авторов

867
 

событий

124137
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Natalya_Yurenkova » Он называл себя

Он называл себя

09.05.1945
Вена, Австрия, Австрия

Из сборника "Мой папа".

 

            Семьдесят лет, как закончилась война. Семьдесят!!!

 

            Мой папа пережил свою войну на тридцать восемь лет. Он гордился тем, что был военным, гордился, что воевал. Он прошёл две войны – финскую и Великую Отечественную, прошёл от начала до конца, до Победы. Он называл себя «старый солдат», а ведь ему было только двадцать пять лет, когда та война закончилась.

            Он ушёл от нас тридцать два года тому назад, ушёл туда, куда уходят все солдаты – на небо, оставив память о себе, гордость за себя: «Мой папа – фронтовик!».

            Остались бережно хранимые боевые награды, которые я вывезла, уезжая из Таджикистана. Я не знала, имею ли право их вывозить, поэтому, на всякий случай, не задекларировала и упаковала подальше. Очень переживала, что обнаружат и отберут, но не обнаружили и не отобрали.

            Потому что обязательно надо было, чтобы эти награды остались у его внуков, чтобы они могли их передать своим детям, чтобы все они знали и помнили, что их дед, прадед, прапрадед был фронтовик, чтобы гордились им.

            Вот они – его награды - лежат передо мной. Они почти все – боевые. Кажется, одна юбилейная. И одной медали не хватает. Слабое крепление разогнулось, и медаль упала, потерялась. Папа очень жалел об этой потере, хотя пиджак с наградами надевал редко, только по большим праздникам – в день Победы, на Первомай и на Седьмое ноября. Обычно он носил орденские планки.

            Он даже льготами пользоваться стеснялся – в стол заказов, где отоваривались фронтовики, вместо него ходили мама или мы, дети. Никогда он не проходил без очереди, даже в парикмахерской скромно сидел и ждал.

            Город маленький, его знали, часто сами мастера говорили: «Что же Вы в очереди сидите? Вам же положено. Вот и объявление висит – участники ВОВ обслуживаются вне очереди».

            «Да ладно, ничего», - отвечал он.

            Я смотрю на награды. Мне очень хочется рассказать своим детям о том, каким героем был их дед. Но не могу ничего рассказать, потому что ничего я толком о папиной войне не знаю. Вначале он ничего не рассказывал, как и все фронтовики, потому что слишком мало времени прошло, слишком болела душа.  Потом ждал, когда я подрасту. Потом было некогда – то ему, то мне. Потом я уехала учиться, потом по распределению, потом у меня началась своя жизнь. Мы виделись, но не слишком часто и не слишком подолгу, на воспоминания времени не оставалось.

            Папа говорил иногда: «Вот стану старым дедушкой, буду рассказывать тебе о своей жизни. А ты будешь записывать. Книгу напишем вместе. Ты сможешь».

            Мне казалось это очень смешным, я отвечала: «Это будет ещё не скоро».

            А теперь вот и послушала бы, и записала, да нет никого – ни папы, ни мамы. Про мирную жизнь хоть что-то знаю, а о войне – лишь обрывки воспоминаний из случайно подслушанных в детстве разговоров папы с друзьями-фронтовиками.

            Когда мой старший сын был совсем маленьким, он, видимо, расспросил деда о войне в один из наших приездов. Наверное, что-то запомнил.

            И вот, однажды, с гордостью выпалил нам: «Мой дедушка воевал, он был на войне  солдапёром!»

            Мы засмеялись, а он растерянно понял, что напутал со словами и исправился: «Ой, я сказал неправильно – мой дед был на войне сапёром!»

            Я вспоминаю и улыбаюсь, но улыбка моя невесёлая. Я немногим больше знаю о войне моего папы, чем мой малыш знал тогда.

 

            Знаю, что воевал на Карельском фронте, в 7-й армии, что был командиром сапёрной роты.

            Знаю, что, пройдя через две войны, ни разу не был ранен. Лишь один эпизод смутно всплывает в памяти, как посекло его мелкими осколками стекла. То ли граната какая-то хитрая была, с начинкой, то ли взорвалась она рядом со стеклянной витриной во время одного из уличных боёв.

            Папа говорил, что комбинезон его после этого стал похож на сетку, весь в дырочках.

            Хирург тогда долго, очень долго вынимал из него пинцетом осколки на операционном столе. Очень удивлялся, говорил: «Повезло, что уцелели глаза».

            Но те, кто воевал вместе с папой, не удивлялись – его всю войну словно оберегал кто-то. Однополчане между собой называли его «Бессмертник», или «Саша-бессмертник».

            Вообще-то он был Хазий. Но такое простое имя почему-то труднопроизносимым казалось, вот и переделали его в Сашу. В те годы вообще принято было нерусские имена переиначивать на русский лад, никто не обижался, даже нравилось.

            Помню почему-то случай, когда папу лишили присвоения очередного звания. И хорошо ещё, что не отправили под трибунал. Произошло это в конце войны, когда наступали, в Европе. Были у него в роте четыре лихих матроса, разузнавшие, что совсем недалеко от их расположения есть винзавод.

            «Сгоняем по-быстрому, пригоним бочку вина», - убеждали они.

            Папа их не отпускал, но они всё же поехали. А папа не доложил о том, что их нет в расположении, не хотел подводить. На беду, попали они под обстрел, когда уже возвращались с бочкой вина в повозке. Кто-то погиб. К счастью, с ними был офицер, его тоже ранило, но он выжил, подтвердил, что самовольно уехали. Под трибунал командира, то есть папу, отдавать не стали. А звание очередное не присвоили – наказали за «ослабление дисциплины». Было тогда папе двадцать четыре года.

            Помню, как встретил он день Победы. Папа рассказывал, что они завтракали или обедали, когда услышали стрельбу и крики. Похватали винтовки, выскочили на улицу, думали, что прорывается фашистская группировка.

            А на улице – ликование: «Победа!!!»

            И они тоже стали радоваться, обниматься, палить в небо. Кажется, это было в Вене. Может быть, ошибаюсь. Просто в детстве попадалась фотография папы с друзьями, Запомнилась надпись на обороте «Вена. 1945». Но сейчас фотографию эту не нашла – затерялась с переездами. А может, я напутала.

            Только одну историю я помню хорошо, хотя и не знаю, случилось это в самом начале Великой Отечественной войны или в финскую. Эпизод не боевой, но мне кажется, я его помню с самого детства. Я так ясно себе представляла всё, так переживала. Особенно, когда слышала стихотворение (его тогда часто передавали по радио) – «От бескрайней равнины сибирской до Полесских лесов и болот поднимался народ богатырский, наш великий советский народ» - я сразу представляла себе своего папу с солдатами, идущими через болото.

            Наверное, я просто была очень впечатлительным ребёнком, а в истории этой были и болота, и Сибирь, и богатырь, вот и  смешалось всё в детской голове, превратилось в героическую поэму, запомнилось навсегда.

            Кажется, их отряд возвращался после выполнения задания. Хотя, вполне возможно, что они выходили из окружения. Шли через болота, иногда по пояс в ледяной воде. Тяжело, трудно шли. В отряде были раненые, они шли вместе со всеми – те, кто мог. Тех, кто не мог идти, оставляли.

            Наверное, нет ничего страшнее, чем оставлять раненых друзей, обещая вернуться и мало веря себе. Но иначе отряду было через болота эти не пройти.

            В конце пути папа тоже не мог идти, потому что обморозил ноги. Его нёс солдат из их отряда, по фамилии Медведев. Папа говорил, что это был очень сильный сибиряк, настоящий богатырь. Медведев этот нёс его через болото на своих плечах. Папу не бросили, потому что он был единственным офицером в отряде.  Выходить надо было с офицером. Но, наверное, не только поэтому, а было что-то ещё – уважение, сочувствие, симпатия к молодому парню. То, что произошло после их возвращения, подтверждает это.

            Они дошли до своей части, папу отправили в медсанбат.

            Хирург сказал: «Гангрена. Ноги придётся ампутировать».

            Папа уже лежал на носилках в операционной, когда те солдаты, с которыми они выходили, узнали про ампутацию.

           Они возмутились: «Не дадим мальчишку искалечить», и направились к медсанбату.

 

            Вся санчасть располагалась в одноэтажных щитовых домиках. Солдаты  прикладами выставили окна в операционной и вытащили папу через окно, прямо вместе с носилками.

            Конечно, получился скандал. Папу вернули в операционную. Ребята снова его оттуда украли. Трижды они вытаскивали его через окно, пока хирургу не надоело.

            Он махнул рукой: «Делайте, что хотите. Я снимаю с себя ответственность за его жизнь».

            Папу положили в палату и стали лечить.

            Конечно, ему опять повезло. Лечащий врач в палате оказался его хорошим знакомым, насколько я помню, ещё с довоенного времени, со времени учёбы в Москве.

            Он лечил папу и, кроме того, ежедневно приносил ему стакан спирта – полстакана для приёма внутрь, полстакана для растирания ног. Сам же он ему ноги и растирал.

            Папа поправился, ноги удалось спасти. А ведь доктор этот сильно рисковал. Стакан спирта ежедневно – вряд ли такой метод лечения был официально разрешён. Попался бы – могли бы и под трибунал отдать. Какое счастье, что всё обошлось.

            Прошагал папа потом на своих спасённых ногах всю войну, да и после войны ноги ему исправно служили ещё довольно долго. Лишь после пятидесяти лет ноги стали болеть, и папа всегда говорил, что это после того обморожения на войне.

            Семьдесят лет прошло после той войны...

            Я перебираю папины награды – ордена, медали – почти все боевые, кажется, только одна юбилейная. Мне очень хочется рассказать моим детям про папину войну, но я ничего толком о ней не знаю.

            Ну, что ж, я расскажу то немногое, что осталось в памяти, и передам его боевые награды. Ордена и медали говорят сами за себя.

            Я передам эти награды, чтобы они бережно хранили их, а потом передали своим детям, а те – своим, и так из поколения в поколение.

            Я скажу им просто: «Ваш дед был солдатом, помните об этом, и никогда не забывайте тех, без кого нас просто не было бы на этой земле. Это и сибиряк-богатырь Медведев, и доктор из санчасти, и солдаты из папиного отряда, и тысячи других героев, воевавших за нашу Победу. Это была Великая Победа! Помните об этом и передайте своим детям, внукам, правнукам. Тех, кто прошёл через эту войну, остаётся всё меньше, но люди не умирают, пока живёт память о них».

Опубликовано 27.12.2018 в 11:21
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: