авторів

1452
 

події

198737
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Roman_Trahtenberg » Воспитатели военного времени

Воспитатели военного времени

10.12.1942
Иваново, Ивановская, Россия

14. Воспитатели военного времени

 

ФОТО: Кинотеатр "Центраоьный" легендарный центр города

 

 Каждый день мама работала допоздна. Часто она успевала в перерыв забегать днём домой. Вернувшись из школы, я заставал на столе наскоро написанные маминой рукой на подвернувшейся бумаге слова: «Суп в печке, оладьи разогрей». Да, в нашей семье всегда существовал культ обеда: 1-ое, 2-ое и 3-е блюда. Обязательно. Даже, если супом называлось что-то очень жиденькое из сфантазированных «продуктов», а оладьи – вроде тех, что однажды мама сделала по новому рекомендованному кем-то замечательному рецепту из картофельной кожуры. Всегда старались чистить картошку возможно экономней и всё равно – выбрасывать очистки было трудно. Понятно, какие надежды возлагала мама на новый рецепт. И, правда, оладьи получились такие аппетитные... но жевание их сопровождалось каким-то ознобным скрипом. Даже спустя пять моих жизней с того момента, память об этом процессе вызывает мурашки по коже. Я непривередлив в еде. Закалка военного времени до сих пор заставляет оставлять тарелку чистой, в любом случае. Но в тот единственный раз я взмолился, чтобы мама разрешила не доедать эти штуки. Она смолчала и смирилась.

 

 Целые дни после школы я был предоставлен себе и окружающим мальчишкам. Ко второй военной зиме положение в городе заметно изменилось. Обычных мужчин почти не оставалось. Зато вольготно чувствовали себя татуированные элементы от мелких карманников до бандитов в законе. Они шумели в ресторанах, собирали свои шайки прямо у кино «Центральный» среди ожидающих очередного сеанса зрителей.

 

 Меня удивляла таинственность милицейской службы. Проще пареной репы было подойти к такому кружку и прослушать все их планы и отчёты о «скачках» в квартиры и других криминальных актах, излагаемых открытым текстом, но, правда, блатным жаргоном. Почему-то следователи предпочитали научные методы детективных учебников. Миру подростков блатные казались кумирами, и они обращали внимание на наиболее «способных» пацанов.

 Мальчишки объединялись в группы, которые имели сложные отношения с такими же на соседних улицах. Основным занятием было мелкое воровство. Особые формы оно изобрело для зимы.

 

 Недалеко от нашего дома на бойком перекрёстке Нижегородской и Лежневской обычно дежурили 5-7 подростков на коньках. В руках у них – длинные «крючки» из толстой проволоки. Когда проезжавший мимо грузовик казался перспективным, один или двое парней стартовали, как на 500-метровке классные бегуны. На ходу они ловко подцеплялись к машине, подтягивались на задний борт и заглядывали в кузов. Через секунды, орудуя тем же крючком, они вытаскивали тюк, вновь становились на лёд и с «товаром» стремительно отруливали в сторону, а затем и в соседний переулок. Иногда шофёр, уже зная этот перекрёсток, следил за такими спортсменами, останавливал внезапно машину и бросался за ворами. Но они всегда оказывались проворней.

 

 Я, как и все из нашего двора, с завистью смотрел на такие трюки. Несколько раз мне удалось подцепиться к машине, однако дальше не продвинулся. Но это было здорово: могучая сила вдруг потянет тебя с огромной скоростью, застучат коньки по неровностям ледяной дороги, что впереди – не видно, машина несётся, уж тут ни до чего, лишь бы удачно отцепиться. Как они выполняли свои следующие упражнения? Ха, а на уроке задавали читать классика, который обмирал сидя в санях «…гремит и становится ветром разорванный в куски воздух!» Ему бы «машину взять».

 

 Группы мальчишек рангом пониже занимались «саночками». В те зимы деревенские, их ещё называли «колхозники», привозили в город на базар что-нибудь из продуктов. Более состоятельные приезжали в санях на лошадке. Бабки попроще везли свой товар в детских плетёных санках-корзинах, впрягшись в вожжи. Продав на Барашке молоко или яички, крестьянки покупали куски ткани, украденные с фабрик. Магазины были пусты, «текстильные» талоны на карточках тоже никогда не «отоваривались». Других путей сменить обветшавшую одежду не было. Спрос рождал предложение. Власти приняли против «расхитителей социалистической собственности» жестокий Указ.

 

 Мне не забыть, как первый раз в жизни я зашёл из любопытства в облезлое строение с вывеской «Народный суд Октябрьского района». Пристроившись на задней скамейке в почти пустом зале, я вскоре понял, что судят вон ту молоденькую испуганную девушку. Выступал упитанный прокурор, он объяснял, что «подсудимая» была задержана вахтёром на выходе из фабрики, и в её сумочке оказалось 20 пуговиц, украденных из цеха. Она призналась в содеянном. Чтобы другим не было соблазна, её требуется примерно наказать – 12 лет тюрьмы. Услышав такое, с воем вскочила другая женщина с грудным ребёнком на руках. Как стало понятно из её вскриков – мать той девушки и бабушка её ребёнка. Все заливались слезами. Зрителям, а, может, и судьям было ясно, что после такого испуга эта девчонка уже в жизни не прикоснётся к «общественной собственности». Вышел суд, все встали, и судья объявила: «12 лет!». И все судившие быстро вышли. Милиционеры подошли, оторвали цеплявшуюся за ребёнка и мать несчастную, и увели её.

 

 Вообще-то на Руси, а особенно советской, мелкое воровство никогда не считалось пороком. Ткачихи ухищрялись в туалете намотать под всю одежду несколько метров текстильной продукции своего производства и проскользнуть мимо охраны. Их ловили азартные вахтёры, но прежде до судов дело не доходило.

 

 Так эти ткани попадали в санки и ехали затем в деревню. Но далеко не всегда доезжали. Кто-нибудь из юных грабителей прицеливался к такой зазевавшейся бабке, с рассеянным видом пропускал мимо санки, а затем мгновенно подбегал сзади, приоткрывал одеяло, «надёжно» прикрывавшее приобретенное удивительно по дешёвке, выхватывал один из отрезов и стремительно скрывался в хорошо изученном проходном дворе. Иногда хозяйка и не подозревала ничего, а уже, наверное, дома в своей заснеженной и сытой деревне вспоминала: «А ведь, вроде, ещё должон быть порядочный кусок такого весёленького ситчика, который удалось выторговать за стакан сметаны у той всё озиравшейся закутанной в платок девахи?» Между прочим «с технической стороны» промысел «саночников» легко было предупредить – достаточно только было перейти от способа «тянуть», заимствованного от лошади, к толканию санок перед собой.

 Непосредственного участия в таких набегах я не принимал. Но семечки, купленные в обмен на добычу, – ел. Втянуться в эти дела, захватывавшие чувством опасности и мальчишеского превосходства, что-то внутри мешало, как запачкаться чем-то липким.

Дата публікації 25.10.2022 в 18:21

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: