авторів

947
 

події

136730
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Nataliya_Sido » Мамины рассказы. Я не просил воевать

Мамины рассказы. Я не просил воевать

12.12.1942
Москва, Московская, Россия
1957. Мама и я

Мы возвращались с дачи. Еле втиснулись в электричку. Мама была уставшая, но очень довольная: картошку посадили. Успели до 9 Мая. Почему именно до этого праздника надо было ее сажать каждую весну, мама мне не объясняла. Надо и все.

Народу в вагоне становилось все больше, стояли практически на одной ноге. Видела, что мама очень устала. Боялась, что плохо еще станет. Ей тогда было  около семидесяти. Не старушка, конечно, но и не юная особа.

- Молодой человек! – обратилась  к молодому парню. - Не могли бы вы место уступить моей маме. Она очень устала, а ехать еще полтора часа.
- Я тоже устал. Сидела бы дома, раз так устает.
- Я обратилась к вам с просьбой. Нет, так нет. Только комментарии совершенно излишни.
- Наташа, не надо, я постою, все нормально, - вмешалась мама.

- Да что же нормального? Ты участник войны, пожилой человек, стоишь, а юный «герой» сидит да еще советы дает.
- А мне какое дело: воевала она или нет. И что я от их победы получил?  Я ее не просил воевать и немцев побеждать.

У мамы потекли слезы. Я растерялась и уже не рада была, что решила  заботу проявить. Несколько более взрослых людей встали, уступая место маме.  Она всхлипывала и повторяла: «Нет, нет. Я не сяду. Я постою. Спасибо».

Стоявший рядом мужчина взял юного  «героя» за воротник, поднял с места и спокойно сказал: «Присаживайтесь, мамаша. А мы покурить выйдем или воздухом подышим. Мне кое-что объяснить парню надо».
- Не надо, не объясняйте, не обижайте его, - запричитала мама.
- Ох, надо, мамаша. Очень надо. Но бить не буду. Не волнуйтесь. Потому что боюсь убить этого подонка. Не хочу руки об него марать.

- Простите меня, бабуля. Я не хотел Вас обидеть, - сказал парень и стал пробираться к выходу.
 Люди, слышавшие этот разговор,  возмущались и в след ссутулившемуся и сжавшемуся парню говорили очень не добрые слова.

- Присаживайтесь. И не расстраивайтесь Вы так. Идиот. Натуральный. Вы расскажите нам что-нибудь. Ехать долго. Завтра праздник такой замечательный. Расскажите, - сказал мужчина, вмешавшийся в наш разговор с парнем. – Вы завтра к Большому театру пойдете?
- Нет, не пойду. Мы с мужем несколько раз ходили. Никого там из наших друзей не встретили. Очень расстраивались. И перестали. Да и муж уже умер.  А вот к Могиле Неизвестного солдата поеду. Я всегда там 9 Мая бываю. Куплю цветочки, чтобы на могилу положить.
 
- А что же так? Почему никого не встречали?
- Да я перед войной на Кавказе жила. В Адлере призывалась. Наши однополчане  в тех краях в основном живут.

- Ну, не плачьте. Пожалуйста. Расскажите нам что-нибудь. Ведь  было что-то забавное на фронте.

- Все было. Как и в жизни без войны: и страшное, и плохое, и хорошее, и смешное... Ну, ладно. Вот, вспомнила один эпизод. Вроде смешной.
Мы  получили паек. В тот день нам сухофрукты выдали: изюм и чернослив. Идем с девочками, такие радостные, веселые. Еще бы –  вкуснятину такую  дали. Придем, по маленьким мешочкам распределим, чтобы на месяц хватило. В это время  слышим – летят.

- Кто летит? – спросила девочка лет семи,  сидевшая на руках у немолодой женщины.
- Самолеты фашистские летят, деточка. Летят и бомбы сбрасывают. Взрывы, гул. Так страшно стало. Ну, одна из наших девочек крикнула: «Давайте сюда. Скорее! В дом!». Забежали мы, дурехи, в этот  пустой дом. А взрывы все ближе и ближе. Окна из дома выбило. Даже комья  земли  залетели.

- Все. Конец. Сейчас нас накроет,  - закричала одна из девушек. – Да я хоть перед смертью наемся. В последний раз.

И стала она быстро-быстро в рот запихивать  чернослив. Ну и мы все тоже. Глотаем, почти не жуем. Словно боимся, что у нас немцы сейчас этот чернослив отнимут. Уже и не плакали больше, и бояться перестали. Нас человек десять было. Вот и представьте картину – девушки в форме сидят на полу и горстями изюм с черносливом уплетают. А рядом взрывы, самолеты низко летающие…

Только доели – и бомбежка прекратилась. Не попали в наш дом.  Тихо так стало. Поняли, что живы  остались. И тогда  другая девушка как закричит:
- Да что же ты нас  заставила все съесть! Как целый месяц жить без сладкого будем? Да я тебя сейчас сама убью. Ты провокатор.
Мы ее за руки схватили, кто-то ее обнял. А потом все как заревем… Вот действительно  жалко было, что все съели. Так ревели. А потом смеяться стали. Долго успокоиться не могли.

- Я думаю, что это у вас массовый психоз был. Так бывает. Коллективный страх разные формы иногда принимает, - сказала женщина, стоявшая недалеко от меня.
- Да, уж не знаю про этот коллективный психоз. Но вот на следующий день мы на дежурство уж точно коллективно выйти не могли. Не в форме были.

- Не понял, мамаша, почему не в форме?
- Да потому, что по килограмму чернослива съели. А он ведь как слабительное действует. Над нами потом весь полк смеялся. Вот опозорились как. Правда, ребята нам  изюм  отдали. А чернослив мы у них не стали брать. Наелись надолго.
Вот такой смешной случай. Или не очень? Что-то вы и не смеетесь даже…

18.07.2014 в 17:36

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами