авторов 715
 
событий 106315
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Anna_Olenyna » Дневник - 14

Дневник - 14

30.09.1828
С.-Петербург, Ленинградская, Россия

   <Воскресенье> 30 Сентября. <1828>

   Боже мой, какая радость! Вчера приехали Папинька и брат, и вот их хорошие и худые новости: 1. что с них сняли цепи[1], и потому, приехавши в город, я исполнила желание сердца моего и иду служить неведомо никому благодарную молебень 2-е. что Муравьев, Александр Николаевич, сделан начальником в Иркутске[2]. Все чувства радости проснулись в душе моей! Они свободны хоть телом, думала я, и эта мысль услаждала горе знать их далеко и в заточении. Но, увы, жалея об них, горюя об ужасной участи, не могу не признаться, что рука Всевышняго карает их за многие дурные намерения. Освободить родину прекрасно, но проливать реками родную кровь есть первейшее из преступлений. Быть честным человеком, служить безкорыстно, облегчать нещастия, пожертвовать всем для пользы общей, соделать щастливыми тех, кто под властью твоей, и понемногу приучать народ необразованной и пылкой к мысли свободы, но свободы благоразумной, а не безграничной -- вот истинной гражданин, вот сын отечества, достойный носить имя славное, имя Русскаго. Но тот, кто, увлекаясь пылкостью воображения, желает дать свободу людям, не понимающим силы слова сего, а воображающим, что она состоит в неограниченном удовлетворении страстей и корыстолюбия; тот, наконец, которой для собственнаго величия и, ослепляя себя мнимым желанием добра, решается предать родину междоусобиям, грабежу, неистовству и всем ужасам бунта и под именем блага будущих поколений хочет возвыситься на развалинах собственнаго края, тот не должен носить священнаго имени, и одно только сострадание к его заблуждениям -- вот все, что может он желать и получить от общества граждан.

   Свобода народа есть желание сильнейшее души моей, но вот, в чем оно заключается. Сначала запрети однажды навсегда явную и тайную продажу людей, позволяй мужикам откупаться на волю за условленную цену. Тогда тот, кто понимает силу слова сего, сам откупится. Я не прошу дать вдруг свободу всей России, они не могут понимать, что она состоит только в свободном пропуске из одного края в другой и что кроме собственной своей души и семейства и принадлежащих им домашних вещей они ничего не имеют и что все земли должны остаться за владельцами. Еще дай честное и безкорыстное управление внутренней части государства, ограничь лихоимство, позволь последнему нищему жаловаться на богатаго вельможу, суди их публично и отдавай справедливость по установленным однажды и навсегда законам. Чтоб указ один не противоречил другому, чтоб, подписанный однажды, он навсегда сохранил свою силу и точность. Вот, в чем состоит щастье России, и вот, что всякая душа желать должна, а не той неограниченной и пустой детской конституции (имя которой, не говоря об самом уложении, едва ли 3 часть людей понимает), которую хотели нам дать 14 числа[3].

   Les mauvaises nouvelles sont de l'armée. La première est affreuse, l'autre terrible. Le pauvre Général Dournoff a été tué en montant à l'attaque. Ses pauvres bons parens, avec lesquels nous nous sommes tant vus et qui ont eu tant de bonté pour moi! Je ne sais vraiment, comment la pauvre Mère pourra supporter cette nouvelle terrible. Dieu veuille la soutenir! L'autre nouvelle est encore plus terrible, car elle abîme plus de monde. Elle est pire, que la mort même: le régiment des chasseurs a fuit devant un détachement des Turcs! Leur général, deux colonels et dix officiers ont été tués et tout le régiment aurait péri, si ce ne fut pas le secours, donné par un régiment d'armée, qui, par sa valeur, a fait replier les Turcs. Quelle honte, grand Dieu, un régiment de la garde, fuir l'ennemi! C'est affreux, et lorsqu'on pense, que le nom de fuyards leur restera pour la vie, c'est terrible. Varna n'est pas encore prise. Nous perdons du monde, la campagne a été très mal conèue grâce au cher Dibich -- que le diable emporte ces allemands. Au commencement de l'assaut de Varna Men-chikoff -- le fameux -- qui avait été chargé de la conduire après la prise d'Anapa avait reèu une blessure qui grâce à Dieu n'est pas mortelle. Toute sa conduite pendant sa campagne a été celle d'un homme de Génie. Toute l'armée perd en lui un membre bien utile. Mais heureusement nous pouvons espérer le conserver. Il a été remplacé dans son commandement par le comte Varontzoff. Pour Paskevich -- il fait des miracles dans la Turquie d'Asie. Il a pris Kars, en entrant dans la ville avec l'ennemi, qui, ayant fait une sortie, fuyait vers la ville devant nos bataillons victorieux. Il vient de prendre Ahaltshik par assaut et pour faire avancer plus gaiement les soldats, il a fait chanter les "pécelniks" des régimens: il a pris encore plu-sieures places. Pour la grande armée ses affaires s'embrouillent. Dieu sait par quoi cela finira.

   Nous attendons avec impatience la nouvelle de la prise de Varna, la saison est trop avancée pour continuer la guerre cette année et après cette prise on s'arrêtera aux quartiers d'hiver.

   (Плохие новости пришли из армии. И первая страшна, но вторая просто ужасна. Бедный генерал Дурнов был убит[4], когда поднимал свои войска в атаку. Несчастные его добрые родители! Мы с ними встречались, они были так добры ко мне. Я, право, не знаю, как бедная его Маменька сможет перенести этот ужасный удар. Дай Бог ей сил вынести это! Другая новость еще страшнее, ибо это весть о гибели не одного, а множества людей. Она хуже, чем сама смерть. <Л.-гв.> Егерский полк бежал под натиском турок[5]. Их генерал, два полковника и 10 офицеров убиты, и весь полк был бы истреблен, если б не армейская пехота, которая своей доблестью заставила турок отступить. О боже! какой стыд! Гвардейский полк, бегущий от врага!

   Это страшно, но мысль о том, что клеймо трусливых беглецов останется за ними на всю жизнь, -- просто невыносима. Варну еще не взяли. Мы несем потери, кампания была плохо продумана по милости дражайшего Дибича[6], черт побери этих немцев. Меншиков (знаменитый)[7], которому после взятия Анапы было поручено руководить осадой Варны, при самом ее начале получил рану, которая, слава Богу, не смертельна. Все его действия во время кампании были действиями гениального человека[8]. Армия рискует потерять в его лице очень дельного военачальника. К счастью, можно надеяться, что он вернется в строй. Его заместил граф Воронцов[9].

   Что до Паскевича[10] -- то он творит чудеса в азиатской Турции. Он занял Карc, войдя в город на плечах неприятеля, который, совершив вылазку, бежал к городу, преследуемый нашими победоносными батальонами. Он только что взял штурмом Ахалцых. Чтобы подбодрить своих солдат, он приказал песельникам всех полков петь; он занял еще много других мест.

   Что касается основных сил, то их дела ухудшаются. Бог знает, чем это закончится. Мы с нетерпением ждем взятия Варны, так как с наступлением зимы условия становятся неблагоприятными для ведения воины, и после ее взятия армия расселится по зимним квартирам.)

 



[1] ...с них сняли цепи -- Речь идет о декабристах, находившихся на каторге. Слуга Александры Григорьевны Муравьевой Андрей Леляков писал о содержании декабристов в Читинском остроге: "С них не скидывают оковы ни день, ни ночь, выключая только тех случаев, когда им дозволяется быть в бане или в церкви". (ЛН. Т. 60, кн. 2. С. 102.). М. А. Бестужев вспоминал: "За несколько месяцев до отправления в Читу, милостивым манифестом с нас сняли железа..." Однако в действительности манифеста по этому поводу не было. Николай I приказал снять оковы с достойных; комендант Нерчинских рудников и Петровского завода С. Р. Лепарский признал достойными всех осужденных (М. А. Бестужев. Переезд в Сибирь. Заключение в Чите и Петровске. // В сб. "И дум высокое стремленье..." М., 1980. С. 186; 391).

[2] ...Муравьев Александр Николаевич сделан начальником в Иркутске -- Муравьев Александр Николаевич (10.10.1792--18.12.1863), сын основателя Московского учебного заведения для колонновожатых, генерал-майора Николая Николаевича Муравьева (15.09.1768-- 20.08.1840) и Александры Михайловны, рожденной Мордвиновой (1770--1809), участник Отечественной войны и заграничных походов, отставной полковник Генерального штаба, основатель Союза спасения, член Союза благоденствия до 1819 г. Как отошедший от Тайного общества и оказавший "искреннее раскаяние", был осужден по VI разряду и после конфирмации приговорен к ссылке в Сибирь без лишения чинов и дворянства. 19.01.1828 г. был назначен городничим в Иркутске, вступил в должность 23.04.1828 г. Впоследствии был председателем Иркутского губернского правления, тобольским, нижегородским, архангельским губернатором и т. д. Окончил жизнь генерал-лейтенантом и сенатором. Близкий друг семьи Олениных.

[3] ...которую хотели нам дать 14 числа. -- Рассуждения Анны Алексеевны являются отражением общественно-политических взглядов А. Н. Оленина. Не без основания полагая, что "революции не на розовой воде делаются", А. Н. Оленин был убежденным противником политического радикализма. Письмо, написанное им к В. А. Олениной на другой день после событий на Сенатской плошали, проникнуто мыслью о чудом предотвращенном хаосе, о неизбежности катастрофических для России последствий восстания. Рассказав обо всем виденном (Алексей Николаевич наблюдал за происходящим из окна архива Государственного совета) и слышанном 14 декабря, Оленин заключает: "...многие и многие зараженные в России глупыми мыслями Европейской конституции, для народа, который при восклицании "конституция!" на вопрос, что это такое? отвечает, что это имя жены Цесаревича, потому что она еще не крещена в русскую веру. О безумие! О злодейство! Я говорю злодейство, потому что если б этим, просто сказать, разбойникам удалось сделать переворот, то они бы погрузили Россию в потоки крови на 50 лет" (РА, 1869, No 4, стлб. 052-- 053). Отзвуки суждений А. Н. Оленина доносят до нас и позднейшие записки В. А. Олениной: "Претензия смешная, зачем батюшка не хотел себе ставить за честь быть с ними за одно в подобной необдуманной проделке и, признаться, не совсем красивой. Нельзя не уважать их любовь к отечеству: перед этим чувством я преклоняю колена; но вздорные какие-то затеи, которые, однако, довели до погибели скольких и до пролития крови, не могу восхищаться. Батюшка всегда говаривал, что он никогда не соглашался действовать в скрытых обществах, говоря "добро должно делаться открыто". Однако несмотря на резкое неприятие идей и средств декабристов, А. Н. Оленин уклонился от участия в суде над ними, и в семье Олениных их судьбы вызывали искреннее сострадание.

[4] ...генерал Дурнов был убит -- Дурново Николай Дмитриевич (1792--1828), сын обер-гофмейстера Дмитрия Николаевича Дурново (1769--1834), впоследствии (с 1830) петербургского губернского предводителя дворянства и Марии Никитичны, рожд. Демидовой; генерал-майор. Участник Отечественной войны и заграничных походов 1813--1814 гг., в 1811--1813 гг. член тайного общества "Рыцарство"; по приказу Николая I в ночь с 14 на 15 декабря 1825 г. арестовал и доставил в Зимний дворец К. Ф. Рылеева, 13 июля 1826 г. присутствовал при казни декабристов. Автор дневника, охватывающего 1811--1828 гг. 18 сентября 1828 г. Н. Д. Дурново, командовавший бригадой 19-й пехотной дивизии, во главе Азовского полка ворвался в укрепленный турецкий лагерь и погиб в схватке вместе со всеми старшими офицера-миазовцами. Сообщение о его гибели появилось в No 79 "Санкт-Петербургских ведомостей" от 2 октября 1828 г.

[5] <Л.-гв.> Егерский полк бежал под натиском турок. -- В деле 10 сентября 1828 г. при Гассан-Ларе отряд из Л.-гв. Егерского полка и двух эскадронов кавалерии с двумя орудиями был почти полностью истреблен вследствие роковой ошибки флигель-адъютанта гр. И. Б. Залусского, полковника польской службы; командование этим отрядом было вверено ему особым повелением Николая I. "Выбор этот был не только неудачен, но даже пагубен, -- писал в "Воспоминаниях об осаде Варны" участник турецкой войны А. И. Веригин. -- Не зная ни войск, ему вверяемых, ни той трудной лесистой местности, по которой наступал неприятель, и поэтому требовавшей крайней осторожности в действиях, полковник Залусский пренебрег всем, и своею оплошностью, если не более, подверг истреблению весь гвардейский Егерский полк" (PC. Т. XXIV, 1879, март. С. 515). Трагическая весть о гибели Л.-гв. Егерского полка воспринималась в семье Олениных особенно остро: в этом полку с 1821 по 1823 г. служил П. А. Оленин.

[6] ...по милости дражайшего Дибича -- Дибич Иван Иванович (Иоганн Антон), барон, с 1827 г. граф (01.05.1785--29.05.1831), участник Отечественной войны, член Государственного совета, начальник Главного штаба (с 06.04.1824). С 09.02.1829 г. сменил гр. П. X. Витгенштейна на посту главнокомандующего 2-й армией. После заключения Адрианопольского мира 2 сентября 1829 г. получил звание генерал-фельдмаршала и титул Забалканского. Командовал русскими войсками в польской кампании 1830--1831 гг. Умер в 1831 г. от холеры. А. С. Пушкин писал П. В. Нащокину 11.06.1831 г.: "О смерти Дибича горевать, кажется, нечего. Он уронил Россию во мнении Европы, и медленностью успехов в Турции и неудачами против Польских мятежников". В этом мнении сходились приверженцы самых противоположных взглядов. "Армия и Россия почти обрадовались его смерти, приписывая ему одному срам столь продолжительной борьбы против Польской революции", -- отмечал А. X. Бенкендорф (PC, 1896, No 10. С. 85--86). Адъютантом гр. И. И. Дибича служил после перевода из Л.-гв. Конноегерского полка в Л.-гв. Гусарский полк (10 сентября 1829 г.) поручик Ф. А. Андро, будущий муж А. А. Олениной.

[7] ...Меншиков (знаменитый) -- Меншиков Александр Сергеевич, светлейший князь (1787--1869), правнук А. Д. Меншикова, сподвижника Петра; генерал-адъютант. Впоследствии Финляндский генерал-губернатор; в 1853 г. -- посол в Константинополе. Главнокомандующий во время Крымской войны. Член Государственного совета. В 1828 г. во главе десантного отряда занял Анапу; командовал войсками, осаждавшими Варну. 9 августа 1828 г. был тяжело контужен ядром в обе ноги и сдал командование начальнику своего штаба генерал-майору В. А. Перовскому, также получившему вскоре тяжелое ранение; 18 августа руководство блокадой возглавил гр. М. С. Воронцов.

[8] Все его действия во время кампании были действиями гениального человека. -- На полях сражений кн. А. С. Меншиков отличался редкой личной храбростью, в салонах он прославился своим неподражаемым остроумием; однако оценка А. А. Олениной явно завышена. Когда в 1829 г. А. С. Меншиков стал начальником морского штаба, П. А. Вяземский со свойственной ему проницательностью заметил: "Вот что значит умный человек. На сороковом году задумал он быть моряком и есть моряк. У Меншикова в высшей степени русская способность быть на все способным. Но зато нигде и никогда не будет он великим. В нем нет души, нет будущего в уме: есть одно сильное, ловкое настоящее" (письмо к кн. В. Ф. Вяземской от 28 июля 1830 г. -- "Звенья", вып. VI, М. -- Л., 1936. С. 308--309). Во время Крымской войны роль главнокомандующего оказалась для кн. А. С. Меншикова непосильной.

[9] ...граф Воронцов -- Воронцов Михаил Семенович, граф (09.05.1782--06.11.1856), сын гр. С. Р. Воронцова (1744--1832), посла в Англии, и Е. Ф. Сенявиной (ум. в 1784); участник наполеоновских войн, с мая 1823 г. новороссийский генерал-губернатор и полномочный правитель Бессарабской области, впоследствии -- главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом, и наместник Кавказа, покоритель Дагестана, генерал-фельдмаршал, светлейший князь (1853). М. С. Воронцов прибыл к Варне 17 августа 1828 г.; 29 сентября Варна была взята, и Воронцов возвратился к месту своей прежней службы.

[10] Что до Паскевича... -- Паскевич Иван Федорович (08.05.1782-- 20.01.1856), гр. Эриванский, генерал-адъютант, генерал-фельдмаршал, командующий Отдельным Кавказским корпусом. Во время русско-персидской и русско-турецкой войн 1827--1829 гг., командуя войсками, занял Каре, Поти, крепость Ахалцых и Эрзерум, за что в день заключения Адрианопольского мира 22.09.1829 г, был произведен в генерал-фельдмаршалы. Во время польской кампании 1831 г. сменил умершего гр. И. И. Дибича в должности командующего войсками во время польской кампании; по взятии Варшавы (26.08.1831) пожалован титулом светлейшего князя Варшавского; с марта 1832 г. наместник царства Польского с особыми полномочиями. Командовал русскими войсками при подавлении венгерского восстания в 1849 г. В 1853 г., в начале Крымской войны, на семидесятилетнего И. Ф. Паскевича были возложены обязанности главнокомандующего, но, контуженный в голову под Силистрией, он был вынужден отказаться от этой роли и вновь вступил в управление Царством Польским. Под началом И. Ф. Паскевича с молодости протекала служба Ф. А. Андро, мужа А. А. Олениной.

Опубликовано 25.05.2016 в 18:28
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События