авторов

1004
 

событий

142909
Регистрация Забыли пароль?

Канун - 3

10.09.1935
Варшава, Польша, Польша

Папа всё знает: языки, историю, ботанику, Священное писание... У нас всегда людно. Квартирка в две комнаты, а народу приходит всякого : студенты — Юрины приятели, знакомые священники (рядом — православная церковь, митрополичьи покои), бабушка-еврейка приносит старые книги в надежде продать, вечная студентка Лида рассказывает, как питается квашеной капустой с рыбьим жиром, очень дёшево. Гадость! Вечерами в углу старого дивана с высокой спинкой устраивается отец Игнатий, бывший лейб-гвардейский ротмистр. После Гражданской войны принял монашеский сан. Сидит, без конца курит. Худой как скелет, в чёрной рясе похож сквозь табачный дым и на Дон Кихота, и на сатану. Много мог бы рассказать, наверное, как воевал в России. С большевиками. Но не любит делиться этим. Больше молчит, думает о своём. Мама говорит, у него чахоточный кашель. Подзовёт к себе, поерошит волосы, достанет из глубокого кармана «коровку». Под рясой — обычные брюки в полоску. Как у всех.

— Учишься?

— Учусь.

— Учись, брат. Учение — свет... В школе обижают?

— Большевиком дразнят. Проклятым большевиком.

Отец Игнатий странно усмехается, чему-то своему.

— Терпи, брат... Им от нас тоже доставалось. Вот, к примеру, Суворов Александр Васильевич, кумир и тёзка родителя твоего. Здесь в чине бригадира с конфедератами сражался. К разделу Польши руку приложил...

— Так что же, око за око, зуб за зуб? — горячится отец. — Мы — их, теперь — они нас? И украинцев, и белорусов, и евреев? И так — во веки веков?

— Зачем же — во веки? — прикрываясь клубами дыма говорит отец Игнатий. — Попытки преодолеть национальную рознь предпринимаются. Те же большевики, говорят... Сколь успешно, не берусь судить. Здесь же: третью часть населения Речи Посполитой составляют национальные меньшинства. Одних евреев — шесть миллионов. Ущемление меньшинств не способствует укреплению государства сего! «Возлюбим друг друга», — учит Спаситель, отнюдь не подразумевая деления на чистых и нечистых... Кстати, — неожиданно меняет он тему, — во главе каких войск выступал Суворов в тысяча семьсот шестьдесят восьмом для участия в Польской кампании?

— Во главе своего Суздальского полка, как известно, — отвечает отец. — В дальнейшем, впрочем, командовал бригадой.

— А впоследствии, как именовался сей прославленный полк?

— ??

— Семьдесят седьмым пехотным Тенгинским, ваше высокоблагородие! Принявшим впоследствии в свои ряды Михаила Лермонтова, великого нашего поэта. — И отец Игнатий удовлетворённо хохочет, выдыхая дым и захлёбываясь кашлем. Не разобрать уже за той завесой, то ли монах сидит в углу дивана, то ли бравый гвардеец. Бывший деникинец...

Пройдёт несколько лет, и генерал Деникин выступит с обращением к российской эмиграции — не поддерживать фашистскую Германию в войне против СССР...

 

Разговоры в нашей квартирке — на русском. Здесь — кусочек России. На улице — не следует, могут обругать. В школе — запрещено. Да и не с кем. Почти. Есть в классе одна девочка...

Опубликовано 08.09.2016 в 08:53
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: