авторов

1375
 

событий

188206
–егистраци€ «абыли пароль?
ћемуарист » јвторы » Vasily_Emelyanov » ќ времени, о товарищах, о себе - 6

ќ времени, о товарищах, о себе - 6

26.04.1935
¬аршава, ѕольша, ѕольша

ѕольша ѕилсудского

 

Ќа польской границе все повтор€етс€ заново. “олько вместо немецкой речи звучит польска€.

—тарик таможенник. ќн, безусловно, знает русский €зык, но обращаетс€ ко мне по-польски. я отвечаю ему по-русски, чувствую, что он понимает, но не хочет этого показать и повтор€ет свой вопрос по-немецки. ¬опросы тривиальные, которые задают все таможенные чиновники на границах всех стран мира.

ѕрошли пограничники, сделали в паспорте отметки, и поезд тронулс€. ћы на территории ѕольши ѕилсудского.

»м€ ѕилсудского было синонимом лютой враждебности по отношению ко всему прогрессивному и революционному.

¬первые € это им€ услышал в 1920 году, когда был еще в Ѕаку и белопанска€ ѕольша напала на —оветское государство. Ѕыла объ€влена мобилизаци€, и мы, группа бакинской молодежи, пошли на призывной пункт, записались добровольцами и попросили отправить нас на ѕольский фронт.

ћы знали, что организатором этого нападени€ был ѕилсудский.

¬ газетах —оветского —оюза часто по€вл€лись статьи о преследовании иольских революционеров и жестокост€х в польских тюрьмах, а убийство двух польских революционеров ¬ечоркевича и Ѕагинского в марте 1925 года вызвало волпу возмущени€ по всей —оветской стране.

ќни были убиты на польско-советской границе, когда их должны были обмен€ть. »звестие об этом убийстве всколыхнуло ћоскву. Ќачались митинги и демонстрации. ¬ 1931 году в печати по€вилс€ р€д статей о страшных зверствах в польских тюрьмах.

¬ пам€ти сохранилась стать€ ƒ. «аславского «ѕытки и палачи «культурного барьера». ќна начиналась словами: «Ќа буржуазную ѕольшу международным империализмом возложена высока€ мисси€, о которой с гордостью говор€т каждый раз польские буржуазные политики, когда им надо оправдать свои воинственные замыслы против —оветского —оюза. ѕольша должна служить «культурным барьером», отгораживающим просвещенную ≈вропу от большевистского варварства».

ƒальше «аславский приводит выдержки из писем заключенных в Ћуцкой тюрьме и в тюрьме – в ќстрове ћазоветской. ћолодой рабочий, кузнец – ему 17 лет – пишет:

«Ўесть раз вливали мне через нос воду, смешанную с керосином, рот при этом затыкали тр€пкой».

««верства их и садизм не поддаютс€ человеческой речи», – пишет один из перенесших пытку.

«ѕольша ѕилсудского давно стала тем, чем была прежде царска€ –осси€ – беспросветной тюрьмой народов. » об этом заговорит рабочий класс ѕольши, которого не запугают любые пытки». Ётими словами «аславский закончил свою статью.

¬от она, эта ѕольша, передо мной.

Ќа одной из станций, перед ¬аршавой, в купе вошли трое – довольно пожила€ женщина и двое мужчин. ∆енщина, поправл€€ нитку бус, висевших на шее, разорвала шнурок, и бусы рассыпались.

я наклонилс€ и стал собирать их, а затем, прот€гива€ ей бусинки, произнес:

– ѕожалуйста.

» вдруг услышал в ответ;

– —пасибо.

ј затем последовал вопрос:

– ¬ы русский?

– ƒа.

– »з ћосквы?

– ƒа, из ћосквы.

– я влюблена в Ѕольшой театр. “ак хотелось бы загл€нуть туда, хот€ бы одним глазком. ƒо 1917 года € вместе с родител€ми часто бывала в ћоскве. ћы обычно останавливались в гостинице «ѕариж». я помню, что недалеко от нее находилась больша€ церковь и торговые р€ды. ≈сть сейчас така€ гостиница в ћоскве?

¬о врем€ ее рассказа передо мной вставали картины старой ћосквы. ќхотный р€д, церковь ѕараскевы ѕ€тницы, часовн€.

– Ётот район ћосквы полностью перестроен. Ќет больше ни торговых р€дов, ни гостиницы «ѕариж», ни церкви. Ќа месте ќхотного р€да выстроена больша€ гостиница «ћосква».

–  ак € жалею, что не прослушала все, что тогда исполн€лось в Ѕольшом театре, – со вздохом произнесла мо€ собеседница.

“оска по ћоскве, восхищение театрами и, наконец, теплые человеческие чувства к русским – все это было большим контрастом тому, что питали те официальные лица панской ѕольши, с которыми мне приходилось встречатьс€.

 огда € проезжал через ѕольшу летом 1934 года, у мен€ возник конфликт с польскими чиновниками на немецкопольской границе.

“аможенники заставили мен€ тогда сдать в багаж пакет с лекарством, который работники советского посольства в Ѕерлине просили доставить в ћоскву. ¬се мои попытки объ€снить, что € везу лекарства дл€ очень больного человека и боюсь сдавать их в багажный вагон, ни к чему не привели. ’олодное безразличие чиновников и их пренебрежительное отношение к просьбе запомнилось. “ем более, что в соседнем купе тогда ехали немцы, у них было много различных пакетов и чемоданов, но контролеры только загл€нули к ним и не задали ни одного вопроса. ” мен€ же потребовали открыть чемодан.

Ёга разница в отношении к нам и представител€м других стран, проезжавших через ѕольшу, бросалась в глаза.

¬от и теперь. ¬о всем про€вл€етс€ непри€знь, люба€ услуга, даже сама€ незначительна€, делаетс€ только за деньги.

…ѕо вагону проходит девушка и, загл€дыва€ в каждое купе, предлагает наушники. ћожно послушать радиопередачу, но за это надо платить.

«атем по€вл€етс€ втора€ – с корзиной. ¬ корзине два термоса с кофе и бутерброды. ќткрыва€ дверь в купе, она произносит одно слово – кава.

ќдин из моих соседей берет чашку кофе и бутерброд, платит, но девушка не уходит – она ждет, когда освободитс€ чашка.

ѕассажир не торопитс€ выпить кофе, и девица, потер€в терпение, говорит:

– —корее, поезд отойти может, мне нужна чашка.

Ќачинаетс€ перебранка. ¬озмущенный пассажир, обраща€сь к присутствующим, говорит:

– ћало того, что кофе плохой и дорогой, но его еще надо немедленно и выпить…

ќт немецкой границы картины мен€ютс€. ¬место чистеньких и аккуратных немецких городков перед окнами вагона мелькают убогпе, покосившиес€ домишки польских деревень.

ѕри остановках поезда к вагонам подход€т реб€тишки в рваной одежонке, а также взрослые в таком оде€нии, по которому трудно определить не только покрой, но и первоначальный цвет материи, из которого было когда-то скроено это подобие пиджака или пальто.

” всех взрослых угрюмые лица. ƒети везде и всегда наполнены энергией. ќни и здесь, как стайки воробьев, порхают мимо вагонов, шал€т и смеютс€. —реди тех и других много прос€щих милостыню.

” взрослых глаза наполнены просьбой и тоской, а их фигуры – олицетворение безнадежности.

Ќа всем прот€жении пути от границы и до границы не видно ни одной стройки.  азалось, что все застыло в какой-то унылой бесперспективности.

ќстановка в ¬аршаве. „ерез купе от мен€ едут еще трое советских инженеров. ќии были члепами закупочной комиссии и пробыли в √ермании несколько мес€цев. ћы знакомимс€ и вчетвером отправл€емс€ осматривать ¬аршаву. ѕоезд стоит недолго, и мы смогли пройти только по ћаршалковской улице. ќживленна€ торгова€ улица, засгроенпа€ большими красивыми домами, производила при€тное впечатление. “огда € даже не предполагал, что больше ее мне не придетс€ увидеть и что вскоре она исчезнет навсегда. „ерез двадцать лет € увидел груды кирпича и щебн€ там, где сто€ли большие дома, а тротуары заполн€ла весела€ пар€дна€ толпа. ¬ третий раз € увидел новую ћаршалковскую улицу в 1958 году, застроенную уже новыми домами…

  границе подъехали в конце дн€. я в купе осталс€ один, а к инженерам подсел в ¬аршаве ксендз, – он едет в Ѕарановичи. ¬ вагоне, по мере приближени€ к границе, пароду становилось все меньше. ¬ Ѕарановичах сошел со своим чемоданом и ксендз, и мы остались вчетвером: три инженера из закупочной комиссии и €.

√раница. —толбцы. ” мен€ багаж сдан до ћинска, и мне нечего беспокоитьс€. ћои же попутчики сдали его до станции —толбцы, и им надо все переоформить до станции Ќегорелое. Ёто оказалось делом сложным и дорогим. я это видел по их беготне по перрону между товарными вагонами и конторкой дл€ приема багажа к отправке.

– ¬ы только представьте себе, что они придумали, чтобы сорвать с нас возможно больше. Ќас заставили весь багаж выгрузить из товарного вагона, перетаскать его к весам, взвесить и снова поднести к товарному вагону. ћы убеждали, зачем же снова взвешивать – ведь наши вещи нигде не перегружались, они идут пр€мо из Ѕерлина. »х вес отмечен в документах и в пути не изменилс€. Ќо с нами никто не хотел даже разговаривать. «ƒелайте то, что вам предлагают, иначе мы отправл€ть ваши вещи не будем», – вот все, что мы слышали в ответ на все наши доводы. ¬есь багаж таскали мы, но нас заставили заплатить носильщикам за погрузку и разгрузку, весовщику за взвешивание. Ќемецкие марки нам обмен€ли по какому-то неверо€тному курсу. ќдним словом, ободрали нас как липку.

– ј как у вас с багажом? – спросил один из них.

я сказал, что весь свой багаж, по совету немецкого железнодорожника в Ѕерлине, € сдал не до —толбцев, а до ћинска.

– —колько же вы заплатили за это?

я назвал сумму. ќна была почти в три раза меньше тон, что заплатил каждый из них.

ѕоезд трогаетс€. — подножек соскакивают пограничники.

Ўирока€ распаханна€ полоса ничейной земли. ѕолосатые столбы. √раница.

ќпубликовано 10.07.2023 в 08:21
anticopiright —вободное копирование
Ћюбое использование материалов данного сайта приветствуетс€. Ќаши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. ћы считаем, что эти сведени€ должны быть свободными дл€ чтени€ и распространени€ без ограничений. Ёто честна€ истори€ от очевидцев, которую надо знать, сохран€ть и передавать следующим поколени€м.
© 2011-2023, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
ёридическа€ информаци€
”слови€ размещени€ рекламы
ѕоделитьс€: