авторів

947
 

події

136848
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Wilhelm_Küchelbecker » Дневник 1831 - 4

Дневник 1831 - 4

18.12.1831
Свеаборг (Суоменлинна), Хельсинки, Финляндия

18 декабря

Отдал "Отроков"; писал к матушке, а при письме немецкие стихи;[1] не знаю, хороши ля они или худы, только надеюсь, что они принесут моей старушке удовольствие; помню, как она [бывало] носилась с какими-то, которые я ей прислал, будучи еще в Лицее, читала их покойнице Анне Ивановне, Наталии, Эмилии Федоровне,[2] сберегла их и показала мне лет шесть спустя. Стихи припишу в конце сегодняшней заметки. В статье "Uber die asthetische Erziehung" много глубокомысленного, и Шиллер является в ней совершенно зрелым мужем; в одной из прежних "Was heifit Universalgeschichte?" {"Что такое всеобщая история?" (нем.).} etc. находится пылкая похвала 18-му столетию; как совсем иначе говорит он об этом столетии здесь![3] Пользу изящных искусств Шиллер полагает не в мнимом нашем улучшении, которого многие от них требуют, но в освобождении человека как из-под ига чувственности, так и из-под приневоливания мыслящей силы, в слиянии сих двух борющихся между собою стихий и в восстановлении тем возможности самовольного избрания или того, к чему влекут нас ощущения, или того, чего хотят от нас законы ума; главною же выгодою изящного воспитания находит он устранение препятствий, удерживающих человека исполнить предписания своего высшего предназначения. Но красота перестает быть красотою, как скоро душе дает определенное направление, и потому-то так нелепы все поучительные и назидательные выродки поэзии. Впрочем, я еще не кончил всей статьи.

1

Pfeifend fegt die todten Folder

Braust und wirbelt Sturm und Schnee.

Heulend neigen sich die Walder,

Kalter Stein ist Bach und See.

Aber in des Winters Toben

In des Jahres dustrer Nacht

Fallt ein reines Licht von oben,

Das dem Geist, wie Eden, lacht.

Hort es aller Menchen Ohren,

Engel Gottes lobt und singt:

Christus ist der Welt geboren,

Der uns Heil und Gnade bringt.

2

Ja, an diesem schonen Tage,

Weiche, fliehe Gram und Schmerz,

Schweige du, des Lebens Plage,

Sorge, driicke nicht das Herz!

Allen giebt des Festes Sonne

Allen das verlohrne Gluck

Allen die gesuchte Wonne,

Allen Seeligkeit zuriick.

Erd' und Himmel schliessien

Friedcn Friede sang in jeder Brust

Dort ist jeder und hienieden

Eines Vaters sich bewusst.

3

Freude in des Aethers Raumen

Fullt das UnvenneBte aus;

Zu den heitern Weihnachtsbaumen

Ruft die Freude jedes Haus.

Wenn des Seraphs Hymnen schallen

Vor des Schopfers Angesicht

Hort er auch des Sauglings

Lallen Und vergifit des Staubes nicht.

Nichts 1st klein dem Blick der Liebe

Nichts ist ihrem Blick zu Grofi.

Liebe pflegt der Mutter Triebe

Und das All in einem Schoss.

4

Doch was lacht auch in der Feme,

Wie Vergissmeinnichtes blau,

Glanzet wie des Abends

Sterne Leuchtet wie des Morgens Thau?

Welch' em paradisisch Weben

Haucht mich an mit Schmerz und Lust?

Welch' ein neues reges Leben

Wogt in meiner vollen Brust?

Seh ich denn dich endlich wieder,

Dich, den ich beweinen mufi,

Steigst du wirklich zu mir nieder,

Meiner Unschuld Genius?

5

Und ich blick umher und frage:

Kehrt zuriick der Stunden Lauf?

Meine langst verbluhend Tage

Stehen sie vpm Grabe auf?

Stimmen, mir bekannt und teuer

Rauschen um mein traulich Ohr.

Was da ist, bedeckt ein Schleier:

Wieder bin ich vor dem Tor;

An der Schwelle bin ich wieder

Meines Lebens, froh und blind

Hore meiner Hoffnung Lieder,

Seelig bin ich, bin ein Kind.

6

Sie sind mit gesammelt alle

Die das Schicksal mil geraubt:

Zu der heimathlichen Halle

Seh' ich dem geliebtes Haupt.

Mutter, Freundin meiner Jugend,

Memer Kindheit Fuhrerin,

Ueren fromme, lautres Tugend

Deren hoher Heldersinn

Wicht aus diesen Zeiten stammet,

Wo die Selbstsucht Thaten wagt,

Wo kein reines Feuer flammet,

Wo kein Herz wie deines, schlagt.

7

Und bereitet sind die Gaben,

Und die Kerzen brennen klar,

Dass doch Stunden Flugel haben

Und mein Gliick ein <нрзб.> war?

Seelig wont ich nur im Traume;

Ach, der goldne Traum geschloss,

Gleich dem leichten, weifien

Schaume In der Wellen schwarzen schoss.

Duster sind die Fenstern Mauern,

Niemand meiner Lieben da -

Ewig word' ich um sie trauern

Das mein Wunsch ist ilinen nah.

8

Wie das schonste Fest der Erde

In des Winters Dunkel fallt,

Also, Teure Mutter, werde

Deines Winters Nacht erhelt:

Mogst du Trost und Ruh und

Freud e Nehmen von der Tochter

Hand Ahnlich sind sie ja die beide,

Allem edlen ja verwandt.

Stillen werden sie das

Lehnen Deiner leiderfullten Brust,

Trocknen deiner Wangen Traneo,

Lindern jeglichen Verlust. {*}

{* 1. Свистя, несутся по мертвым полям, Бушуют и завывают бураны. С воем наклоняются леса, Ручей и озеро стали холодным камнем. Но в зимнюю бурю, В мрачную новогоднюю ночь Падает сверху чистый свет, Который улыбается душе, как рай. Слушайте, все люди: ангел славит бога и поет: на свет родился Христос, который принесет нам спасенье и благодать. 2. Да, в этот прекрасный день Уходи, улетай, скорбь и боль, Умолкните, мученья жизни, Забота, не сжимай сердце! Всем возвращается солнце праздника, Всем - потерянное счастье, Всем - искомое блаженство, Всем - духовная благодать. Земля и небо заключают мир, Мир поет в каждой груди. Там (наверху) и внизу Каждый осознает своего отца. 3. В небесах радость заполняет неизмеримое пространство. К веселым рождественским елкам Каждый дом призывает радость. Когда раздаются гимны серафима Перед ликом творца, Он слышит также лепет младенца И не забывает о земном прахе. Ничто не мало для взгляда любви, Ничто для ее взгляда не слишком много. Любовь сохраняется заботой матери, И вселенная в ее лоне <?>. 4. Что смеется в дали, голубой, как незабудка, Блестит, как вечерние звезды, искрится, как утренняя роса? Какое райское дуновение Овевает меня болью и радостью, Какое новое волнение в моей полной груди? Вижу ли я снова тебя наконец, Тебя, кого я должен оплакивать? Ты ли нисходишь ко мне действительно, дух моей невинности? 5. И я оглядываюсь вокруг и спрашиваю: Не обратился ли вспять бег часов? Мои давно отцветшие дни - Не восстают ли они из гроба? Голоса мне знакомые и дорогие Звучат для моего печального слуха. То, что там, покрыто завесой, Снова я перед вратами. Я снова стою на пороге Моей жизни, радостный и слепой, Слушаю песни моих надежд, Я счастлив, я дитя. 6. Они собрались все, Кого похитила у меня судьба: В родном зале Вижу я любимую голову. Мать, подруга моей юности, Путеводительница моего детства, Чья скромная, чистая добродетель, Чей высокий героический дух Не на этих времен родом, Где эгоизм руководит поступками, Где не горит чистый огонь, Где ни одно сердце не бьется, как твое. 7. И уже готовы дары, И свечи горят ясно, Что же у часов нет крыльев, и мое счастье <нрзб.>? Счастливый живу я только в мечтах. Ах, золотые мечтания исчезают, Подобно легкой белой пене, Которая тонет в черных волнах. Мрачны крепостные окна, Не видно в них моих любимых, Вечно буду я о них печалиться, Так как мое желание быть рядом с ними. 8. Как самый прекрасный праздник на земле Приходит во время зимнего мрака. Так, дорогая мать, будет озарена ночь твоей зимы: Ты сможешь получить радость, покой и утешение Из рук дочерей. Они обе так похожи, Так родственны всему благородному. Они станут опорой Твоей наполненной страданием души, Высушат слезы на твоих щеках, Облегчат любую утрату.  (нем.).}

 



[1] ...писал к матушке, а при письме немецкие стихи... - Матушка - Юстина Яковлевна Кюхельбекер (урожд. фон Ломен, 1757-1841). Немецкие стихи - псалом на рождество, написанный в духе типичных лютеранских псалмов; кроме этого стихотворения, Кюхельбекер написал матери на немецком языке стихи "Матушке в день ее рождения". На немецком языке написаны им и четыре строки "Надгробие матушке". Текст псалма на рождество публикуется впервые; до недавнего времени он считался утраченным.

[2] ...читала их покойнице Анне Ивановне, Наталии, Эмилии Федоровне...- Анна Ивановна Брейткопф (урожд. фон Парис, 1751-1823) -начальница Екатерининского института благородных девиц в Петербурге, жена преподавателя того же института Б. Т. Брейткопфа (1749-1820), мать Наталии Федоровны (в замужестве Дирина, ум. в 1838 г.) и Эмилии Федоровны (1790-1851). Семья Брейткопф была очень дружна с Кюхельбекерами; Вильгельм писал, что считает Наталью и Эмилию такими же сестрами, как Юстину и Юлию.

[3] ... как совсем иначе говорит он об этом столетии здесь! - О XVIII веке Шиллер писал в лекции 1789 г. "О задачах изучения всемирной литературы" и шесть лет спустя в "Письмах об эстетическом воспитании" (1795). В первой он прославлял не только нравственные и научные достижения XVIII в., но и религиозную и политическую систему Германии, видя в ее государственном строе разумную целесообразность. Пафос лекции состоял в том, что изучение всемирной истории объясняет нынешнее положение любой страны. "Письма об эстетическом воспитании" содержали резкую критику "зла" XVIII в. с его феодально-буржуазными порядками, близкую идеологии русских декабристов. Современное государство, по мнению Шиллера, создает основу для развития грубых и беззаконных инстинктов низших классов и для растления высших.

05.08.2017 в 12:27

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами