авторов

867
 

событий

124137
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Andor_Liliental » Как Голиаф погнался за Гномом

Как Голиаф погнался за Гномом

01.01.1933 – 01.01.1936
Москва, -, Россия

Когда в 1933 г. я участвовал в парижском турнире, перед запуском часов я увидел, равно как и публика, сидевшая в зрительном зале, редчайшее зрелище: чемпион мира А. Алёхин погнался за Виктором Бартом, художником, организатором этого турнира, обещавшим А. Алёхину заплатить экстра гонорар. Но В. Барт не выполнил взятых на себя обязательств. А. Алёхину почти удалось поймать бедного маленького В. Барта, и тогда началось бы мордобитие. Но к счастью, в зале появился господин Блуменфельд, меценат турнира, и передал А. Алёхину положенный ему за участие экстра гонорар. Слава Богу, часы были запущены, турнир начался. На экстра гонорар за участие в турнире, который получил А. Алёхин, он мог купить себе велосипед! А сегодняшние чемпионы мира, получая экстра гонорар, могут купить себе автомобиль!

   В 1935 г. на Олимпиаде по шахматам в Варшаве А. Алёхин представлял Францию и играл за французскую команду. Приехал А. Алёхин со своей женой, американкой, звали ее Грейс Уисхар. Интересно добавить, что Грейс была старше Алёхина на несколько лет, и первая жена знаменитого шахматиста тоже была старше его. Мы с Сало Флором хотели познакомить Алёхина с молоденькой девушкой. Но она была безразлична А. Алёхину: он любил только `пожилых' дам. Но не об этом хотел я рассказать, а о том, что А. Алёхин приехал на олимпиаду со своей любимой сиамской кошечкой! И вдруг кошечка исчезла, то есть пропала. А. Алёхин был очень расстроен. Да и не только он, но и участники Олимпиады и все остальные присутствующие. Было дано объявление в газеты и на радио: "Кто найдёт её - получит вознаграждение". И Бог помог! На следующий день кто-то принёс А. Алёхину пропавшую барышню. Оказывается, она пошла на прогулку и нашла себе приятеля!

   Вы, дорогие читатели, не можете себе представить, что творилось в турнирном зале. Судья везде остановил часы. Каждый участник подходил к А. Алёхину и поздравлял его с находкой любимицы. А. Алёхин был очень счастлив, ведь он её безумно любил. Я хочу к этому добавить, кто так любит животных, как А. Алёхин, тот может быть только хорошим человеком. Да, я это могу подтвердить, поскольку дружил и хорошо знал А. Алёхина. Кошку звали Чесс (т.е. шахматы).

   И вот, в 1934-1935 гг. я опять участвовал в турнире в Гастингсе. В то время в нем впервые принял участие советский шахматист Михаил Ботвинник. Мы сыграли неудачно, разделив четвёртое-пятое место, Х. Капабланка - второе, сэр Томас (англичанин) - первое (надо проверить таблицу, возможно, что ошибаюсь). Но, забегая вперёд, хочу сказать, у М. Ботвинника случилась неудача потому, что он в первый раз выехал зарубежный турнир. Уже во второй раз в 1936 г. в Нотингеме, где участвовал очень сильный состав, в который входили А. Алёхин и И. Ласкер, М. Ботвинник разделил первое-второе место с Х. Капабланкой! Но я выиграл у чемпиона мира Х. Капабланки уже на 28-м ходу! Я пожертвовал ферзя, и партия получила приз за красоту. Эта партия получила название "Бессмерной". Она прошла по всему миру в печати. Но мне не повезло в дальнейшем. В совершенно выигрышном положении против Томаса я прозевал коня. Мало того, против Эйве также, в совершенно выигрышной позиции я упустил победу. По-моему, справедлива поговорка, что в шахматной игре и счастливый случай тоже нужен.

   Вайнштейн, тренер Ботвинника сказал мне, что я приглашён на международный турнир в Москву. Я был очень счастлив, ведь я мечтал об этом. Как выше уже было отмечено, я родился в Москве. Но я забыл упомянуть, что из Англии сначала я поехал в Голландию и жил в Амстердаме у шахматиста Ландау. Бедняга погиб, когда гитлеровские войска оккупировали Голландию. Он был евреем. Также я жил дома у голландского гроссмейстера Макса, профессора математики. Он стал чемпионом мира, победив А. Алёхина. Но через год А. Алёхин взял реванш и выиграл с внушительным перевесом.

   Как-то я гулял с собачкой Ландау (маленькой болонкой) на крыше `Daht' (это гладкая поверхность, так строили крыши на домах Амстердама). Неожиданно к нам подбежала большая овчарка. Пес хотел напасть на мою болонку (а может быть, только понюхать). Но к счастью, хозяйке барбоса удалось поймать своего агрессора, и мы с нею очень подружились. Она пригласила меня к себе домой в гости, и мы наслаждались обществом друг друга, как полагается женщинам и мужчинам.

   И скоро я решил поехать на выступление в Испанию, а оттуда в Будапешт. Но Шерри (так звали мою возлюбленную) заплакала. "Андре" -умоляла она меня, - "возьми меня с собой. Мои деньги и квартиру отберут". Что мне оставалось делать? Конечно, я согласился. И мы жили с нею в Будапеште. Однажды она сказала: "Андре, пожалуйста, женись на мне, иначе мой отец меня не признает, и я не смогу вернуться к нему домой в Амстердам". Я не хотел на ней жениться и сослался на то обстоятельство, что мне ещё не было 24 лет (а по венгерским законам совершеннолетие начиналось с 24 лет), и только с согласия родителей я мог на ней жениться. Тогда Шери сказала, что сама поедет в Вену и поговорит с моим отцом. Но мой отец категорически отклонил ее просьбу дать разрешение на брак со мной. Шери сочинила историю о своей беременности, и жена моего отца, Варвара Николаевна, которая была глубоко верующей женщиной, сказала: "Арнольд! Это грех". Отец подписал официальный документ, подтверждающий его разрешение на мою женитьбу. Но как сказала мне Шери, он предупредил её, что я очень легкомысленный человек. Я отвёз её в Амстердам и поехал в 1935 г. в Москву на международный турнир.

   Поездом я добрался до станции Негорелая, находившейся на границе России с Польшей. Меня встретил Исаак Масел, шахматный мастер. Он был далеко не красавец, но умница, и мы с ним дружили до конца его жизни. Его женой была Ольга Рубцова, чемпионка мира по шахматам. Однажды я с ней играл на турнире Профсоюзов и, несмотря на то, что она играла чёрными, я не смог её победить. Секрет оказался в том, что её муж Исаак Масел сидел в третьем ряду партера, а потом пересел в пятый ряд. Это была хитрость, означавшая сигнал, какой ход должна была сделать Ольга! А затем он опять пересел в четвёртый ряд и т.д. Но организаторы разоблачили подсказчика и строго попросили его оставаться сидеть на одном месте.

   Итак, как уже было мною упомянуто выше, я уехал в Москву. Однако в Варшаве я выходил из поезда, чтобы встретиться с моей сестрой Маргарет, которая выступала в Театре Эстрады в качестве танцовщицы. Она была пластична и танцевала прекрасно, тогда ей было 26 лет. Увы, это была моя последняя встреча с моей любимой сестричкой. Ниже я напишу причину.

   Но с начала о том, как я прибыл в Москву. Нас, участников турнира, поместили в самую лучшую гостиницу - в `Националь'. Рядом - Красная площадь, и из окна комнаты был хорошо виден Кремль. Условия были превосходными: блестящая кухня - кушайте икру красную, чёрную, вино пейте, сколько хотите, только надо было расписаться на счёте. Однажды шведский гроссмейстер попросил меня расписаться на его счёте. Попросил он потому, что должен был поститься, а на самом деле ел мясо и вылакал вино и водку, и ему было не ловко перед организаторами. Я, конечно, охотно неоднократно расписался, чтобы выручить моего коллегу и друга. И вот, начался турнир в здании Музея Изящных Искусств на Волхонке. Зрительный зал был переполнен, и организаторы вынуждены были выставить демонстрационные доски на здании со стороны улицы, чтобы информировать о ходе партий, за которыми шахматисты-любители, не попавшие на турнир во внутрь здания, тоже могли следить. И не зря говорили, что Советский Союз является шахматным Эльдорадо. Нет такого уголка, города или деревни в России, где бы не играли, или не преподавали это красивое шахматное искусство. Вскоре вновь в Колонном зале в Москве состоялся новый шахматный турнир. Было бы оплошностью забыть имя его организатора этих двух турниров, им был главный прокурор Советского Союза Николай Васильевич Крыленко. На турнире в Колонном зале первые места заняли Михаил Ботвинник и Сало Флор, Эммануил Ласкер занял третье место, Хосе Капабланка - 4 место, мне пришлось занять только шестое место среди участников (надо уточнить по таблице). Почему Хосе Капабланка не занял первое место? Из-за того, что был сильный состав? Думаю, что одной из причин было то, что с Капабланкой мы каждый вечер ходили в ресторан "Прага", и Капа смотрел, как танцуют цыгане, и слушал, как они красиво поют, и поздно ложился спать. А.М. Ботвинник и С. Флор вели спортивную жизнь, ложились спать рано вечером. Есть пословица: в здоровом теле - здоровый дух. Многие, может быть, и не подозревают, что шахматная борьба заключается в крепких нервах, так как во время партии много волнений, отнимающих много сил.

   И вот, на выше упомянутых турнирах я увидел среди зрителей очень красивую блондинку с прекрасной фигурой. Она наблюдала за участником. Все её внимание было концентрировано на столе, где играл Х. Капабланка. Не удивительно, как я уже отметил, Капабланка был очень красивым человеком. Страшно разозлившись оттого, что блондинка никакого внимания не уделила мне, я сказал В.Е. Еремееву (помощнику Н.В. Крыленко по организации турнира): "Валериан Евгениевич! Если Вы меня не познакомите с этой женщиной, я отказываюсь дальше играть на турнире". В.Е. Еремеев помог мне. Так я познакомился со своей будущей женой Евгенией Михайловной. Самым счастливым временем в моей жизни стали годы, проведенные рядом с Женечкой. В течение пятидесяти лет мы жили вместе.

   И опять занимательный турнир тоже в 1935 г. в Колонном зале. Первое место занял Хосе Рауль Капабланка. Он был в прекрасной форме. Каждый участник играл со своим противником две партии, короткий матч. Капа и я сделали одну ничью, но игравший белыми Капа победил меня, взяв реванш за предыдущую партию, которую он проиграл мне в Гастингсе. В итоге наш результат по общим итогам в сыгранных четырёх встречах - полтора на полтора очка. В Колонном зале Михаил Ботвинник занял второе место, Флор - третье, я занял четвёртое место, Э. Ласкер пятое, гроссмейстер Левеншин - шестое и т.д.

   Но здесь произошло со мной такое грустное приключение, которое невозможно забыть никогда в жизни. Фрау Марта (так звали жену Э. Ласкера) сидела вместе с моей женой на турнире в зрительном зале, к ним подошёл В.Е. Еремеев и сказал моей жене, что ваш муж выигрывает у Э. Ласкера. На что моя жена воскликнула: "Это исключено! Мы такие друзья, как родные!" Увы, я этот разговор не слышал и чёрными в очень длительной и тяжёлой борьбе преодолел сопротивление Эммануила Ласкера и победил. Но дружба есть дружба, а шахматная борьба не признаёт дружбы. Э. Ласкер, конечно же, это понимал, и наши дружеские отношения продолжались.

   Когда Э. Ласкер с фрау Мартой эмигрировали в Москву от преследований немецких фашистов, они получили квартиру в Посечельниковском переулке рядом с Синагогой (это улица недалеко от площади Ногина, теперь Старая площадь). И дня не проходило, чтобы мы с женой, Евгенией Михайловной, не находились у них дома. Ведь надо было помочь ходить по делам, покупать продукты и т.д. Ведь они могли объясняться только по-немецки или по-английски. Э. Ласкер читал лекции, не помню, по математике или философии? Он разносторонний, феноменальный человек! Их дочь жила в Америке, они очень тосковали по ней и, наконец, решили к ней уехать. И мы с грустью попрощались с ними. С гением, чемпионом мира Э. Ласкером и его женой Мартой мы больше никогда не увиделись.

Опубликовано 18.10.2018 в 17:00
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: