авторів

1225
 

події

168630
Реєстрація Забули пароль?
Мемуарист » Авторы » Oleg_Dolgov » Наша дорогая Ольга Александровна

Наша дорогая Ольга Александровна

01.07.1954
Ленинград (С.-Петербург), Ленинградская, Россия

Глава 5. Наша дорогая Ольга Александровна

 

                Когда было самое счастливое время в жизни…  Не краткий миг, не какое -  то одно или несколько событий, а именно время, большое по продолжительности и множеству мотивов и поступков. Когда я был маленький, меня катали на санках, я заливисто смеялся, а потом веселый и розовощекий ел у бабушки манную кашу с вареньем? А дед, мой любимый дед с его большими, торчащими в разные стороны ушами и этими смешными усиками, не усами, а именно маленькая такая щеточка под носом. Он всегда был рядом и когда вкуснющую кашу приносили, и когда я ел, он любовно глядел на меня…Может быть пора любви – я все следил за ней, на листике бумаги поставил букву С и рядом дни, часы и минуты встречи. Когда я взял ее маленькую ручку и особый день – мы впервые поцеловались и эти краткие часы счастья – стояния в подъезде, когда так не хотелось расставаться.

Защита диссертации – ни одного черного шара – все за… После всех этих, таких радостных событий, так и хочется сказать: ну и что такого, особенного…  Кашу давно съел, любовь, это, конечно вне сравнений, диссертация приличная, не более того…

      Помню более всего, как мы занимались пением у великого педагога Ольги Александровны Шефер. Она, в свою очередь училась у еще более знаменитой Елены Николаевны Муравьевой, воспитавшей гордость нашей сцены народных артистов СССР: Ивана Семеновича Козловского и Зою Гайдай. Известная на весь мир Милица Корьюс (помните, Большой вальс), тоже брала у нее уроки. Через много лет я посмотрел в интернете список ее учеников – более 400 человек и в самом конце наша Ольга Александровна. Скромно так: Шефер. Конечно всем рассказывалась история, как сосед Муравьевой, страстный поклонник пения старенький генерал Петровский уговаривал ее не брать в ученики этого Козловского. Какое счастье, что она его не послушала. Как - то Ольга Александровна рассказала, как она вышла замуж. В Киевскую оперу назначили нового главного режиссера – страшного хама. Она, как-то робко заглянула в комнату, тот рявкнул: «закройте дверь». Когда ему стали робко говорить, что не надо так себя вести с молоденькими солистками заявил –«я женюсь на ней».  И… женился.

    Наш педагог была особым, замечательным человеком. Ее прекрасные, такие ухоженные руки украшали кольца с большими александритами. С каждым она занималась по пол часа, но все равно все торчали около нее. Как я попал к ней? Да очень просто. В школе я постоянно выступал на «вечерах отдыха», был в училище «запевалой», поступил учиться в ЛТИ имени Ленсовета, узнал о кружке пения, пришел, меня прослушали и взяли. В эти дни как раз проходил отчетный концерт наших солистов. Я послушал, мне очень понравилось и когда спросили о моих впечатлениях ответил, что пели «как настоящие артисты. В нашем кружке пения я занимал некое «среднее» положение. Три певца были самые сильные: Бас Олег Модестов обладал очень красивым голосом, говорят его отметили даже в каком - то собрании лучших басов. Он ходил всегда в парадной белой рубашке, правда довольно грязной. Ухаживал за маленькой изящной Олечкой. Ей, видимо, надоело ждать от него каких- то решительных действий, и она выскочила замуж за Реваза, от которого сбежала через две недели. Потом все рассказывала, как он ее строго, по кавказским обычаям, держал дома, под подушкой лежал кинжал и т д. Все понимающе вздыхали, закатывали глаза, «как так можно» … Олег имел некоторые повадки «начинающей звезды. Когда Ольга Александровна показывала нас в консерватории, ведущий солист умудрился крепко выпить. Однажды мы с ним зашли в «гастроном. К изумлению продавцов, он купил одно яйцо, понимаете одно яйцо, затем, когда мы вышли из магазина достал «французский» ключ от двери, аккуратно разбил яйцо и выпил его.

      Наша солистка Машенька так трогательно пела арию Любаши:

    -  «Иван Сергеич, хочешь в сад пойдем… я побегу вот прямо по дорожке, ну раз, два, три… не догнал, а ведь совсем задохлась с непривычки». Соединение внутренней и внешней красоты. Потом уехала работать в Дзержинск, вышла замуж за Ваню, который преданно любил ее многие годы.

     И наконец, Евгений Сурженко. Памятно, как он пел:

    Перед воеводой молча он стоит,

    Голову потупил, сумрачно глядит,

    С плеч могучих сняли бархатный кафтан,

    Кровь струится тихо из широких ран.

    Это было потрясение. Жаль только, голос его был с большим «тремоло». Женя был прирожденным лидером. После окончания нашей «альма матер» работал директором крупного завода пластмасс. Эта троица была непоколебимыми лидерами.

     Ольга Александровна создавала вокруг себя какую- то удивительную атмосферу праздника, другой какой-то совсем другой жизни. Она никогда не проходила мимо нас просто так: что-то скажет, о чем-то спросит, просто положит руку на плечо, ласково посмотрит… На рояле всегда лежала белейшая салфеточка и вся комната становилась другой, уютной. Иногда нас записывали на радио, мы участвовали в конкурсах самодеятельности. Как – то я занял первое место на конкурсе имени Даргомыжского:

    Громко – «Разбив бригантины султана,

                Я в море врагов утопил.

   И пьяно, переходящее в пианиссимо-

                И к милой с сердечною раной,

                Как с лучшим подарком приплыл,

                Как с лучшим пода-аа-рком приплыл.

     Конечно пели более опытные певцы, но я, наверное, просто понравился – такой молодой, взволнованный.  Зато потом, на конкурсе имени Соловьёго – Седого слегка опозорился: Всех участников 2 тура пригласили на встречу с самим композитором. Вошли в комнату с роялем, хозяин невозмутимо курил и довольно равнодушно нас слушал. Только я спел его малознакомую песню из какого-то кинофильма он заявил, что никогда не писал эту песню. Затем присел за рояль, чуть сдвинул темп, и что- то такое спел своим «композиторским» голосом. И песня преобразилась… Я, пристыженный сел в углу комнаты. Потом он вежливо всех поблагодарил и пошел нас проводить. И тут я понял, что он пьян, не то что - бы выпил рюмочку, а пьян «вдребодан». Я долго не мог понять, как можно так напиваться и писать совершенно замечательные песни. Увы, такова жизнь…

 Иногда он капризничал, не хотел выходить на сцену, тогда срочно привозили жену, и она, без всяких лишних разговоров, давала ему полновесного «леща» и наш великий быстренько и послушно бежал на сцену.

Конечно мы все выросли, окончили институт и разлетелись по белу свету. Но в сердце каждого остался этот маленький огонек из юности.

Дата публікації 30.03.2020 в 11:34

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Юридична інформація
Умови розміщення реклами
Ми в соцмережах: