авторов

1447
 

событий

196875
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Lyudmila_Bayandina » Пережитое - 6

Пережитое - 6

07.09.1941
Евсино, Новосибирская, Россия

Л. Баяндина-Гизингер. Пережитое. Ч. 5. 1

 

Ч.5.1. Мы едем, едем, едем...

 

Ночью «воронок» привез нас на железнодорожный вокзал Саратова. Большая яркая луна недолго смотрела на расставание людей; слезы, стоны, напутствия. Какой-то кошмарный сон. Всё было чётко по времени: паровоз дёрнул, и состав из товарных вагонов двинулся на восток.

 

В своём доме на колёсах я спала на нарах. Это было новое слово. Всё вокруг удивляло: соседи, молодые и старые, мужчины и женщины располагались так плотно, что негде было ступить.

 

*Кто-то устроился у печурки, кто-то ел, кто-то тихо плакал, как будто собака скулила. Туалета не было. Пользовались горшками. Но потом в степи солдаты стали открывать вагоны (скрипели засовы) и все выскакивали, присаживались, и бежали скорей в вагоны.

Ещё помню, в какой-то тёплый солнечный день рядом с нами на станции встал эшелон из Немецкой республики (сельские жители, колхозники). Из их вагонов очень вкусно пахло копчёностями. Позже я узнала, что в Немецкой автономной республике Поволжья были крепкие коллективные хозяйства. Люди жили довольно зажиточно. Многие были Героями труда и орденоносцами.

 

В вагоне я узнала, что с нами едут «русские жены». Это - женщины, у которых мужья были немцы. То-то я заметила ещё на вокзале, что одну из них родители уговаривали не ехать. Она сильно плакала, а её муж стоял бледный и ничего не говорил. Ехала эта пара в нашем вагоне.

 

Кажется, нам давали какую-то еду. На больших станциях женщины ходили на рынок. Однажды наша мама из-за этого опоздала на поезд. Все очень переживали, пока она на следующий день не догнала нас другим поездом. Начальник эшелона сказал, что больше не будет отпускать никого.

 

Я никак не могла взять в толк, что такое «немцы» и «русские». Да еще появилось слово «фашисты». Ну, это понятно, которые напали на СССР, бомбят наши города и сёла. Я не понимала этих взрослых и злилась на них за то, что они отняли детство и куда-то едут, едут, едут... кажется, недели две мы болтались в этом душном товарняке.

 

Однажды утром загремели засовы и многократно повторилась команда: «Выгружайсь!» Люди с поклажей расположились лагерем на поляне внизу от железной дороги. Это была станция Евсино Новосибирской области. Председатели колхозов имели разнарядку и, конечно, каждый старался взять семью, где работников больше, чем едоков и стариков.

 

На нас никто не обращал внимания. Спали мы в шатре, сделанном папой из простыней.

А наша сборная семья тем временем увеличилась. Дело в том, что поезд ещё долгое время стоял на станции после выгрузки людей. И в одном из вагонов солдаты обнаружили при обходе почти слепую старушку, которая одиноко сидела, опершись на свою плетёную корзинку. Это была Полина Ивановна Кернер - малознакомая нашей тёти Маруси по Саратову.

 

Полина Ивановна в полном отчаянье легла на рельсы в ожидании, когда состав тронется. У неё совсем не было родственников –

*единственная дочь находилась в Швейцарии замужем за сотрудником советского посольства, связи с ней не было.

 

В Саратове НКВДешники привезли её из квартиры и поместили в вагон. А во время выгрузки в Евсино о ней как-то забыли. Тётя Маруся в слезах прибежала к папе и стала умолять его забрать Полину Ивановну. Она говорила, что Христос его вознаградит. Это тоже было новое для меня слово. Папа привел к нам старушку с палочкой и большой красивой корзиной. На голове у неё был гарусный вязаный шарф тёмно-горчичного цвета.

 

И стало нас: две бабушки, тётя Маруся - инвалид второй группы, молодая мама, две девочки - трёх и семи лет, и один мужчина - мой папа.

Никто не хотел нас брать. Так прошло трое суток. Наконец, приехал запоздалый гонец из деревни Каменушка (колхоз “Золотой колос”) Легостаевского района с разнарядкой на две семьи. Папа упросил его взять нас. Он смилостивился, погрузил шмутки, бабушек и Риту на две подводы, остальные потопали вслед за подводами до места поселения (ещё одно новое для меня слово).

 

* Полина Ивановна успокоилась и, как мне показалось, ещё приободряла поникших женщин. Она и другие взрослые ещё на вокзале говорили, что война ненадолго и скоро мы вернёмся на свою родину. Полина Ивановна оказалась очень интересным человеком, начитанным. А какие стихи она сочиняла!... Она до своей кончины так и жила под нашим патронажем: сначала на отдельной квартире в Каменушке, а после войны в одной комнате с бабушкой и тётками в бараке, в Зоне на Южном посёлке в Новосибирске.

 

(Газета российских немцев «Sibirische Zeitung plus», 8/1999)

 

 

*Вставки из черновика, напечатанного на пишущей машинке (в текст для газеты не вошло) – В.Т.

Опубликовано 13.03.2023 в 21:53
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: