авторов 717
 
событий 106703
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Anatoliy_Buslov » Нерчинск

Нерчинск

23.02.1909 – 31.10.1909
Нерчинск, Забайкальский край, Россия

г. Нерчинск, начало ХХ века. Справа — здание прогимназии. Это здание было построено в 1767 году.

В конце февраля Тимофей отвез нас на станцию Котляровская. Жена ехала в Раненбург, а я снова  в  Нерчинск. Это был 1909 год. 
             Где-то, не доезжая  до Рязани, мы разъехались и на прощанье  мне Фаня сказала, что у нас будет ребенок. С этой мыслью я как-то незаметно очутился в Нерчинске.

              Приехал как раз во время, когда Чистов (Кириллов) уезжал в командировку и в отпуск. Я оставался заместителем. Из этого следует, что литографскую премудрость печатания чертежей, я освоил настолько, что мог работать самостоятельно. 
              Нанял я рабочего и мы с ним весело зажили, усердно  оправдывая  свое незнание и получаемое  содержание. Кружок, ранее довольно крепкий, распался. Кто-то уехал, Фани не было, Чистов уехал и, как будто,  что-то связующее, перестало действовать. Немалое значение имел  и выход Ф.Е. замуж.
              Впрочем, я вел с ней очень оживленную  переписку почти ежедневную и был заполнен. 
              Тут среди лета произошел в нашем обществе трагический случай. Техник Зайцев рассорился с игравшим  с ним на бильярде партнером, чем-то задел его, а тот, будучи в проигрыше и «под мухой», влепил Зайцеву в желудок свинца. Умирал Зайцев тяжело, оставались, жившие в Москве, жена и двое детей. Применявшиеся местными врачами средства, успеха не имели и он дня в три-четыре  умер. Предполагалось сохранить тело до приезда жены на леднике, но это не удалось и пришлось схоронить на чужбине  из-за совершенного пустяка. 
        Странно все же. Заболеет человек, бегает к врачам, пьет горькие лекарства, ложится на операционный стол. Только бы жить. А тут вот из-за черт чего продырявить желудок — вроде пустяка. На случай не спасешься, вроде простительно. 
          Того, другого, судили, к чему-то присудили. А ведь, вероятно, считал весьма унизительным переночевать в участке.
           Глупый человек в глупом обществе, состоящем из возможных убийц. 
           Через несколько дней  приехала жена убитого. Красивая молодая женщина. Горе ее, по ее проявлениям, надо было считать очень  сильным. Все наше общество было с ней  знакомо и принимало сердечное участие в ее горе. Ходили на кладбище, служилась панихида, ободряли, утешали и тому подобное.
           Случилось почему-то так, что пришлось ей остановиться  в квартире Чистова, в которой проживал  временно и я. 
           Утешать, сочувствовать, заговаривать я не очень-то умею. Поэтому предложил ей занять кровать  Кириллыча (Чистова), а сам постелился на полу в  соседней комнате, пожелал спокойной ночи и ушел,  разделся и лег. Через некоторое время слышу  оклик -«А.Е., пожалуйста, зайдите на минутку.» Пришлось  подняться, одеться и пойти на зов.  Оказывается она боится, ей мерещится муж, ей страшно. Ну, я тут причем? Как умел постарался ее успокоить, провел около нее с час.  Вторично попрощался и ушел спать.  
«Недурненькая бабочка»-подумал я. Это уже бесенок шевельнулся. Однако, я с этим и уснул. Но не надолго. Женщина очень извиняется, но ей страшно, она полежит около меня, может быть уснет. Я не знал, что мне делать. Может быть надо было встать и уйти. Я не ушел. В первый момент потому, что это походило на презрение, а потом — почему я должен уходить. 
           Ну, я не ушел, спать тоже почти не пришлось. Близость нашу скоро заметили, хотя и до сих пор не понимаю, как это могло быть. 
           Дня через четыре-пять, Н.М., ликвидировав кое-какие вещи мужа, уезжала. Из провожатых оказался я один. Очень это получилось  неудобно. Но…я дал честное — расчестное проездом через Москву остановиться у нее. 
           Я, наверно, нехороший человек, так как описанное происшествие не считаю преступлением со своей стороны, да и с ее — тоже. Верность тому, что стало ничем…кому и для чего это надо. 
          Однако это несколько испортило мои отношения с братом, который отличался  принципиальностью во всяких вопросах. А моя неверность жене, которую брат очень уважал, если не сказать больше, была  предосудительна. 
Да, я могу согласиться с этим и принять повинную, но попробуйте переночевать с хорошенькой женщиной под одним одеялом, когда она жмется к вам(к мужчине) и…вытерпеть. Определенно должен в свое оправдание сказать, что и до сих пор у меня в крови  недостаточно воды, чтобы быть равнодушным к женщине, стоящей этого.  Я — мужчина! Впрочем, я еще не раз огорчу пуритан своим  поведением в вопросах половой этики. 
Следует, все же, по правде сказать, что мои чувства к жене и мой интерес к ожидаемому ребенку, ни сколько не уменьшились. Письма получались и отправлялись почти  ежедневно,и я уже мечтал,что скоро поеду туда,к своим.Предстояло свертывание работ по строительству головного частка, и, значит, расформирование и всяких частей технического отдела, в том числе и литографии. 

 Вскоре приехал из России Чистов и вступил в исполнение заведованием  мастерской. Переходить на положение  рабочего мне уже не хотелось. 
          Это был октябрь месяц. Тот  счастливый месяц, в который я получил сообщение, что жена подарила мне сына. 
          Это был, на мой взгляд, достаточный мотив для оправдания моего решения расстаться с Нерчинском и катить в Раненбург, несмотря на то, что я опять делался безработным. 
           Боялся ли когда-нибудь безработицы? Никогда. До самого последнего  времени. Теперь я стар становлюсь и вопрос безработицы меня не волнует.  Впрочем, об  этом  поговорим потом. В описываемое время я был молод, силен, перспективы мрачных тонов не имели. Я только хотел  жить на сто процентов всеми фибрами моего тела и души.
        
Опубликовано 19.08.2013 в 12:54
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События