автор≥в

1417
 

под≥њ

192338
–еЇстрац≥€ «абули пароль?
ћемуарист » јвторы » Vadim_Shverubovich » ѕервые впечатлени€ - 4

ѕервые впечатлени€ - 4

10.11.1904
ћосква, ћосковска€, –осси€

я не знаю, кого больше любили и чтили у нас в доме. ” матери, как человека более импульсивного, отношение мен€лось в зависимости от того, как относ€тс€ к ней, как принимают ее. ” отца отношение к люд€м было более стабильным и объективным.

»  онстантина —ергеевича и ¬ладимира »вановича он ценил и уважал бесконечно глубоко. я думаю, больше всех на свете. Ѕыла у него к обоим и огромна€ любовь и нежность. Ѕыла и остра€ тревога за их здоровье, настроение, благополучие… Ѕо€знь, чтобы кто-нибудь их не огорчил, не обидел. Ќо в характере отношени€ к ним была очень больша€ разница.

ќтец любил больше  онстантина —ергеевича, чтил в нем гени€, сверхчеловека; к нему не подходили обычные мерки, которыми определ€лс€ человек: «добрый» — нет, никак, скорее жестокий; «злой» — нет, ни в коем случае, он же благостный; «кроткий» — в чем-то да, но часто свирепый, беспощадный, безжалостный… безжалостный больше всего к себе — в своем безжалостном преодолении своей же жалости к человеку; «умный» — нет, но гений — да. —читал, что у него нет ума — такта, ума — умени€ наладить отношени€ с человеком, но есть гениальна€ способность (и глубокий ум в этом) подойти и разбудить творчество в актере. ќн может быть бестактен, бесполезно груб с актером-человеком, но умеет с нежностью и мудростью проникать в самые глубины психики актера-творца.

” отца были периоды острого непри€ти€  онстантина —ергеевича, мучительного раздражени€ его поведением, его жестокостью… ѕотом под вли€нием какого-то открыти€, какой-то гениальной находки  онстантина —ергеевича, а иногда после какой-нибудь смешной оговорки или нелепого л€псуса это проходило и смен€лось почти обожанием. «Ѕурбон», «самодур», «“ит “итыч», — говорил он о нем. ѕричем бледнел, дрожали губы и пальцы. ј потом: «Ќу гений же, ну до чего талантлив, эх, если бы можно было идти за ним!» Ќедоступность дл€ актера, заоблачность высот, на которые звал  онстантин —ергеевич, недостижимость его пределов — это было большой трагедией и дл€ самого отца и, с его точки зрени€, дл€ всего театра, дл€ всей де€тельности —таниславского. »ногда он винил только себ€, свою «трусость», свой «кокотизм» (стремление нравитьс€, любовь к успеху), но часто злилс€ за это и на  онстантина —ергеевича.

¬ладимира »вановича отец любил человечески меньше, но работать с ним он любил больше, чем с  онстантином —ергеевичем.

≈сли  онстантин —ергеевич звал отца к вершинам творчества, вел его по труднейшему, почти непреодолимо трудному пути и был его учителем и наставником в этике творчества, в методе подготовки себ€ к творчеству, в перевоспитании себ€ в творца, в умении раскрыть себ€ дл€ лучшего и подавить в себе худшее (как в творческом работнике), звал к отваге духа, смелости, вере в истинно прекрасное и правдивое искусство и презрению к псевдокрасивому и лживому ремеслу — одним словом, помогал его творческому самопознанию, — то ¬ладимир »ванович помогал ему конкретно в создании роли. ѕервое редко давало радость и никогда не давало удовлетворени€. ќно было несовместимо с ним. ”довлетворение, удовлетворенность, довольство — несовместимы с той взыскательностью, к которой вел  онстантин —ергеевич. ¬торое же (работа над ролью) часто давало радость и нередко удовлетворение.

ѕомню, как за обедом: «ћолодец ¬олод€, так разутюжил сцену — все на место встало», и €сный, веселый и, главное, довольный, довольный и собой тоже (а ему это так редко доводилось!) взгл€д.

Ќа ¬ладимира »вановича отец злилс€, вернее, раздражалс€ за стремление к славе, успеху, радост€м жизни. ќн не считал его гением и сверхчеловеком, как  онстантина —ергеевича, но верил в его ум и огромный талант. ”м ¬ладимира »вановича он считал вполне человеческим, европейски-деловым даже в решении философских и отвлеченно эстетических вопросов. ¬ его «прозрени€» не верил, но в чутье и в искусстве, и в литературе, и, конечно, в актерском мастерстве — верил очень.

¬ четыре-п€ть лет €, конечно, не так понимал, как написал теперь, но написал € это по глубоко врезавшимс€ в пам€ть самым детским воспоминани€м, провспоминавшимс€ через всю долгую жизнь, по-разному в разное врем€ осмысленным, но в основном сохранившим первые контуры.

“ак € восприн€л этих двух великих людей, восприн€л раз и навсегда, и никакие другие отзывы, никакие личные впечатлени€ от долгих лет работы с ними и жизни подле них не могли стушевать и изменить тот их образ, который вычеканил во мне отец в самом раннем детстве.

 

ќгромную роль в моем детском воспри€тии  онстантина —ергеевича и ¬ладимира »вановича играли еще и их внешние данные ( онстантин —ергеевич — огромный красавец, да еще с усами; ¬ладимир »ванович — маленький и с бородой, «как у доктора»), их квартиры (у  онстантина —ергеевича — огромные, просторные светлые залы, лестницы, шкафы с рыцар€ми; у ¬ладимира »вановича — тесные комнаты, заставленные м€гкой плюшевой мебелью, тоже «как у доктора»); у  онстантина —ергеевича — пес  аштанка, который «пел» — ла€л под ро€ль, ласкова€ красива€  ира и тихий, нежный »горь; у ¬ладимира »вановича — один ћиша, который дл€ гостей пилит по часу на скрипке.

—мущало только богатство  онстантина —ергеевича.

ћать читала мне басню «—трекоза и ћуравей», и толкование морали этой басни у нее было своеобразное: весела€ и мила€ актриса —трекоза жила, как и полагаетс€ жить вс€кому пор€дочному существу, то есть веселилась, гул€ла, пела, радовалась жизни и, будучи сама доброй, наде€лась на доброту других. ј негод€й ћуравей, жадный лавочник, скупой мещанин, злой, как все богатые , с издевательством оттолкнул ее. ќна бы погибла от голода и холода, но добрый, сам бедный Ќавозный жук поделилс€ с ней последним, и они дружно и весело перезимовали. Ётот конец был придуман нами вместе, чтоб не дать умереть бедной актрисе.

Ѕогатые об€зательно жадные и злые, иначе они бы не были богатыми… Ёто, видимо, было крепко засевшей в нашей семье этической нормой.

¬ этом смысле богатство, «фабрикантство»  онстантина —ергеевича мен€ ужасно огорчало, и € должен был подыскивать разные «см€гчающие вину обсто€тельства», чтобы простить ему его общественное и имущественное положение. ќдним из самых убедительных «см€гчений» было то, что он получил богатство от отца и еще не успел его растратить, но он постараетс€, и к моей взрослости, когда € по-насто€щему смогу дружить с ним (а об этом € очень мечтал), он уже будет «как мы», то есть будет проедать и пропивать все жалованье. —амое смешное, что так оно и случилось…

ƒата публ≥кац≥њ 30.03.2023 в 16:52

ѕрисоедин€йтесь к нам в соцсет€х
anticopiright —вободное копирование
Ћюбое использование материалов данного сайта приветствуетс€. Ќаши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. ћы считаем, что эти сведени€ должны быть свободными дл€ чтени€ и распространени€ без ограничений. Ёто честна€ истори€ от очевидцев, которую надо знать, сохран€ть и передавать следующим поколени€м.
© 2011-2024, Memuarist.com
ёридична ≥нформац≥€
”мови розм≥щенн€ реклами
ћи в соцмережах: