авторов 707
 
событий 103720
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Lyudmila_Osipova » Мое блокадное детство - 19

Мое блокадное детство - 19

01.05.1943 – 31.08.1943
Янино, Ленинградская, Россия

Ближе к весне мама встретила на улице Евдокию Ивановну, с которой она раньше работала в военном училище. «Агафья Петровна, голубушка, на кого ты похожа? Одна кожа да кости, тебя надо спасать», - сказала Евдокия Ивановна. - Я работаю сейчас директором столовой в стационаре военно-морской академии. Кормлю работников стационара. У них есть подшефный совхоз в районе Ржевки. Я договорюсь и отправлю тебя туда». И действительно, в конце апреля мама уехала, а меня взяла к себе Евдокия Ивановна.

Я заканчивала школу в конце мая, и целый месяц после уроков садилась на трамвай и ехала к Витебскому вокзалу. Напротив него в парке с чугунной оградой находился стационар, где лежали выздоравливающие после ранений моряки. В двухэтажном здании столовой внизу был обеденный зал, а наверху кабинет директора столовой. Евдокия Ивановна жила в кабинете. За двумя шкафами стояла кровать и диван, на котором я стала спать. Вечером я отправлялась вниз в столовую ужинать. Злая повариха, взвешивая мне кашу на весах, ворчала: «Своих нечем кормить, а тут еще появилась нахлебница». В стационаре лежал раненый муж Евдокии Ивановны. Я навещала его и рассказывала о своих школьных делах, а он угощал меня печеньем.
В конце мая за мной приехала мама. Она загорела, помолодела и выглядела здоровой. Евдокия Ивановна радостно улыбнулась: «Наконец-то я вижу нормального человека». Мама заплакала: «Родная моя спасительница, как мне благодарить Вас за себя и за Люсю, буду вечно молиться за вас Богу». Мы доехали с мамой до Московского вокзала, сели на десятый номер трамвая, и он повез нас далеко, далеко за Охту. Закончились каменные дома пригорода, и пошли пустыри и поля. Мы вышли на улице Коммуны. «А теперь нам идти километров пять пешком», - сказала мама. Мы минули поселок, и дорога пошла полем. Стоял теплый майский день, ярко светило солнце, по обочине дороги цвели желтые одуванчики, в небе звенел и заливался жаворонок. Навстречу нам в открытых машинах ехали молодые веселые солдаты. Я попала в какой-то другой, неведомый мне мир без войны, без обстрелов и бомбежек и была потрясена. Я не заметила, что иду и плачу, а мама, думая, что я соскучилась без нее, гладила меня по голове и утешала.
Мы прошли зеленеющим лесом и вошли в поселок Янино. В войну он назывался колонией. Говорили, что раньше в нем жили то ли финны, то ли немцы. В 1941 г. их выселили в глубь страны, а их дома заняли рабочие совхоза и летчики. В Янино базировался летный, истребительный полк, он защищал Ленинград от немецких бомбардировщиков. Военный аэродром находился вблизи поселка, к нему примыкал лес, в ельнике которого, надежно укрытые, стояли боевые «ястребки». В совхозе Янино выращивали овощи, картофель, была молочная ферма, и продукция поступала в госпитали Ленинграда. В совхозе в основном работали девушки и женщины, приехавшие из города. Некоторые привезли с собой детей.
Мы шли по поселку, и мама говорила: «Вот клуб летчиков. Здесь показывают кинофильмы и иногда устраивают концерты. А это двухэтажное здание – военный госпиталь, за ним совхозная столовая и начальная школа». Мама жила в обычной деревенской избе с пожилой тетей Леной Каменской, работавшей конюхом. В комнате стояли две кровати, стол и посередине маленькая печка с трубой в потолок. Рядом с домом были парники, где мама работала.
С приездом в Янино для меня наступили счастливые дни. Я не могла нарадоваться весне, солнцу, зеленой траве, деревенскому простору поселка. Янино никогда не бомбили и не обстреливали, тишину иногда нарушали «ястребки», улетающие в небо. Мама приносила из столовой обед, делала салат из зеленого лука, укропа, петрушки, о котором я давно мечтала. На одну рабочую карточку в месяц давали пол-литра водки. Мама меняла ее на мясные консервы у летчиков. Я намазывала их на черный хлеб и ела маленькими кусочками, чтобы продлить удовольствие. Голод больше не мучил меня. Уже хотелось поесть чего-нибудь вкусного: сыра, шоколада или моих любимых слоеных булочек по 40 копеек.
Парники с одной стороны ограждал высокий земляной вал, поросший травой, внутри его я обнаружила небольшую кладовку с дверью и отверстием для окна. В кладовке лежали кирпичи и мусор. Я вынесла все, вставила в отверстие маленькую стеклянную раму, и получилось настоящее окно. Из глины и кирпича я соорудила печку. Мама дала мне старую ржавую трубу, и я вывела ее наружу. Набрав щепок, я затопила печку и дым по трубе столбом пошел вверх. Ах, как я радовалась своему маленькому домику и от полноты чувств распевала песни. На школьной площадке с утра до вечера играли дети. Я вскоре присоединилась к ним и познакомилась со своими сверстниками Шурой Тетерьвовой, Валей Евдокимовой, Ваней Сухоруковым и Витей Семеновым. Витин отец, летчик, служил в Янино. Витя мне рассказал, что один раз отец посадил его в «ястребок» и покружил над аэродромом. Целый день я проводила с ребятами и не могла наиграться. Мама сердилась и ругала меня, а я, усталая, приходила домой и засыпала как убитая.
В нашем доме стала протекать крыша, и нас с тетей Леной перевели в другой дом и поселили на кухне. За кухней в двух комнатах жили четыре девушки. Одна их них чернобровая красивая Маша работала поваром в столовой, и, когда я приходила за обедом, она наливала мне супа больше, чем положено. Мама познакомила меня с двумя молодыми учительницами Евстолией Николаевной и Серафимой Александровной, у которой я должна была учиться в четвертом классе.

 

Учительница Серафима Александровна в Янино

Серафима Александровна подарила мне маленького серого котеночка, которого я назвала Мальчик. Я была вне себя от радости. Он был забавный и ласковый и спал со мной на кровати. Около дороги протекал небольшой ручей, где плавали маленькие рыбки. Утром я брала решето, подходила к ручью и ставила решето боком в воду. Иногда туда заплывали 2-3 рыбки, я опускала их в баночку с водой и шла к Мальчику. Он ждал меня у дома и мяукал, выходил мне навстречу, и я отдавала ему свой улов. Но бывали дни, когда я не могла поймать рыбок и шла домой расстроенная, чувствуя свою вину перед котенком. Однажды он попал в выгребную яму. Дети прибежали ко мне и сказали, что Мальчик тонет. Я прибежала к нему, вытащила из ямы и долго отмывала в ручье. Котенок прожил у меня месяц, а потом какая-то приезжая девчонка украла его и увезла в город. В Ленинграде совсем не было кошек, их всех съели в блокаду. Моему горю не было конца, я так плакала, что мама стала просить Серафиму Александровну достать мне другого котенка. Учительница от своих знакомых принесла нам маленькую четырехшерстную кошечку. Я назвала ее Бебка. Кошка оказалась злой и сварливой, когда я брала ее на руки, она царапалась и рычала, как тигр. Она не смогла заменить мне Мальчика, и я не обращала на нее никакого внимания. Одна мама кормила и ухаживала за ней.
Маму с парников перевели работать на скотный двор ночным сторожем. Ночью она убирала от коров навоз, выполняя тяжелую мужскую работу. Приходила домой уставшая и измученная и ложилась спать. Однажды она принесла мне в алюминевой фляжке молоко, которое спрятала в одежде, налила в стакан и протянула мне с куском хлеба. Я сделала глоток и замерла от блаженства, а мама смотрела и радовалась.

Тетя Лена отводила каждый вечер лошадей в ночное и предложила мне поехать с ней. «Ты умеешь сидеть верхом», – спросила она. Я вспомнила, как Колька в Понизовье учил меня верховой езде, и ответила, что умею. Она помогла мне взобраться на лошадь, и мы поехали на широкий луг за поселком, где ночью паслись кони. С тех пор я почти каждый вечер каталась на лошадях. У меня стали любимыми две лошадки: спокойный Копчик и белая, порывистая Охра. Ездить без седла было больно, и я стала подкладывать под себя маленькую подушку. В другой половине нашего дома находилась совхозная бухгалтерия, там работал молодой моряк, встречая меня, он всегда говорил: «Пламенный привет наезднику из Кабарды». Как-то вечером лошадей вели после водопоя в конюшню, я сидела на коне по кличке Васька, вдруг передние лошади перешли в галоп, и Васька ринулся за ними. Я держалась за гриву и думала, что упаду, и лошади меня затопчут. Мы пронеслись мимо нашего дома, и я увидела в окне испуганное лицо мамы. Перед воротами Васька встал как вкопанный, и я по его шее сползла на землю, не веря, что осталась жива. После этого случая у меня надолго пропала охота кататься на лошадях.
Теплым летним вечером к нам на кухню зашла Серафима Александровна, дома никого не было. Я подметала пол и пела. Учительница сказала, что я талант и должна выступить в клубе перед летчиками. На следующий день она повела меня к начальнику клуба. Он вызвал баяниста, и я спела песню «С далекой я заставы». «Молодец, Люся», - сказал капитан – через три дня у нас концерт самодеятельности. Ты еще порепетируешь с баянистом и будешь выступать». Наступил день концерта. Я очень волновалась: баянист, молодой солдат, успокаивал меня и говорил, что все будет хорошо. В клубе собрались летчики, рабочие совхоза, дети. Самодеятельные артисты – военные, молодые девушки – читали стихи, танцевали, пели. Наконец на сцену вышел начальник клуба. «А сейчас перед вами выступит наша самая маленькая артистка школьница Люся Шестакова», - и я вышла с баянистом под аплодисменты зала. Я сначала робела, потом вспомнила, как я выступала на елке в школе, и страх прошел. Баянист сыграл вступление, кивнул мне, и я запела:
 С далекой я заставы, где в зелени дом и скамья,
Там парень пел кудрявый, ту песню запомнил я.
Играй мой баян и скажи всем врагам, что жарко им будет в бою,
 Что больше жизни мы Родину любим свою.
Мне долго и шумно аплодировали, и я пожалела, что мы разучили только одну песню, но меня заставили повторить ее снова. После моего первого выступления я стала постоянной участницей концертов и теперь пела песни из кинофильма «Свинарка и пастух», «Александр Пархоменко», «Два бойца». Пела про маленькую медсестру Валеньку, которая вынесла с поля боя десять раненых солдат. Меня теперь знали все жители поселка, взрослые хвалили меня маме, а летчики, встречаясь на улице, улыбались и заговаривали со мной.

Опубликовано 24.05.2014 в 19:45
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События