авторов

1004
 

событий

142859
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » masvegla » Глава 15. «Я, наверно, спятил этим летом…» (1989 год)

Глава 15. «Я, наверно, спятил этим летом…» (1989 год)

17.01.1997 – 27.05.2006
Магнитогорск, Челябинская область, Россия
Борис Попов. «Я, наверно, спятил этим летом...» (1989 год)

 

«… любимая, теперь, когда я глух

и слеп один от ревности и злости –

приди ко мне на ощупь и на слух,

приди ко мне на три минуты в гости.

Приблизь свои подталые глаза –

то синие, то серо-голубые.

Три дня прошло –

                        и  вот уж написал

три сотни строчек жалких о любви я»

 

 

2 августа в газете «Магнитострой»  опубликован цикл стихов Бориса Попова «Правила игры» - с посвящением С Гладковой.

           

Я уже не сердилась на Бориса за очередную публикацию.

«В меня влюбился взрослый мужчина – Поэт (мне и самой было это удивительно),он посвящает мне стихи и печатает их в газетах», - писала я в Киев своей подруге Ирине Стрельбицкой.

 

Новая публикация Бориса не осталась незамеченной в коллективе книготорга, где я работала. Особое впечатление на моих коллег произвели вот эти строчки:

 

Сплетни, стучащие по площадям,

словно подковки.

Думал ли я, что тебя пощадят

эти торговки,

эти менялы умелых идей?

…Нам не хватало

предощущения осени.  День
весь из металла.

 

            На негативную реакцию окружающих  я перестала обращать внимание. С этим «взрослым мужчиной» мне было легко и свободно.

- А как же разница в возрасте? – раз за разом задавали мне вопрос.

Я её не чувствовала.

 

………………………………………………………………………………………………

 

После его смерти Таня неоднократно говорила, что Борис был  ходячей энциклопедией, с ним всегда было интересно. Ей ли не знать – мы вместе работали в книжной лавке (Борис – консультант по ассортименту, Таня – главный бухгалтер),  они  частенько вместе ездили за новинками в Москву.

Юрий Ильясов как-то высказал мне мысль, что после Бориса остальные мужчины будут казаться мне «маленькими», и никто не сможет дотянуть до его уровня. Он был прав – и сам не смог дотянуть…

 

………………………………………………………………………………………………

 

Борис много работал, читал, писал стихи. По просьбе Владимира Мозгового регулярно готовил обзоры поэтической почты для «Магнитогорского  рабочего». Ждал выхода  своей первой книги – вёл  переписку с редактором, ездил в  Южно-Уральское книжное издательство в Челябинск.

Стихи Борис писал ночью - никто не мешал, не отвлекал от ГЛАВНОГО. Каждое утро я находила на столе новое стихотворение – в тот период почти все они были посвящены мне – и это было потрясающе:

 

Голубеет рассвет. Серебрится.

А у нас тяжелеют ресницы.

В пять утра просыпаются птицы.

Спи, мой ангел – ты птаха не та.

Что тебе эти слухи и страхи,

эти выдохи, «охи» и «ахи».

Ночь уходит в парчовой рубахе –

неизвестно зачем и куда.

Спи, мой ангел, шатун босоногий,

неприкаянный и одинокий.

Ночь уходит, плывёт по дороге,

опуская свои паруса.

Спи, уже отцвела медуница,

Зевс прогрохал своей колесницей,

в  пять утра просыпаются птицы –

я тебя поцелую в глаза…

 

Это лето было удивительным и ярким не только для меня. В письме, которое передал мне Вельямидов после похорон Бориса,  сказано было так:

 

«…Я должен сказать тебе – что ты для меня стала значить. Больше всего я люблю твой голос, твои слова в некоторые минуты, твои глаза. Раньше они мне казались хитрыми, теперь видятся светящимися и нежными. Так неуютно, трудно и хорошо, и плохо, и прекрасно мне жилось два месяца – когда ты ко мне приходила. Я ненавидел тебя и ждал каждую минуту. Да, я стар для тебя.

 

Мне много лет. Мне много лет без мала…

Без мала много. Разве это ложь?

Так ты однажды, Света,  мне сказала –

ты далеко действительно пойдёшь.

 

Моя жизнь кончена. Или я ещё протяну несколько лет в странном ожидании и надеждах. Для моей оставшейся жизни требуется подруга, но для этого нужно полностью верить в мои способности (или талант). Смолоду я был талантлив, может быть гениален, теперь я никто. Я написал ночью, не этой, а во все предыдущие – сотни гениальных стихов, но утром уже их не помнил. Для того, чтобы восстановить их – требуется любовь. Ты не представляешь, как я вообще могу написать!..»

 

Из открытых окон всех домов летом 1989 года неслись «Белые розы» Юрия Шатунова. Я предпочитала слушать другие группы, потому и процитировала однажды Борису слова из песни группы «Наутилус Помпилиус»: «Я хочу быть с тобой».

Борис как будто бы испугался того, что наши отношения могут перейти на другой уровень. Он сказал, что с ним сложно. Что бывают периоды, когда ему не пишется – и тогда он становится  просто невыносимым и раздражительным. Что быть женой поэта – тяжкий труд, и я не вынесу этого.

 

Летом 1989 года мы были вместе и не знали ещё, что нас, как часто высокопарно и едва ли обоснованно произносят, разлучит только смерть.

 

- Борис, как ты пишешь? - спросила я однажды.

- Как будто открывается что-то, - ответил он мне.

 

… то целый вечер говорю,

то третий лишний.

… не ведаю, что я творю –

прости, всевышний.

Когда бы сам ты знал пути

свои господни!

… всё перепуталось, прости –

вчера, сегодня.

В любую дату загляни –

везде проколы.

Короче  ночь, длиннее дни

и протоколы.

Всю эту бестолочь смахну,

как пот с затылка.

… а волки воют на луну

темно и пылко.

А телеграфные столбы

не шелохнутся.

… и не уехать от судьбы,

не отмахнуться.

 

Опубликовано 11.02.2019 в 12:00
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: