авторів

938
 

події

135066
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Pavel_Akselrod » Раннее детство - 7

Раннее детство - 7

15.11.1860
Шклов, Могилевская, Беларусь

Я говорил уже, что я жил – приблизительно на положении камердинера – у одного из учителей. Ко мне часто, почти ежедневно, приходил один великовозрастный ученик, лет 16. Он много и гладко рассказывал про себя и про свою семью, я принимал все его небылицы за чистую монету, и он мне казался чрезвычайно умным и хорошим. В конце концов, я проникся к нему великим уважением и доверием.

Однажды я отправился на базар за покупками для учителя. Мой приятель, оставшись один в квартире, вытащил часы учителя и преспокойно ушел. Учитель вернулся домой поздно ночью (он засиделся в гостях, играя в карты). Он сразу обнаружил пропажу и позвал меня:

– Где мои часы?

Я ему ответил:

– Вероятно, вы забыли их в гостях.

– Нет, я оставил их дома. Да вот и замок сломан у стола. А Белкин не был у тебя ?

Не допуская мысли, что мой приятель мог оказаться вором, я подтвердил:

– Да.   

– Значит, он и стащил часы, – решил учитель. Я стал спорить:

– Не может быть! Вероятно, вы забыли часы в гостях.

На следующий день в школе смотритель вызвал меня к себе и сказал:

– Наверное, это Белкин стащил часы. Ты должен знать это.

И он пригрозил, что, если я не подтвержу вину Белкина, меня будут сечь. Меня самого они ни одной минуты не подозревали в краже, но у них, по-видимому, мелькнуло предположение, что я из жалости или из дружбы не хочу выдать приятеля.

Я продолжал настаивать:

– Нет, это не Белкин.

Смотритель отпустил меня. Больше ни он, ни учитель уже ни разу не вспоминали об этой истории, и отношение их ко мне после этого ничуть не ухудшилось. А между тем, их подозрение против Белкина было совершенно основательно, – спустя три года, когда я был уже в гимназии, учитель сообщил мне, что Белкин тогда, действительно, украл часы: открылось, кому он их продал.

Так вот я должен сопоставить отношение, проявленное ко мне в этом случае, с господствовавшими в то время нравами. Ведь как легко было заподозрить в краже и жестоко обидеть нищего «жиденка», а смотритель-поляк этого не сделал, он поверил искренности моего отрицания!

Я до сих пор вспоминаю о нем с чувством глубокой признательности и любви. В лице смотрителя и его жены я впервые пришел в непосредственное соприкосновение с «панами» и на его примере увидел, что и среди «гоев», и притом принадлежащих – по моим тогдашним понятиям – к власть имущим, могут быть люди, не только не враждебно относящиеся к евреям, не только не жестокие, но даже добрые к евреям.

 

Но все же это был единичный, исключительный случай. В общем же, взаимоотношения еврейского и христианского населения Шклова, под непосредственным влиянием которых формировались мои представления в раннем детстве «о гоях» вообще и «панах», в частности, отличались по существу теми же чертами, что в деревнях и местечках Черниговской губернии в 50-тых годах. Только в Шклове еврейское население представляло сплоченную среду, целое общество, резко отделенное от христианского населения «территориально» (особые улицы), своей общинной администрацией и особыми судьями (еврейскими) для разбора спорных дел между евреями. 

28.06.2016 в 12:41

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами