авторов

965
 

событий

138903
Регистрация Забыли пароль?

1963 год - 6

18.12.1963
Владимир, Владимирская, Россия

     18 декабря

     Не исключено, что, доживи Маяковский до 1937 года, ему не пришлось бы убивать себя, за него это охотно сделали бы другие.

     Не может быть, чтобы он умер не разочарованным в 30-е годы, не осознавшим с мучительной ясностью всю искреннюю неискренность написанного им.

 

В такие вот часы

стоишь и говоришь

векам, истории, себе

и мирозданью.

 

     Это самые искренние строки во всей его послереволюционной поэзии. Только вот о чём говоришь – поэт не уточнил. Впрочем, выстрелом в себя он сделал это уточнение.

 

     Мучительность моего положения стихотворца заключается в том, что иногда я заставляю себя петь о том, о чём не поётся. Написанное никого не впечатляет. Конечно, я мог бы не делать этого, т.е. не писать о том, о чём не пишется... На одной чистой лирике? Писать со всей искренностью только для себя и потомства я не могу. Лучше совсем не писать. Мне кажется бесполезным всё то написанное, что не сможет увидеть света при твоей жизни или до поры до времени хранится «про запас». Не добиваться же легкого успеха на эстрадных дешёвках (как Евтушенко). И как в шутку, говорю жене: «Издам том ненаписанного, и это будет моя лучшая книга».

 

     Сегодня утром опять ехать в Губино, собирать материал в газету. Как мне надоели эти поездки, как мне осточертело это переливание из пустого в порожнее в районной газете «За торф»: это же громыхание крыловскими пустыми бочками. Надо ещё закончить информацию в «Строительную газету». Может быть, возьмут на работу. Тогда – поездки по стране. Это, конечно, лучше, чем навсегда погрязнуть в болоте.

 

     Раздвигаю рамки своего дневника. Сначала хотел сделать его сугубо политическим, теперь же думаю, что этого было бы недостаточно. Ограничившись одной политикой, я могу оказаться в своих суждениях слишком тенденциозным. А нужно посмотреть на вещи шире, охватить их во всей жизненной совокупности. Ведь иногда через какое-то политическое суждение проходят самые разные жизненные впечатления, порой не имеющие прямого отношения к политике. Но с этим принципом осмысления можно оказаться и в положении чистого философа классического типа. А моя цель совершенно иная – не извлекать из себя абстрактные концепции, а показать жизнь вполне конкретно, всю её подноготную пропустив через самого себя. Я – сито, процеживающее жизнь, чтобы задержать крупицы истины.

     Хоть и мыслящий человек, но я пишу именно дневник, а не социально-политический трактат. Пусть это послужит мне компасом.

 

Ни камня, ни партийного

билета

я не ношу за пазухой.

И это

к достоинствам своим я

отношу.

Я – как сказал мудрец

когда-то, где-то –

лишь только всё своё

с собой ношу.

 

     Реальная власть – это власть над умами и сердцами людей, власть Пушкина, Толстого или Достоевского... Такой-то власти как раз не может быть ни у одного деспота, никогда! Он властен карать и морить голодом, но он не властен заставить народ в целом думать и чувствовать, как ему хочется.

     Ещё одна «зримая примета коммунизма». Отныне лекции по линии «Общества по распространению политических и научных знаний» читаются бесплатно. Как говорится, «идя навстречу пожеланиям лекторов», – так решили в верхах. Политика оглупления – основное в коммунистическом воспитании трудящихся... Бесплатно – это когда при коммунизме, а у нас пока социализм. Моя жена часто выступает с лекциями о киноискусстве – благо есть о чём рассказать: итальянская волна неореализма, фильмы Калатозова, Шукшина, Ромма... «Ну, теперь, – говорю ей, – хватит. Это же унижение – проба на терпение... Нашли ещё дураков, с которыми можно поступать как им угодно». А для неё лекции – это дело просветительского долга: «У меня в этом месяце ещё две лекции – на Карболите и в Ликино-Дулёве – о фильме Эйзенштейна «Иван Грозный» (цветное и цветовое кино)». С ней всё ясно: бесплатно она ведёт киноклуб во Дворце культуры текстильщиков с обсуждением фильмов.

 

 

     Вспомнил злой анекдот про Хрущёва. «Борец за народное счастье», изрыгая проклятья, осматривает выставку абстрактных картин. Вдруг он останавливается и, пристально всматриваясь во что-то, спрашивает у сопровождающих: «А это что за жопа с двумя ушами»?» «Это зеркало, Никита Сергеевич», – следует верноподданнический ответ.

Опубликовано 07.08.2016 в 10:05
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: