авторів

1453
 

події

198050
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Sofia_Kapnist-Skalon » Воспоминания - 18

Воспоминания - 18

20.06.1812
Полтава, Полтавская, Украина

   Я любила иногда, сидя в уголке, слушать беседы и суждения трех братьев, преисполненных ума и познаний, какие редко можно было встретить в то время.

   Один раз, это было в 1812 г., я чрезвычайно была удивлена суждением дяди Николая Васильевича, который, обратясь к отцу моему, пресерьезно спросил его этими словами:

   -- Скажите мне, Василий Васильевич, что выбудете делать, если Бонапарт пойдет на Малороссию? Какие будут ваши планы и куда вы утечете?

   Мой отец отвечал:

   -- Я никуда не намерен уходить; зная хорошо Малороссию и будучи любим ею, я надеюсь поставить ее на ноги и, вооружа, изгнать его со стыдом из наших пределов.

   -- А я не так думаю,-- сказал Николай Васильевич,-- я сам пойду к нему навстречу с хлебом и солью, к этому умному человеку.

   Можно себе представить удивление моего отца и дяди Петра Васильевича при таком оригинальном суждении и именно в то время, когда все страшились, чтобы Наполеон не пошел на Малороссию! Но дядя Николай Васильевич всегда отличался выходками и оригинальными суждениями своими.

   Ко дню именин брата Ильи Петровича приезжал всегда из другой деревни несчастный и больной дядя наш Андрей Васильевич, которого мы страшно боялись, в особенности когда должны были подходить к его руке. Будучи большого роста, худой, смуглый, смеясь сам с собой и делая разные гримасы, он стоял обыкновенно у дверей, с большим серебряным образом на груди, сложив крестом руки.

   Я никогда не забуду, как страшно испугал он меня один раз. Мне вздумалось в сумерки поиграть на фортепьяно; прибежав, я села и начала что-то фантазировать, как вдруг услышала за собой страшный хохот; я оглянулась и, увидев его, стоявшего в углу комнаты, не помня себя от страха, стремглав убежала; потом брала всегда осторожность, садясь за фортепьяно, осматривать всю комнату, не сидит ли он где-нибудь, ибо после такого испугу мне казалось, что я его вижу во всех углах.

   Обыкновенно после обеда мы делали разные прогулки, то пешком, то верхом или в экипажах, в ближайшие деревни, где сады и баштаны были наполнены фруктами и где мы истинно прельщались. Братья мои часто ездили верхом к добрым соседям дяди Петра Васильевича, в особенности к вдове M. M. Родзянкиной[1], которая как родная любила все семейства наши, имела и сыновей, и прехорошеньких дочерей и племянниц, за которыми они ухаживали. Время шло незаметно, и мы всегда с грустью расставались с деревней Турбайцы, где с детства проводили так приятно время, где все дышало радушием, тишиною и истинным счастьем.

   Я помню, как добрый дядя наш провожал нас всегда пешком верст пять со всеми своими; как шли мы все вместе впереди экипажей, которые ехали за нами шагом; и с каким чувством передавали друг другу все приятные впечатления прошедшего и сладкие надежды на будущее радостное свидание.

 

   Но как приступить теперь к описанию нашего семейного праздника в чудной Обуховке!.. Торжественный праздник этот назначен был в весеннее время, в самый Троицын день, когда чудная зелень покрывала и луга, и роскошные группы деревьев, окружавших наш дом, которого соломенная кровля покрывалась, можно сказать, вся пушистыми ветвями столетнего клена, стоявшего у самой стены его.

   Не стану говорить, с каким нетерпением ожидали этого праздника, как радовались, видя на всяком шагу разные приготовления к этому торжественному дню. Отец наш, вставая ранее обыкновенного, спешил в сад смотреть на работы, проводить разные новые дорожки, усыпать их песком и устраивать все по своему вкусу. Дома, беседки и все строения чистились и белились в это время, а мать наша с помощью своей Натальи Митрофановны заботилась о том, чтобы покрыть новой шерстяной материей домашнего изделия скромную, выкрашенную в черную краску и натертую воском, мебель свою. На другой стороне Псёла устраивались купальня и паром для приезда к ней; у павильона, близ реки, смолились опрокинутые лодки, готовившиеся для чудных прогулок по реке. Это все нас восхищало, и мы заранее радовались, помышляя о будущих удовольствиях. Накануне праздника дом наш убирался цветами, полы все заброшены были свежей травой, избы крестьян и двери у всех домов украшались большими ветвями деревьев. Цветники перед домом и в разных местах сада к этому времени покрыты были кустами роскошных цветущих роз, пивоний и других цветов. Все было в полном блеске, все ожидало дорогих гостей.



[1] Родзянко Марфа Михайловна (р. 1772), урожд. Шрамченко, жена Гавриила Васильевича Родзянко (1754--1803), надворного советника и Хорольского уездного предводителя дворянства (1786-- 1803); их дети: 1) Аркадий Гаврилович Родзянко (1793--1846), поэт, капитан, уволен со службы в 1821 г., был членом общества "Зеленая лампа". Его жена Надежда Иоакимовна, урожд. Клевцова; 2) Порфирий Гаврилович (р. 1794), впоследствии надворный советник; 3) Георгий Гаврилович (р. 1795), майор с 1840 г.; 4) Михаил Гаврилович (р. 1799), впоследствии капитан; 5) Платон Гаврилович (р. 1802), подполковник, предводитель дворянства Хорольского уезда (1844-- 1846); 6) София Гавриловна (ум. 1877), муж генерал от инфантерии Павел Николаевич. Ушаков (1779-- 1853); 7) Вера Гавриловна (р. 1796).

Дата публікації 11.03.2021 в 19:11

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: