авторів

965
 

події

139000
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » VSharov » "Когда Шера в форме". Истории моего отца - 2

"Когда Шера в форме". Истории моего отца - 2

01.01.1937
Архангельск, Архангельская, Россия

Отец начинал как генетик, учился у Николая Кольцова, но потом стал журналистом, и уже корреспондентом “Правды” в тридцать седьмом году участвовал в первом зимнем трансарктическом перелете Москва — Уэлен (крайняя западная точка Чукотки и вообще Евразии) — Москва. Туда летели через Красноярск и Колыму, обратно — вдоль всего побережья Ледовитого океана до Архангельска, а затем в Москву. В экспедиции, как это и бывает обычно, практиковалось естественное распределение обязанностей. Отец писал не только за себя, но и за всех остальных, так как каждый из членов экипажа тоже числился корреспондентом какой-то большой газеты.

После остановки на Чукотке они, если все будет в порядке, должны были лететь дальше, на Всемирную выставку в Америку, в город Портленд. Командир их экипажа Фабио Брунович Фарих был настолько знаменит в Америке, что еще долго после этой, так и не добравшейся до САСШ экспедиции там выпускались сигареты, которые так и назывались: “Фарих”. Они прошли весь маршрут, когда недалеко от Уэлена в воздухе у них поломался один из моторов. Сели они чудом. Но настоящим чудом отец считал не посадку, а поломку самолета, так как, долети они до Портленда, их по возвращении расстреляли бы как американских шпионов.

В Архангельске — конечной точке своего арктического перелета — они были встречены как герои, все получили ордена, день за днем шли банкеты и чествования. Банкеты им скоро осточертели, идти надо было в надетых на голое тело кухлянках: в жарко натопленной зале сидеть в таком костюме — мука. Когда командир самолета, идя на очередной прием, не позвал отца, тот был только рад. Но когда его не взяли и на второй, и на третий, он удивился, обиделся и потребовал объяснений. Командир молча указал на толстую пачку вскрытых писем, лежавшую у него на тумбочке, повернулся и вышел.

В пачке было около восьмидесяти адресованных отцу посланий: тридцать от брошенных детей, сорок от жен и девять от матерей (его газетный псевдоним — Шаров — был весьма распространенной фамилией). Каждый из корреспондентов носил ту же фамилию, что и он, каждый верил, что он их отец, муж или сын, молил забыть все плохое и вернуться обратно. Письмо одной из жен было так прекрасно, что отец до конца своих дней жалел, что к ней не поехал. Когда команда возвратилась с банкета, отец сказал им: “Хорошо, вы могли поверить, что я бросил тридцать детей, сорок жен, но как я мог бросить девять матерей?” Командир, еще не протрезвевший после банкета, долго раскачивался с носка на пятку и обратно, потом наконец нашел точку равновесия и, указывая на отца пальцем, медленно произнес: “Достаточно и одной…”.

17.08.2018 в 18:31

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами