авторов 716
 
событий 106181
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Nikolay_Bradis » Николай Брадис. Дневник - 13

Николай Брадис. Дневник - 13

03.04.1915 – 04.04.1915
Яблонька, Ивано-Франковская, Украина

3 и 4 апреля, пятница, суббота

 

Вот мы и сменились, чтоб разорвало эту смену. Около часа ночи четвертая рота сменила нас с участка. Я со своей полуротой пошел вперед. Темень — хоть глаз выколи. Еще хорошо, что дождя не было. Надо было через три моста, потом по оврагам по каким то и опять через ручьи … Дороги толком никто не знает. Идем напролом. Дошли до леса, хвать, а половины людей нет. Что за оказия. Свистали, звали — нет никого. Оторвались оказывается еще около мостика последнего, а вперед ничего не передали и идут. Хорошо что ротный командир на-шел их по дороге и привел, а то нет людей. Барановаты люди, хотя я и сам отчасти виноват. Надо было знать что с таким солдатом надо гораздо осмотрительнее быть. Пришли к лесу когда еще были не все. Я пошел в штаб полка узнать, где находятся блиндажи, куда привести людей и где выставить караулы. Обругал кажется командира полка — думал что денщик или вестовой … В лесу темно, грязь почти по колено. Никто не знает где и что. Кое как разместили людей по шалашам — сыро в них. Пошел выставил караулы — попал в окоп с водой, вы-мок и запачкался. Все это заняло до 4 слишком часов. Потом пошел к роте, посидел до света и ушел в избу, где поместился ротный. Поспал немного. Как давно не спал — на сухом сене в избе на скамейке. Только пол земляной и много всякого прыгающего. Газда (крестьянин) русин[1] — какое то бабие лицо, вместо бороды и усов какие то перья, нос орлиный, подбородок безхарактерный, глаза очень невыразительные, волосы длинные, спутанные. Живут грязно, держат себя тоже не очень то чисто. Я почти все понимаю, что они говорят, только как заговорит газдыня (жена хозяина) — ну ничего не разобрать. Хозяину лет около 60. Какой то он вялый, да и вообще здесь не особенно живой народ. И дети у него какие то «млявые». У него было 14 детей. 5 умерло. Три сына на войне — от них нет никаких известий. При нем теперь живут три сына и две дочки. Сыновья очень женственные, прямо девочки переодетые. Волосы длинные. Хозяйка кажется более энергичная — по крайней мере когда ругается на наших солдат (а есть за что) — то голос возвышает хорошо. Народ здесь видно страшно за-битый. Во первых постоянное недоедание — хлеб здесь совсем не родится. Картошка и та не всегда удается. Заработки не особенные. А наседают с налогами сильно. Недавно установлен налог на собак по 4 кроны — не по городам, а везде (это надо проверить и в других местах). Батюшка, смахивающий по своему обличью на ксендза. Грабит народ без удержу. За требы[2]заламывает бешеные цены и дань. Ненавидят его здешние руснаки, не очень то жалуют и евреев, панующих здесь, и немцев, которые здесь пользуются первым местом … Дом у газды небольшой, на две половины с сенями. Изба не курная, а курных здесь много. Пол земляной, а отсюда и соответствующее сему обстоятельству удовольствие … Стены побелены. Печка небольшая — наверху [зачеркнуто] места немного, — не поспишь особенно, к[а]к у нас в деревне. Кровать, лавки, полочки. Образов много, какие то на польский образец. Газда усердно Богу молится, а — про других не знаю. Надо будет подробно поговорить о житье бытье со стариком. Говорит, что хорошо бы попасть к нам в подданство — легче было бы. Хотя кто его знает, искренен ли он перед русским офицером. Может так, хвостом виляет.

 

Был в штабе полка. Просидел все утро. Читал газеты от 28 апреля — прямо благодать. Дела веселят. На Карпатах хорошо. И в других местах где хорошо или ничего плохого. Читал маленькую заметку о Мясоедове[3]. Толком не разобрать. — Чудовищная вещь. Попал в штаб сырной пасхи. Теперь пасха вполне испорчена. Роздал роте яйца, открытки и еще кое-что. Поздновато. Рота устроилась на болоте этом в бараках — шалашах. Весь лес теперь сплошное болото. Ночью, когда пришли, он показался уж очень грязным и серым. Просто пройти нельзя было. Теперь же днем другое дело. Вообще все худое ночью в десять раз хуже кажется. Днем пройти можно не замочив ног (местах в трех, в четырех вскочишь четверти на полторы в грязь только). Костров больших не раскладывают. Дым виден с наблюдательного пункта и лес обстреливают. В первой роте, которая была до нас, в лесу, ранило здесь 8 человек.

 

В 5 часов назначена служба. Я решил тоже говеть вместе с ротой. Церковь устроена на задней опушке леса. Несколько палаток на крышу и стенки. Из палаток стенка для иконостаса. Две иконы. Царские врата с деревянным белым крестом. Все увито гирляндами из еловых веток. Солдаты стоят под открытым небом. Винтовки принесли с собой — составили в сторонке. На наше счастье погода с вчерашнего вечера почувствовала улучшение, а сегодня под вечер и небо синее и солнышко. Служба по полевому. Скорее чем может у нас в гимназии. Поют два солдата, из которых один и за псаломщика. Но поют согласно. Кое-кто из солдат подтягивает. На прошлой службе (когда говела 1 рота) противник обстреливал площадку за лесом. Там близко стоит батарея. Снаряды ложились очень близко. Вот положение — стоять толпой. Один снаряд, удачно попавший положит не меньше полсотни. Как быть, расходиться нельзя, а оставаться тоже не весело. У нас пока, слава Богу, все тихо. После всенощной общая исповедь. Все по походному. Скоро. Причастие на утро. Пришел домой — в хату часу в седьмом. За день сильно устал. Ночью это путешествие, ночевка в лесу. Поспать в хате удалось часа 2 не более. День читал газеты до головной боли, бродил много. Улегся спать рано, в восьмом часу и проспал до семи как убитый. Ночью только раз проснулся, стреляли где то сильно. Все таки обстановка действует. В своем бараке не поспал бы так сладко. Утром чуть не опоздал на службу. Привел роту как раз когда батюшка кончил проскомидию[4] (кажется так называется это). Погода чудесная. С утра солдаты молятся усердно. В особенности чувствуется это в тех местах, где дело касается войны, воинов и т. д. Я первый раз слыхал этот вариант. Трогательно, может быть из за обстановки, может быть по существу. Причастились, поздравил нас батя (кажется очень симпатичный человек, открытый и общительный). Теперь сижу в хате, попил в первый раз за все время на позициях кофе (замечательно вкусно) и наслаждаюсь семейным уютом. Есть кое-что почитать — газеты и журнальная чепуховина. Днем во время службы и после неё почему то стал обстреливать ту хату, где мы поместились. Или заметил движение. Или какая то сигнализация там, телефон. Выпустил несколько шрапнелей. Не попал в хату. День бродил. Читал в штабе газеты. Переливают из пустого в порожнее. Италия, Румыния и т. д. Хорошо на Карпатах. Ничего — в собственном смысле — на прусском.

 



[1]Русин — старое название украинцев в Галиции.??

[2]Требы — богослужения, совершаемые не ежедневно. А по их необходимости (например: крещение, венчание).

[3]Мясоедов Сергей Николаевич — (1865–1915) — полковник русской армии, повешенный в начале Первой Мировой войны по ложному обвинению в шпионаже.

[4]Проскомидия (греч.) — принесение, подношение. Первая часть литургии.

Опубликовано 02.05.2017 в 16:57
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События