авторов

948
 

событий

136848
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » talein » 5.2 Детство на окраине

5.2 Детство на окраине

03.09.1956
Белгород, Белгородская, Россия

В семь лет меня в школу не отдали из-за очень маленького роста и какой-то детской болезни, надолго уложившей в постель, накануне первого сентября. Ленька был счастлив, что будем учиться вместе. Мне частенько приходилось его защищать, я была драчливой, он - робким и нерешительным. К восьмому классу мой товарищ вымахал под метр восемьдесят, теперь я могла рассчитывать на его поддержку, тем более, что он стал тайком от матери посещать секцию бокса. Денег в семье до получки не хватало, но книжные новинки постепенно заполняли книжный шкаф со стеклянными дверцами.

                Отец, мать, братья и я читали запоем. К вещам, точнее, их отсутствию, родители относились философски, «Нет и Господь с ним, с барахлом, лишь бы дети были здоровы». Любили принимать друзей, ходить ответно в гости и не слишком задумываться о будущем. Из порядком послужившей отцу железнодорожной формы мне сшили к школе пальто с воротником из той же ткани, отороченной тоненькой полоской меха. Я необыкновенно гордилась обновкой и на вопрос соседей, откуда у меня такая шикарная вещь,  отвечала, не задумываясь, «из папиных штанов». Ответ знали заранее, но каждому хотелось услышать из первых уст. Особенно настырным добавляла, что сшила пальто Варечка Гомнева. Вольное обращение с фамилией соседки-портнихи, Гомон, вызывало новую волну оглушительного хохота. Я помню, с каким нетерпением в детстве ждали весну, разрешения снять тяжелое ватное пальто и валенки. Это случалось, когда земля освобождалась от снега, подсыхала, и можно было надевать ботинки.

 

 

 

Долгожданные каникулы после самой длинной четверти, кораблики из деревяшек, запускаемые в бурные мартовские ручьи, - всё это бесконечно волновало нас. Не могу объяснить, что притягивало к воде, но весной и летом любимым занятием савинской детворы было строительство плотин, которые мы называли запрудами. Весной нам не удавалось перекрыть воду, несущуюся с холма, а летом, перемазанные и счастливые, мы перегораживали камнями и песком дождевые потоки и часами болтались в тёплых лужах, устраивая морские бои. Девочки увлекались игрой в классики. Едва подсохшая от растаявшего снега площадка у дома расчерчивалась на квадраты, по которым мы прыгали, подбивая ногой набитую песком банку из-под сапожной ваксы. Играли до изнеможения, подпрыгивая с немыслимыми оборотами. Мальчишки играли в «буцу» на деньги. На земле прочерчивалась прямая линия, в центре устанавливался столбик из монет разного достоинства. Свинцовой битой, она и называлась буца, старались попасть на кон. Счастливчик, угодивший в монеты, сразу забирал всю выручку, если не получалось, право разбить кон было у того, кто уложил буцу ближе к деньгам. Смысл игры заключался в том, чтобы битой перевернуть монету с решки на орла. Биты или буцы изготавливали мальчишки постарше, у каждого в кармане была своя, приносившая удачу. Свинец воровали у рабочих, прокладывавших кабель. Иногда они просто отдавали нам обрезки в свинцовой оболочке. Монеты в наших карманах всегда были изогнутые, потемневшие от земли. В этом был особый шик, мы дорожили ими. Ещё более популярной была игра в жёсточку. Изготавливали её из меха, со свинцовой пломбой в центре для тяжести. Игра заключалась в том, чтобы внутренней стороной ступни ударять по ней, как можно дольше удерживая её в воздухе. Сейчас такие упражнения проделывают на тренировках футболисты с мячом. Интерес к игре мы утратили довольно быстро. Моего друга примерно наказали за попытку отхватить кусочек меха от воротника материнского пальто. Летом самым притягательным местом была река. Малыши ходили на Маленький мостик, неглубокое ответвление Северского Донца, напротив камышитового завода. Сейчас недалеко от того места построен мост по объездной дороге, связывающей старую часть города со студенческим микрорайоном. Проезжая иногда там, я пытаюсь отыскать место, где мы купались и загорали, где провели самые счастливые дни детства. Привычный маршрут наш пролегал через железную дорогу мимо угольного склада. Рядом с ним хранились запасы льда, куски его мы прихватывали на обратном пути, надеясь, что в наших погребах он не растает. Фёкла Семёновна с высокого крыльца зорко следила, чтобы мы с Лёнькой не проникли со льдом в погреб: «Ишшо сырости натащуть неслухи, лягушки вас там покусають, идите отсюдова». Лед неудержимо таял, хотя мы и присыпали его песком. По уши перемазанные и счастливые, мы неслись домой, передавая ледяные куски друг другу, когда немели от холода руки. На следующий день всё повторялось, но теперь мы тащили лёд в лопухах. Я вспомнила, что мама покупала маленькую лепешку сливочного масла у хозяек и приносила её завернутой в чистый промытый лопух. Холодильников в ту пору не было. Дома масло заливали холодной водой, которую регулярно меняли.

Опубликовано 16.02.2013 в 02:56
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: