авторов

867
 

событий

124070
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Emiliya_Vikulova » 172 из села Головинщино

172 из села Головинщино

05.07.1994
Головинщино, Пензенская, Россия

Село Головинщино находится в Пензенской области Каменского района. Расположено оно при впадении реки Шуварды в Атмис (бассейн Мокши), в 14 км от районного центра Каменки и чуть-чуть более 600 км от Москвы. 

Датой его основания считается 1695 год, когда Иван и Артамон Головины получили эти земли в своё пользование. Их вотчина тогда получила название «Большое поместье на реке». 
 
Лишь 15 лет спустя поселение стало называться Головинщино, как производное от фамилии Головиных, первых владельцев этих земель. 

За всю дореволюционную историю село не раз переходило от одного известного рода к другому, но название Головинщино осталось, хотя им владели Голицыны, Гагарины и Долгоруковы. 

Зарождался капитализм. В селе открылись два кожевенных и пять поташных заводов. 

С 1861 года село стало волостным центром, откуда шел централизованный сбыт сельскохозяйственной продукции волости. В селе появились постоялые дворы, склады сельскохозяйственной продукции, и две купеческие лавки. С конца 18 века здесь устраивали двухдневную ярмарку 8 - 9 июня и недельные торги.
Началось строительство каменных зданий по регулярному плану.

На средства местных жителей к 1877 году закончили постройку храма Сергия Радонежского, две часовни, школу и больницу.
К 1897 году село насчитывало 582 двора и 2965 человеческих душ. Это было время расцвета села.

В одном из этих дворов на закате серебряного века родилась моя бабушка с девичьей фамилией Митрофанова. Девочка с голубыми глазами и норовистым характером принадлежала ко второму поколению вольных, довольно зажиточных крестьян. Была единственным ребёнком в семье, а потому её баловали. 

В 16 лет она влюбилась в черноглазого приказчика, по имени Николай Викулов. Его принял на работу мой прадед. Парень разбирался в лошадях, умел читать и сносно писал. Никто не знал чей он родом и откуда пришел. Многими талантами был наделён этот парень, но молодая девушка видела лишь его глаза – большие, чёрные, глубокие... 
Скандал на всё село, бегство из родного дома, слёзы, скитания и страдания – всё это вынесла моя бабушка благодаря молодости, здоровью и любви. Её родителям было нелегко перенести свалившийся на них позор, но тяга родной крови пересилила. Беглецы вернулись уже повенчанными и с двумя малышами – Александром и Петром. 

Село подрастало. Ещё немного и переросло бы в город, но экономический подъем изменил селу. Ветку железной дороги протянули в стороне от села. Промышленность и торговля постепенно угасали в Головинщино. 
Зато процветала молодая семья. Подарок за двух внуков - небольшой домик в центре села, окна которого выходили на центральную площадь. Жизнь улыбалась отважной молодой женщине. От любви кровать скрипела. Мои дядья сыпались горохом из моей бабки. Третьим на свет появился мой отец Михаил. За ним - Василий, Николай и самый младший Виктор. 
Сколько бы ещё «наклепали» они детворы, поднимая демографию своего села, но супруг скончался скоропостижно от обыкновенной простуды, переросшей в скоротечную чахотку. 

Горе не приходит в одиночку. Наступила революция 1917 года. Исчезли богатые родители, исчезли все средства к существованию. Зато осталась безотцовщина - шестеро мальчуганов. Старшему - 9 лет, а младшему всего 9 месяцев. Как моя бабушка выкормила и вырастила их это интересный материал для многотомника... 
Сколько пришлось ей выстрадать, уже никто не узнает. Она умерла в 1975 году в возрасте 83 лет. 

Для меня - её образ сливается с образом женщины-матери с плаката военных лет «Родина зовёт». Там - её взгляд. В нём - взрыв души, несокрушимая сила ...

Все её сыновья были призывного возраста, когда началась Великая Отечественная. Мать перекрестила и благословила на эту войну всех шестерых своих сынов. 

Вернулись с Победой лишь трое из шести: мой отец и его младшие братья Николай и Василий. 
Имя Александра Викулова, самого старшего брата, украшает плиту большой братской могилы под Москвой, где он пал с тысячами других, защищая родную столицу. 


Послереволюционное время уже внесло свои изменения в быт крестьян. Храм закрыли, растащив все церковные ценности. Село приходило в упадок. Провели коллективизацию. Наступали нелёгкие времена и надолго…

Я приехала в Головинщино в 1994 году посадить цветы на могилу отца и бабушки. 
Меня сопровождали дядя Вася и его сын Николай. 
История, как мы преодолели расстояние в 14 км за час и 45 минут от Каменки до Головинщино, заслуживает пера Ильфа и Петрова. Допотопный автобус, единственная дверь которого открывалась шофёром при помощи «гениальной ручки», был настолько переполнен, что было тесно даже водителю. Душно было всем. Мотор перегревался от перегрузки на любом подъёме так, что приходилось останавливаться для его охлаждения. Пассажиры полузлобно перебранивались. 
Мы уговорили водителя выпустить нас на пригорке, где раскинулось сельское кладбище. С пригорка открывался вид на красивое Головинщино. Вдохнув свежего воздуха, мы направились к могиле. 
К моему приятному удивлению могила была ухожена. Одна женщина знала бабушку при жизни. Уважала её. А после смерти взяла на себя труд очищать могилу от сорняков всякий раз, когда навещала могилу своих родителей. Она знала, что вся родня Викуловых давно покинула село. Была очень удивлена, что к могиле подошли трое «неместных». Вот так мы встретились с замечательным человеком из села Головинщино по имени Анна. Мы объяснили зачем мы приехали и стали заниматься посадкой цветов. 
Николай копал ямки, я укладывала луковицы нарциссов и тюльпанов, а всю могилку посыпала семенами незабудок. После посадки, здесь же рядом с могилой помянули по русскому обычаю рюмочкой водки. Не забыли окропить могилку, тоже согласно обычаю, а потом спустились по тропочке в село вместе с Анной. 
 Она пригласила нас к себе на чай. Говорили о бабушке, о моём отце… 

После инфаркта отец вышел на пенсию и, распрощавшись с Крымом навсегда, вернулся к своей матери в 1973 году. Он пережил свою мать лишь на 6 месяцев. 


 После 1917 года у руководства страны руки не доходили до глубинок. Порочная система часто имела сбои. Народ спивался... 
Россия подобно поезду, сошедшему с рельсов, летела под откос... 

О людях вспоминали лишь по круглым датам революции и ко дню Победы над фашисткой Германией. Тогда проводились собрания в клубах и раздавались награды. 
В сталинские времена ещё снижали цены на все товары. Пусть это были копейки, но всем нравилось.

Память о проклятой войне будет всегда свежей раной в сердце русского народа. 
Головинщино не исключение. Здесь помнят своих односельчан, кто не вернулся из боя живым в мае 1945 -го. В центре села был поставлен им памятник. 
Пусть 30 лет на него копили, но не забыли. Вполне возможно, раньше не было средств. На обелиске имена 172 солдат и офицеров, чьи матери так и не дождались их возвращения. Трое из 172 – Викуловы: Александр, Пётр и Виктор…
В 1974 году этого памятника ещё не было. Это был год, когда я последний раз видела отца и бабушку живыми. 

Мысли убежали в далёкое детство моего отца и его братьев. Я представила их босоногими мальчишками, бегающими по этой самой площади. Тогда там не было ни парка, ни памятника и не было войны... 

Тогда там были лишь несколько кирпичных и деревянных зданий – памятников архитектуры середины – конца 19 века: дом и усадьба купца, 3 лавки на базарной площади, трактир, 2-этажный каменный амбар и земское училище, построенное в 1881 году. Тогда там только начинали строить новую жизнь… 

Памятники – генетические корни событий. Это культура поколений. Их создание облагораживает людей. 

А есть люди, которым эта память «по перёк» горла. Для них памятник освободителям от немецкого фашизма, - лишнее напоминание о потерянных мечтах - править вместе и наравне с фашистами, а им навязали мечту построения коммунизма. Эстонцы даже не хотят понимать, какая жалкая участь ждала бы их в случае Гитлеровской диктатуры. 
Даже те эстонские студенты, что учились в семидесятых годах в МПИ, считали себя «голубой кровью». Они ждали своего момента… доказать высоту своей культуры, но
показали себя настоящими варварами. 

По Космическому закону Зло возвращается бумерангом к тому, кто это Зло выпустил из себя. Оно ударит, когда этого меньше всего ждут. 

ОТВЕЧАЙ НА ЗЛО ДОБРОМ. Эта идея превращает меч мести в скальпель хирурга, который срезает участок поражённых отношений и даёт шанс на погашение очагов конфликтов.

 Делать добро – наука особая, она не требует больших материальных затрат, ей нужно большое сердце. 

Если мои внуки хоть раз побывают на родине своих предков и положат к подножию памятника хоть маленький букетик незабудок с могилы бабушки и моего отца, посеянных мною в 1994 году, значит я тоже сеяла разумное, доброе…
А что посеешь, то и пожнёшь.

Всего 20 лет новой России. Проблем ещё много, проблемы будут всегда. Решение проблем это смысл жизни, а жизнь это движение. Стоять на месте – значит идти назад. Нам же надо показать многим будущим поколениям, что те, кто сложили свои головы в борьбе со злом, сделали это не зря. 

Начатое 2 года назад, воссоздание храма Сергия Радонежского в селе Головинщино Каменского района, продолжается. Инициаторами восстановления храма стали 2 женщины пенсионерки этого села - Галина Васильевна Тимофеева и Любовь Николаевна Постникова. 
* * *
Отец мой дошел до Берлина. Однажды ему представилась возможность поговорить с пленным немцем. На вопрос немца, где мой отец родился, отец назвал город Пензу, как самый большой областной город. Этого города немец не знал. Отец просто добавил, что он не совсем из Пензы, а в 70 км от этого города, из Головинщино. 

Каково же было его удивление, когда немцу Головинщино было знакомо. Он сразу закивал головой. Оказалось, что его дед ездил туда ещё до революции на торги за лошадьми. Действительно, за 20 лет до революции 1917 года Панковы владели небольшим конным заводом. Это потомки тех братьев Панковых, которые занимались продажей хлеба, будучи ещё крепостными. 
Здесь улучшались породы крестьянских лошадей. На торги съезжались купцы не только из России, но и из Европы. 
Эту историю поведал мне отец, когда я была ещё подростком в гостях у бабушки на летних каникулах.
Впервые село Головинщино упоминается в одном из первых рассказов Н. С. Лескова «Разбойник», опубликованным в 1862. 





Ссылка на источники 
1. Полубояров М.С. Головинщино / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 119. 

2. http://inkamenka.ru58.ru/golovinschino.htm

3. Соколов В. Село Головинщино. ПЕВ., 1885. № 4, 6.

Опубликовано 05.10.2015 в 21:52
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: