авторів

900
 

події

128820
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Tatiana_Passek » Младенчество - 1

Младенчество - 1

01.11.1811
Новоселье, Тверская, Россия

МЛАДЕНЧЕСТВО
1813--1814

 

 

   И перед ней воспоминанья

   Так ясно начали.......

   Вставать из тусклого молчанья,

   Что образы иных времен

   Совсем воскресли как живые;

   Все люди близкие, родные,

   И каждый стул, окно иль дверь --

   Все живо, вот как бы теперь;

   И, видя прежние предметы,

   Она сама перед собой

   Опять является такой,

   Какой была в иные лета.

   Огарев.

 

 

Он перед моими глазами развивался из своей младенческой хризалиды (куколки (от франц. chrysalide -- куколка бабочки) к жизни полной[1].

 

 

 Не приведи бог никому переживать то, что привелось переживать мне в 1860 годах. Душевные страдания, в которых утекает жизнь, длились годы, и завершились утратой, страшной утратой -- далеко от меня[2]. Мне давали понять несчастье намеками, взглядами, подготовительными телеграммами -- не догадывалась. Чтобы понять возможность совершившегося, мне надобно было увидать, надобно было дотронуться, и я дотронулась до гроба. Как я не умерла у гроба -- не знаю; не помню даже, плакала ли. Знаю только, что я годы умирала, годы плакала. И теперь, уже у близкого свидания с утраченными, порой плачу жгучими слезами -- слезами осиротелой матери. Здоровье мое таяло; оставшимся у меня становилась бесполезна. Я не умирала и не жила. Меня уговаривали ехать в деревню, не хотелось оставлять Москвы, в окно одной из комнат нашего дома виднелся немного Симонов монастырь; каждое утро я входила в эту комнату посмотреть на то место, где они, поздороваться с ними[3]. Меня уговорили уехать.

   Была весна. Мы наняли барскую усадьбу в небольшой подмосковной деревне. Быть может, думала я, здесь отдохну, успокоюсь, -- не отдыхалось, я чувствовала нестерпимую усталь и не знала, куда себя девать. Праздное горе истомляло меня.

   Раз в половине лета, оставшись одна, прилегла я в гостиной на диване. Вокруг меня не было ни звука, ни движения, только из дальней пустоши доносилась песня и как бы удвоивала тишину. Полуденное солнце, пробираясь сквозь занавесы, опущенные на раскрытые окна и двери балкона, наполняло комнату мирным полусветом. Гармония и глубокое спокойствие целого отозвались благотворно в больной душе моей, -- я отдыхала и задумалась о былом. Образы, ушедшие в вечность, возникали перед моим внутренним взором, и так радостно обступали меня, что мне жаль стало расстаться с ними, захотелось удержать эти духовные виденья, -- это возможно, думала я, они не сны, они жизнь, -- моя жизнь, я облеку их в живое слово, и помимо себя они останутся со мною, спасут меня, воскрешая жизнь "из дальних лет", -- и стала писать воспоминания[4].



[1] Первый эпиграф из поэмы Огарева "Сны" (1856--1857); источник второго, принадлежащего, по-видимому, Герцену, установить не удалось.

[2] В 1867 г. за границей умер старший сын Т. П. Пассек Александр,

[3] На кладбище Симонова монастыря были похоронены муж Т. П. Пассек и их умершие в младенчестве дети. Там же был похоронен и Александр Пассек.

[4] О времени, когда Пассек начала писать свои воспоминания, и о мотивах, побудивших ее к этому, см. во вступительной статье к настоящему изданию.

21.09.2018 в 17:00

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами