авторів

1418
 

події

192560
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Grigory_Drozdov » Повесть о похищении невесты - 4

Повесть о похищении невесты - 4

12.07.1917
Сызрань, Самарская, Россия

Повесть о похищении невесты 4

 

IV

Сумею ли я передать волнение от так тронувшего меня рассказа?

Он родился в соседнем губернском городе, окончил там гимназию, хотел учиться и дальше, но… должен был приняться за заработок, чтобы и не обременять родню, людей небогатых, но вырастивших и содержавших его. Ему повезло, в Самаре он пробился в хорошую фирму и вскоре занял в ней приличное положение. Друзей у него было немного.

 

Хотя он не чуждался и новых людей, компаний. Были у него и знакомые женщины, мимолетные увлечения, которые возникали так же легко, как и забывались. Но однажды на благотворительном вечере в Коммерческом клубе он увидел девушку. Темные синие глаза, тяжелая русая коса, звонкий смех, плавная легкая походка… Она выделялась из окружающих подруг: была в ней какая-то неуловимая особенность, которая отличала ее от других. Он наблюдал за ней издали — она танцевала с известными ему молодыми людьми из лучших домов города. Кто она? Можно было, конечно, разузнать, но смятение овладело им, и он не стал никого расспрашивать.

Неделю спустя он увидел ее снова — шла по улице. Шаль окутывала ее лицо, но он сразу узнал те глаза, забыть которые ему было невозможно. Он стал мечтать. Смотрел на себя в зеркало: на него глядел молодой человек внешности не худшей, чем все те маменькины сынки, что окружали ее тогда на балу… Шли дни. Синие глаза мерещились повсюду. И вдруг он встретил ее снова. Наяву. Окруженная молодыми людьми, впорхнула она в вестибюль того же клуба. Прошла совсем близко, почти рядом, и взгляд ее равнодушно скользнул по нему…

 

В зал, где уже сдвигались стулья, освобождая место для танцев, он вошел вместе со знакомым коммерсантом и едва не столкнулся с ней. Извинился. А коммерсант весело поприветствовал ее и тут же познакомил с «молодым рыцарем чайных дел».

Это случилось неожиданно, и вначале ему было трудно преодолевать непонятное смущение, ему не присущее; непривычная сдавленность и даже робость сковывали его. Ничего подобного не испытывал он перед другими, так «приколдовала» его эта девушка, без любопытства вскидывающая на него глаза и задававшая ничего не значащие вопросы. Не узнавая самого себя, он с трудом преодолевал эти новые ощущения.

 

А дальше все пошло как в романах. В тот вечер ему даже удалось потанцевать с ней. Позже они случайно встретились на улице и он прошел с ней несколько кварталов. А после встречи становились уже и неслучайными, он знал, где она может появиться, и ждал ее там. Теперь он разговаривал с ней о тысяче разных мелочей, совсем непринужденно, но при этом каждый раз внутренняя робость все же не оставляла его.

В зимние дни, если не намечались редкие вечера танцев в клубе, развлечение оставалось одно — каток. Коньки он освоил с детства и стоял на них, пожалуй, не хуже, чем на ногах. Невозможно было этого не заметить. Заметила и она. С тех пор они катались вместе, все чаще и чаще отдавая предпочтение ему, и он страдал, когда ему казалось, что она слишком уж благосклонна к кому-то другому. И после катания желающих нести ее коньки до дома была уйма, хотя вскоре он стал едва ли не единственным из ее провожатых.

 

Поначалу он удивлялся, почему столько молодых людей уделяют свое внимание именно ей, ведь рядом было немало столь же красивых девушек из числа ее подруг. Но вскоре понял, узнав, что она дочь крупного дельца, ворочающего миллионными делами. По матери — сирота, воспитывалась под наблюдением тетки, отец был занят своими торговыми делами. Это был старого закала русский купец, крутой нравом, но не чуждый духу времени. Дал дочке возможность учиться, в прошлом году она окончила женскую гимназию. Однако он мыслил будущее дочери лишь в одном плане: «деньги идут к деньгам». Только знатный человек с капиталом мог бы рассчитывать с ним породниться.

 

Тетка смертельно боялась брата, но как простая русская женщина, добрая и любящая племянницу, не стесняла ее свободы. Свою задачу она видела в том, чтобы в доме было чисто, сытно и чтобы, упаси бог, в нем не появлялись «несемейные» мужчины. Впрочем, как и во всех губернских городах, молодые люди могли встречаться компаниями, не оставаясь наедине. Она тоже была не против.

Тетка оставалась спокойной, ибо привыкла смотреть на племянницу как на маленькую еще девочку. Давно ли она нянчила ее на руках? Вот закончит «ученье», а тогда пусть отец позаботится подыскать девушке хорошего человека. Пусть вьются вокруг нее кавалеры — теперь ведь все не так, как в старину. Возникали иногда небольшие страхи. Ими она делилась с любимицей. Но та смеялась детски невинно. Нет, она не помышляет еще о женихах.

 

Но миллионы отца вкупе с внешностью их наследницы привлекали многих. В числе их были и такие, которых не отверг бы и отец. Мой неожиданный новый приятель учел это, но он ведь ничего определенного не ждал и не добивался. Он влюбился в нее, не думая ни о каких деньгах. В душе его разгоралось все заполняющее пламя, его неудержимо влекло к ней.

В компании молодых людей, окружавших ее, он чувствовал себя случайным, ненужным и лишним. Его простые отношения к девушке их круга удивляли кое-кого, кого-то побуждали к подозрительности и высокомерию. Да, это были люди, прочно обосновавшиеся на недоступных ему ступенях общества. Тогда он острее ощущал свою неразрывность с ней, но к радости участившихся встреч примешались тоска и размышления о будущем.

 

Начисто позабыв о сегодняшней собственной неудаче, я жадно вслушивался в эту казавшуюся мне такой понятной историю…

Пробежали мартовские ручьи, солнце обнажило землю, разрушило волжские льды. Затем пришло половодье, затопившее берега. Воздух наполнился веселыми шумами, воцарилась несущая радость весна. Большой компанией они устроили прогулку на лодках по полузатопленным островам. В одной из заводей они причалили, сошли на покрытый ранней зеленью берег. Майский день был нежарким, настроение — отличным. Всей ватагой попивали вино, поедали приготовленный заранее провиант, пели песни, танцевали, веселились, в наступивших сумерках грелись у пылающего костра. Самый подходящий момент для того, чтобы признаться в своих чувствах, но, снова заробев, сделать это он так и не смог.

 

Возможно, скоро, даже совсем скоро, отец серьезно займется ею, чтобы выбрать ей жениха из своего круга. И она станет навсегда потерянной для него, не умеющего и не смеющего сказать ей самое важное и главное. Хотя, кто знает, может, она хочет от него услышать именно то, что он так и не посмел сказать? Не она ли сама устроила эту предвечернюю прогулку по бульвару у Волги? Уходили последние их дни, и обоим становилось от этого грустно. Они шли молча, сердца их бились в неясной тревоге и ожидании чего-то. На бульваре зажглись тусклые фонари, а в реке отражалась, качаясь, серебристая луна. Они присели на скамейку близко друг к другу, он взял ее за руку, она вздрогнула и потянулась к нему. Он обнял ее, прижавшись губами к ее горячим губам.

 

Немного было сказано в тот вечер, но на слово «любимая» ответом прозвучало «любимый». И ясным стало одно: жить друг без друга они уже не смогут.

И она рассказала все тетке. Та ужаснулась. Ее девочка на краю опасности, может быть, гибели! Что это за человек, завороживший ее? Без роду без племени! Да как осмелился он? Что скажет брат ей, старой дуре? Как недоглядела? Статочное ли дело, связаться с каким-то молодцем, не имеющим гроша за душой? Нет, этому не бывать!.. Тайна дошла до отца.

 

Тот вскипел неистовым гневом. И через несколько дней увез ее сюда, в городок N, до того не выпуская из дома. Только письмом она сумела известить об этом. Любимый, это ничего не изменяет, она думает лишь о нем. Любит, и будет любить только его одного, и выйдет замуж только за него, даже если для этого ей пришлось бы убежать из дома!

 

Да, смелости и решительности у нее больше, чем у него самого. Но и он не мог и не стал ждать. Пришел в дом ее отца. Дверь открыла служанка. Он представился, она впустила его, попросила подождать. Вышел и сам купец — надменный, самодовольный. С бесцеремонностью осмотрел его с головы до ног, разговаривать не стал, а показал шиш и указал на дверь.

 

А здесь, в городке, у отца ее была большая усадьба за городом. Старинное поместье, ранее принадлежавшее разорившимся дворянам. Теперь томится она здесь под неусыпной бдительностью домочадцев и дворни. Он отправился посмотреть на эту «крепость». Да! Усадьба окружена высокой каменной стеной с железными воротами. Трудно даже и мечтать о встрече. И, конечно же, здесь все предупреждены о возможном его появлении. Кулаки сжимались сами — надо что-нибудь придумать.

Образ любимой девушки витал над ним. Она ведь сама писала: «Хотя бы для этого пришлось убежать из дома». Бедная милая девочка! Она крепится и храбрится, но, конечно, страдает, томится, ждет… Устроить побег? Идея захватывала его все больше и больше.

 

Прежде всего — хладнокровная подготовка. Надо хорошо изучить обстановку. Он решил прибегнуть к маскараду. Отрастил усы и бороду, достал себе картуз и пеструю косоворотку, в книжной лавке купил несколько новых романов, сложил их в саквояж и в таком обличии приличного офени предстал перед воротами усадьбы. Постучал кнокером. Приоткрыл дверь мужик, похоже, дворник. Он поздоровался.

 

— Если в доме есть барышни, то у меня для них несколько французских романов. Недорого.

— Чего?

— Книги, которые любят читать женщины, — пояснил он и показал одну, вынув из саквояжа.

— Подожди здесь, спрошу.

Пришла женщина из прислуги, переспросила, чего ему надо. Он учтиво ей объяснил. Спрошу у хозяйки, был ее ответ.

Минут через десять дверь, наконец, вновь открылась, и он увидел ее. Снял картуз, поздоровавшись, а она обомлела, вмиг узнав его. Но виду не подала.

— У меня замечательные книги, если вы на них любительница.

— Да, я люблю книги. Входите.

 

Он вошел во двор, вынул из саквояжа стопку книг и указал пальцем на одну из них. Она взглянула на нее и сказала служанке:

— Принеси мой кошелек.

Улыбнулась ему, хотя на лице у нее были слезы. Оба выдерживали свои роли, дабы кто-нибудь даже издалека не заподозрил неладное. В той книжке была записка. Не вынимая ее оттуда, она прочла, что если готова покинуть с ним родительский дом и препятствия ее не пугают, то через три дня, в субботнюю ночь, он придет за ней и выкрадет. Приготовь то, что хочешь захватить с собой. Ему лишь надо знать, где ее комната и окно, остальное пусть ее не беспокоит.

 

А пока она это читала, он осмотрелся. Большой желтый хозяйский дом, во дворе народ: дворник, конюхи, прочая прислуга. Кругом стены, на привязи — огромные псы, несомненно, спускающиеся на ночь с цепи. Рекогносцировка вышла неутешительной. Но ничего, все можно предусмотреть.

— Мои два окна на втором этаже справа от входной двери, конечно же, я согласна, милый. И буду ждать.

 

Служанка вернулась, она расплатилась с ним, оставив себе все книги.

Он на день съездил в свой родной город и договорился с другом, давним приятелем, который обожал приключения и с радостью согласился помочь. Они вместе составили план действий, все было обдумано и предусмотрено до мелочей. Сегодня (сегодня ночью!) похищение должно было состояться. Но оказалась непредусмотренной одна деталь: его друг не приехал. Весь день он ждал: прошли пароходы, прошли поезда, с которыми можно было его ожидать, — друга не было. Проклятая судьба рвет в клочья надежды и мечты!

Дата публікації 13.06.2023 в 21:28

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright
. - , . , . , , .
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: