авторів

1418
 

події

192555
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Bozhko » К 108-летию Варлама Шаламова

К 108-летию Варлама Шаламова

11.03.1929 – 23.08.2016
Москва, Сибирь, СССР

Максимилиан Волошин в «Северо-востоке» и Лев Гумилев в «Этногенезе» - об ударах невидимой космической плети, бичующей наискось, пространства Евразии.
Важным здесь, похоже, является — на какой: 40-й, или 60-й градус северной широты приходится траектория «удара». Криолитозона (область распространения многолетней мерзлоты на территории РФ) занимает около 11 миллионов квадратных километров, то есть, - около двух третей общей территории страны, и суммарная отрицательная температура за период залегания снежного покрова в этой «ледяной печи» составляет минус 3 - 6 тысяч градусов по Цельсию. В этих делах Север участвует, как полноценный игрок на стороне лагерной администрации. Это хорошо понимал Варлам Шаламов. Дотягивающий свой срок на полюсе холода планеты – в Оймяконе.
Отец Шаламова в юности был православным священником, «окормляющим» Алеутские острова. Увлеченно миссионерствовал и охотился там в годы аляскинской золотой лихорадки.
В 1929 году при Академии наук СССР создается постоянная комиссия по изучению вечной мерзлоты (КИВМ). В 1931 она преобразована в Институт мерзлотоведения, располагающий сетью мерзлотных станций, сопряженных с лагпунктами, на северо-востоке континента. Кстати, в США и Канаде первые попытки научного исследования мерзлоты начались только два десятилетия спустя.
Трест «Дальстрой» был создан постановлением ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1931 года и постановлением Совета Труда и Обороны (СТО) от 13 ноября.
К 1953 году территория «Дальстроя» достигла 2,8 млн. квадратных километров, включая в себя всю Магаданскую область, восточную половину Якутской АССР, Чукотку и Камчатку. Охватив, практически, весь Северовосток Евразии.
Поколение «Детей мороза» и «Белого безмолвия» было еще живо, когда в бухту Нагаева начался массовый завоз заключенных. СВИТЛ был образован в январе 1937-го, а к началу 38-го Колымо-Индигирский район «особого назначения» стал «сердцем» Северовосточной некромашины. Отдельные узлы которой были удивительно похожи на вывернутые наизнанку ацтекские пирамиды. Ледяные уступчатые призмы золотоносных карьеров с медленно остывающей человеческой плотью. На дне карьеров, в рабочей зоне, из-за температурной инверсии, было значительно холоднее, чем в их верхней части. Когда температура опускалась ниже – 45 градусов Цельсия люди начинали слышать «шепот звезд» - это терлись друг о друга льдинки из частиц их крови, легочной ткани и выдыхаемого воздуха. В нестабильной системе состоящей из человеческого тела (+ 36,6) и окружающей среды (-60 и ниже) разница между этими двумя полюсами стремилась к «круглой» цифре - 100 градусам Цельсия.
Свидетель пишет: «Годы войны на почти всей территории Советского Союза, в том числе и на его Крайнем севере совпали с температурным минимумом на этой части земного шара, едва ли не за целое столетие…. В предпоследнюю военную зиму морозы в бассейне реки Яны месяцами удерживались на уровне 60 градусов, и пораженные низкотемпературным шоком агонизировали по нескольку дней».
(Г. Демидов 2008)


Вселенная Колымы стала порождающей моделью (испытательным полигоном) нового, перенесенного Петром Великим на северо-восток континента, Европейского космоса, привитого им к арктической пустыне и состоящего теперь из «бесконечных пустот, безумных и ни с чем несравнимых расстояний, пространств и времен, холодных и черных, и холода в 273 градуса ниже нуля по Цельсию». (Алексей Лосев)

«Беспредельность и холод пространства, в котором движется наша планета, и его равнодушие к тому эфемерному и преходящему, что зовется жизнью» - формулирует один из обитателей этого космоса - Варлам Шаламов.
«Отдельных могил здесь не копали. Это было слишком расточительно с точки зрения экономии места и взрывчатки. Летом во всю длину распадка в его скальном дне взрывным способом выбивались почти километровые траншеи. Глубиной эти траншеи были, как и надлежит могиле, около двух метров, а по ширине равнялись высоте человеческого роста».
( Георгий Демидов )
Но «Сначала все было по-домашнему. У входа в лагерную столовую стояла открытая бочка с рыбьим жиром, из которой каждый мог черпать бесконтрольно. Исчезла она к концу 36 го» - пишет Шаламов.
А к зиме 38го это выглядело так:
«Много месяцев день и ночь на утренних и вечерних поверках читались бесчисленные расстрельные приказы. В пятидесятиградусный мороз заключенные-музыканты из «бытовиков» играли туш перед чтением и после чтения каждого приказа. Дымные бензиновые факелы не разрывали тьму, привлекая сотни глаз к заиндевелым листочкам тонкой бумаги, на которых были отпечатаны такие страшные слова. И в то же время - будто и не о нас шла речь. Все было как бы чужое, слишком страшное, чтобы быть реальностью (Выделено мной. С.Б.). Но туш существовал, гремел. Музыканты обмораживали губы, прижатые к горловинам флейт, серебряных геликонов, корнет-а-пистонов. Папиросная бумага покрывалась инеем, и какой-нибудь начальник, читающий приказ, стряхивал снежинки с листа рукавицей, чтобы разобрать и выкрикнуть очередную фамилию расстрелянного. Каждый список кончался одинаково: «Приговор приведен в исполнение. Начальник УСВИТЛ полковник Гаранин».

Шаламов  ФОРМУЛИРУЕТ: «/ЛЕДЯНЫЕ БОРТА КОВЧЕГА / У ПОСЛЕДНИХ МОИХ ГРАНИЦ/».
ЧТОБЫ ВЕРНУТЬСЯ ОТТУДА (С ПОСЛЕДНЕЙ ГРАНИЦЫ) И ВСЕ ЖЕ РАССКАЗАТЬ ОБ ЭТОМ (ОБРЕСТИ РЕЧЬ) ВАРЛАМ ШАЛАМОВ ПРОХОДИТ ОБРЯД ИНИЦИАЦИИ. ВКЛЮЧАЮЩИЙ ЧТО-ТО ПОХОЖЕЕ НА ЛИНЬКУ У ЗМЕЙ: ВОССТАНОВЛЕНИЕ ОТМЕРШЕЙ КОЖИ. А КОЖА – ЭТО, ВООБЩЕ-ТО, ТО, ЧЕМ МЫ СОПРИКАСАЕМСЯ С МИРОМ БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ. См. (В.ШАЛАМОВ: «ЧЕРНАЯ МАМА»)
С ЭТОГО МОМЕНТА ОН СТАНОВИТСЯ АБСОЛЮТНО ОДИНОКИМ, И КАК ЛИТЕРАТОР, И КАК – ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СУЩЕСТВО. ПРОРОЧЕСТВУЩИЙ «ГОЛОСОМ НОЧИ И ЛУННОГО СВЕТА», НЕ ПОНЯТЫЙ НИКЕМ, И НЕ НУЖНЫЙ НИКОМУ. Человеческие привязанности идут по внешнему, бытовому слою личности. Собственно, сам человек остается на глубине.

«ОДНАЖДЫ ЩИПАЧЕВ ( СЕКРЕТАРЬ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ МОСКВЫ, ЧЕЛОВЕК, СЧИТАВШИЙСЯ ПО ТЕМ ВРЕМЕНАМ НЕОБЫКНОВЕННО ЛИБЕРАЛЬНЫМ) УЗНАЛ, ЧТО ЕСТЬ ТАКОЙ ПИСАТЕЛЬ ШАЛАМОВ, И ПРИСЛАЛ СВОЕГО СЕКРЕТАРЯ, ЧТОБЫ ТОТ ВЗЯЛ СТИХИ И РАССКАЗЫ «ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ». ЭТО БЫЛО НАСТОЛЬКО ОСКОРБИТЕЛЬНО, ЧТО ОН НИЧЕГО НЕ ДАЛ» (С. ГРИГОРЬЯНЦ)
«КОЛЫМСКИЕ РАССКАЗЫ» ШАЛАМОВА ВОСПРИНИМАЛИСЬ ПЕРВЫМИ ЧИТАТЕЛЯМИ С «ПОСТАВЛЕННЫМ» ЛИТЕРАТУРНЫМ ВКУСОМ, КАК ТРИВИАЛЬНАЯ ОЧЕРКОВАЯ ПРОЗА. В ЧАСТНОСТИ, КОЕ- ЧТО ПОНИМАВШИЙ В ЛИТЕРАТУРЕ ТВАРДОВСКИЙ НЕ МОГ ПОНЯТЬ, ЧТО В НИХ ТАКОГО ОСОБЕННОГО. А СОЛЖЕНИЦЫН ЗАМЕЧАЛ: « БЕДА ЕГО РАССКАЗОВ, ЧТО РАСПЛЫВАЕТСЯ КОМПОЗИЦИЯ… НЕТ ЦЕЛЬНОСТИ».

ВНУТРЕННИЙ ЖЕ ОПЫТ САМОГО ШАЛАМОВА ДЕЛАЛ ЕГО АБСОЛЮТНО ГЛУХИМ, К ТОМУ, ЧТО МОГЛО БЫ ХОТЬ КАК-ТО ПОДСКАЗАТЬ ЕМУ ВОЗМОЖНЫЙ «ВЫХОД ИЗ МУХОЛОВКИ», ИЛИ, ХОТЯ БЫ, НАПРАВЛЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ. ТАК, ОН РАВНОДУШНО ЧИТАЕТ, ОШЕЛОМИВШУЮ ТОГДА МНОГИХ, ЖУРНАЛЬНУЮ, ПУБЛИКАЦИЮ «ЧАЙКИ ДЖОНАТАНА ЛЕВИНГСТОНА», В КОТОРОЙ ПРЕДПРИНЯТЫ ПЕРВЫЕ ДОСТУПНЫЕ ЧИТАТЕЛЮ (СЕГОДНЯ УЖЕ КАЖУЩИЕСЯ НАИВНЫМИ) ПОПЫТКИ РАЗОБРАТЬСЯ С «ВНУТРЕННИМ КОСМОСОМ». С ВАСИЛИЕМ НАЛИМОВЫМ, ПОНИМАЮЩИМ В ЭТИХ ДЕЛАХ, И ТОЖЕ БЫВШИМ КОЛЫМСКИМ ЗЭКОМ, ЕМУ ВСТРЕТИТЬСЯ НЕ СЛУЧИЛОСЬ.

А ФИНАЛ БЫЛ ТАКИМ: КРАСНОМОРДЫЕ МОЛОДЫЕ ПАРНИ ИЗ КГБ, сверстники и коллеги Владимира Путина, ПРИЕХАЛИ В ДОМ ПРЕСТАРЕЛЫХ НА УЛИЦЕ ВИЛИСА ЛАЦИСА В МОСКВЕ, ВЫТАЩИЛИ ЕГО НА УЛИЦУ.
«ОН КАК МОГ СОПРОТИВЛЯЛСЯ: ИЗМОЖДЕННЫЙ, ИССОХШИЙ, ЭТОТ СТАРИК ОТБИВАЛСЯ, СРЫВАЛ С СЕБЯ ТО, ВО ЧТО ЕГО ПЫТАЛИСЬ ЗАМАТЫВАТЬ, ВЫНОСЯ НА ЯНВАРСКИЙ МОРОЗ. У НЕГО НАЧАЛОСЬ ОСТРОЕ ВОСПАЛЕНИЕ ЛЕГКИХ И ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ОН УМЕР». (С. ГРИГОРЬЯНЦ)

ВСЕЛЕННАЯ ЕГО ЛАГЕРНОГО ОПЫТА ЗАМКНУТА. КАК СФЕРА ШВАРЦШИЛЬДА В КОСМОГОНИИ ЧЕРНЫХ ДЫР. ПУБЛИКАЦИЯ ЕГО КНИГ НЕ РЕШАЕТ ПРОБЛЕМУ ДОСТУПА .

 

Божко. 

2016

Дата публікації 02.12.2021 в 02:00

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright
. - , . , . , , .
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: