авторів

963
 

події

138776
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Shtakenshneyder » Дневник Елены Штакеншнейдер - 7

Дневник Елены Штакеншнейдер - 7

08.05.1855
С.-Петербург, Ленинградская, Россия

Воскресенье, 8 мая.

Вчера, после ежедневного чтения Четьи-Минеи сидела у мамы. Она резала бобы, я вырезывала полотенце. К одиннадцати часам завтракали. После завтрака поехали в гимназию к инспектору Бордовскому, потом к кн. Шаховской, но встретились с нею по дороге, и потому повернули к Щукину двору. Там мама была очень долго, и я могла вдоволь намечтаться, сидя в коляске, потом поехали на Морскую я к Аксеновскому[1] за манишкой для воды. Дома оделась и села с работой внизу, ждать гостей. Пришел Щербина, немного погодя явилась Н. Л. Мордвинова, и сошла мама. Разговор вяло тянулся. Вдруг блеснула у мама мысль познакомить Щербину с Аксеновским, который в это время был у папа со своей водоочистительной машинкой и пачкой своих стихотворений на смерть Николая I и восшествие Александра II. Щербина отправился в кабинет, и Мордвиновой захотелось также познакомиться с Аксеновским, и мы все последовали туда же. Аксеновский рад читать хоть целый день и читает скоро-скоро; Щербина прехладнокровно трунил над ним, но Аксеновский или не замечал, или не хотел заметить насмешек. Явились Бенедиктов, Осипов, Рюль, Федоров; Аксеновского оставили обедать. После обеда все пошли в зимний сад, и Аксеновский попросил Бенедиктова прочесть что-нибудь; по моей просьбе он прочел «Порыв»[2]. Аксеновский слушал с благоговением и по прочтении сказал:

 

Я вам всем сердцем благодарен,

Душой и телом лучезарен.

 

Бенедиктов громко расхохотался от неожиданности. Просили читать и Щербину, он отказался и продолжал трунить.

— Да, — говорил он, — у вас много, много вояк и мышей; так еще никто не писал. А скажите, вы никогда не сочиняли неясных стихов к женщине?

— Я написал на смерть в.к. Марии Михайловны, — отвечал Аксеновский и тотчас же начал декламировать, но предварительно сложил руки и поднял глаза к небу. Мне не нравились насмешки Щербины, но на этот раз и мне стало смешно. Чтобы не глядеть на Аксеновского, я повернула глаза на Бенедиктова, но и у него подергивало губы. На Щербину уж нечего было смотреть, я взглянула на Осипова, но и он улыбался, пряча лицо свое за Олю, которую держал на коленях. Наконец, это кончилось.

Гостей собралось в этот вечер пятьдесят шесть человек. Панаев играл, Родионов пел; Анна Ивановна Майкова пела; Шольц играл. Были Ливотовы, Струговщиковы, Рыжовы, был Греч. Он очень просил меня быть сегодня у Глинок, потому что там будет Ольга Павлова, та, что написала «Ночь над Петербургом». Греч говорит, что она очень застенчива, так чтобы я занялась бы ею.



[1] О поэте-самоучке Аксеновском сохранилось очень мало сведений. В «Критико-биографическом словаре» Венгерова он пропущен, а в «Предварительном списке русских писателей» его же читаем: «Аксеновский Дмит., крест., стихотворец 40-х гг., придворный мастер водоочистительных машин». Некоторые биографические указания находятся в сборнике аксеновского «Стихотворения придворного мастера водоочистительных машин», Спб. 1846, а более ранее упоминание в «Северной Пчеле», 1844, № 194. Со своими отсталыми по форме стихами он мог в 1855 году казаться смешным в доме Штакеншнейдеров, но сам по себе в историко-литературном отношении заслуживает более внимания, чем ему до сих пор оказывали. Это был не бездарный самоучка: изобретатель, живописец и поэт. Как изобретатель в области водоочистительных машин он конкурировал с иностранцем Дронсаром. Про его живопись читаем в «Северной Пчеле»: «Он начал заниматься живописью недавно, сам по себе, ни у кого не учась, и оказывает в ней замечательные успехи. Пробудись в нем страсть к живописи прежде, в юности, как знать, что бы могло из него выйти?»

Как стихотворец Аксеновский является наравне с Алипановым и Сухановым одним из самых интересных среди многочисленных поклонников и последователей Федора Слепушкина. Ни Слепушкин, ни Суханов и никто другой из «крестьянских» поэтов не отметили так резко расслоения среди крестьянства, как это делал Аксеновский, являясь сам идеологом зажиточных. Вполне естественно, что он писал и патриотические стихи. Две его оды, о которых упоминается в дневнике, вышли отдельными брошюрами в 1855 году.

 

[2] Стихотворение «Порыв», написанное в промежуток 1842–1850 гг. («Стихотворения В. Бенедиктова», 1856, т. II, стр. 51–52, выбрано было или потому что оно особенно нравилось автору дневника или с расчетом, что оно должно приттись по вкусу Аксеновскому, уроженцу Северного края: в стихах говорится, между прочим, про дремучие леса Карелии. Штакеншнейдер, нередко с грустью смотревшей на окружающее ее веселье молодежи и «старавшейся» быть веселой, должны были быть близки некоторые строки стихотворения:

…Нет, милые люди, напрасно, напрасно

Хотите вы сделать ручным дикаря.

Вы сами видали, как странно и тщетно,

Стараясь быть весел, притворствовал я,

Как в обществе чинном и стройном заметна

Глухая, лесная природа моя…

и т. д.

 

16.07.2020 в 20:31

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами