публікації 29.11.2018 в 11:44

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2023, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: