авторов

1452
 

событий

198737
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Nodar_Khatiashvili » Снова Симферополь - 1

Снова Симферополь - 1

01.09.1951
Симферополь, Крым, Россия

Снова Симферополь

 

Через неделю после последнего звонка в школе мы снова переехали в Симферополь. Как выяснилось, это произошло по просьбе командующего крымским округом. Мы снова получили хорошую квартиру в центре города. Соседи по квартире оказались милыми людьми, у которых были дети чуть старше меня. Они в прошлом году приехали в Симферополь, и у старшего сына, на год старше меня, были проблемы при поступлении в школу. Дело в том, что не во всем Союзе было десятилетнее образование, в некоторых республиках, в честности, в Грузии, одиннадцатилетнее. Поэтому мне надо было либо сдать два предмета; физику и геометрию, либо идти на класс ниже.

 

Впервые папа пошел со мной в школу. С директором школы он договорился, что я за летние каникулы выучу эти предметы. Мне дали книги и посоветовали, если что-то будет неясно, обратиться к классной наставнице, которая преподает геометрию; что касается физики, то учитель по этому предмету уехал в лагерь со школьниками и будет не ранее, чем рез месяц. Поэтому я начал с геометрии, она мне сразу понравилась. Читал я ее как увлекательный роман, и пока всю не прочел, не мог оторваться.

 

Несколько дней я только и думал о ней, мне нравилась ювелирная логика ее доказательств и простор для личных вариантов своих доказательств. И когда что-то во мне сформировывалось, я решал постараться доказывать самостоятельно; конечно не всегда сразу удавалось, порой приходилось целый день блуждать в поисках, но какое было счастье находить решение, не заглядывая в учебник.

 

Через месяц я мог почти всё доказывать в учебнике. Сестра и брат меня жалели, так как я с утра до ночи только и «зубрил», как им казалось. Как-то раз я вывел одно, очень для меня сложное доказательство, и решил поделиться своей радостью с сестрами. Выхожу из комнаты и слышу, как говорит брат сестре:

– Ты знаешь, он уже сам с собой не только разговаривает, но и смеется.

– Но как же не радоваться, когда сам смог доказать по-своему теорему? – спрашиваю я брата.

– А ты сможешь доказать её мне? – улыбаясь, поинтересовалась сестра.

– С радостью, – ответил я.

 Сестра была отличницей с первого класса. Я ей показал в учебнике то, что собирался доказывать. Она, бегло просмотрев доказательства, предложила мне объяснить. Выслушав, поцеловала меня, сказав: «Наум-таки, Наум - это же еврейское счастье!»

 

Где она услышала эту фразу, не знаю, но она ей, видно, очень понравилась, так как она прилипла к ней, и стоило мне сказать что-то дельное, как с её уст срывалось: «Наум-таки, Наум - это же еврейское счастье!»

 

За три дня до начала учебного года меня вызвали на собеседование. Оно проходило в учительской комнате в присутствии директора, завуча, классной наставницы и двух учителей, как потом я узнал – физика и математика. Когда я вошел, классная, обращаясь к директору, молвила: «Интересно, как он подготовился, если ни разу не пришел на консультацию». Увидев меня, директор, улыбаясь, произнес: «Вот сейчас и увидим». А молодой учитель, с узким лицом и утонченными чертами, с лохматой копной черных вьющихся волос и огромных зеленных глаз, заерзал на стуле и сочувственно посмотрел на меня.

 

Классная написала на доске три теоремы и села. Я подошел к доске, взял мел, дрожащей рукой нарисовал равнобедренный треугольник и вибрирующим голосом начал доказывать. Не успел я закончить предложение, как классная прервала меня возмущенно:

– В учебнике не так!

– Может быть, но я докажу – вдруг озлился я.

Наступила гнетущая тишина, все растерялись. Я – оттого, что никто не хочет разделить со мной радость моих находок, учителя – из-за моего «хамского» ответа. Первым пришел в себя учитель по физике, который произнес дружелюбно:

– Мы ждем. Докажи.

Я начал медленно доказывать, в голосе чувствовалась горькая обида, но постепенно я увлекался своими доказательствами, и в голосе зазвенела радость.

 

Физик сиял, все улыбались, кроме классной.

– По-моему, с геометрией всё ясно, не так ли? – обратился он к классной, – а как у тебя с физикой?

– Она мне тоже очень понравилась.

Директор и завуч переглянулись, заулыбались, зашептались. Зеленые глаза учитель по физики засияли добротой и озорством.

– Ну, вот и хорошо. Реши мне, пожалуйста, вот такую задачу.

 Он продиктовал условия.

Доброжелательность всех и особенно его меня окрылила, голова стала ясной, работала как никогда быстро. Через несколько минут я понял, как эту задачу решить и начал писать формулы.

– Молодец, – сказал физик, – дальше можешь не писать, формулы правильно написаны, а подставить и подсчитать ты, наверное, сможешь без труда. Я – за! Надеюсь, никто не против? – оглядывая присутствующих, произнес он.

– Не спешите, Святослав Семенович, сперва надо обсудить, – начала классная…

– А что тут обсуждать? – перебил ее Святослава Семеновича, – Мальчик самостоятельно усвоил такой материал и так!..

– Мальчик, ты лучше подожди нашего решения за дверью, – сказал завуч.

 

Вскоре из учительской вылетел Святослав Семенович. Потрепав меня по голове, сказал:

 – С сегодняшнего дня вместе будем пытаться вникнуть в суть физических законов. Согласен!?

Я от радости только смог мотнуть головой.

– Вот и прекрасно! – крикнул он и куда-то умчался.

 

Меня приняли в седьмой класс, но по геометрии выше четверки никогда не получал. Классная Дама, как я её называл, часто обращалась ко мне так: «Ну, теперь наш умник постарается это доказать по-своему», и класс ржал от удовольствия, кроме двух девочек. Первое время я пытался доказать по-своему, но она меня часто перебывала, сбивала с правильного пути, задавала вопросы, ответ на которые уводил меня в сторону от доказательства.

 

Она часто говорила мне, ставя четверки за ответ: «Ты мне отвечай, как в книге написано, а не так, как тебе хочется». И, как ни странно, выучив наизусть, я переставал думать, а стоило забыть хоть одно слово, я настолько терялся, что без её подсказок не мог довести доказательства. Классная Дама торжественно произносила: «Вот видишь, милый, а выучить урок, как он дан в учебнике, ты не можешь! Сегодня больше тройки я поставить тебе не имею права».

 Как же я её ненавидел!..

 

Нежелание «классной Дамы» выслушать меня не только остудило интерес к геометрии, но и подорвало и без того не совсем дружеские отношения с одноклассниками. По природе я ужасно застенчив, углублен в себя, теряюсь во враждебной или агрессивной среде. Из-за частых переездов мы все в семье привязались друг к другу настолько, что до определенного возраста не искали друзей за пределами нашей семьи. Возможно, поэтому я трудно сходился с одноклассниками. Моя активность всегда пропорциональна доброжелательности окружающих меня людей. Я – кот, гуляющий сам по себе, а в классе было два лидера: Борис и Виктор – каждый пытался переманить и подчинить меня своему влиянию. Борис старался опираться на силу, Виктор на интеллект. Поэтому, чтобы не нарываться на конфликт с ними, я по окончанию занятий сразу шел домой. А дома, сестры либо занимались, либо были у подруг, да и интересы наши все больше и больше теряли общую почву. С братом интересно было играть, но наши детские игры мне уже приелись. Уроки учил без увлечения и не только геометрию, но и физику.

 

 Учителя по физике – Святослава Семеновича, – который был на собеседовании, выгнали со школы за аморальное поведение. Я долго не мог понять смысл этого слова, пока не услышал разговора в учительской. Меня классная Дама привела в учительскую и, указав на стул, молвила: «Садись вот сюда, и подожди меня. Я скоро приду». Я сел на указанный стул, стал ждать в пустой комнате. Вдруг дверь учительской отворилась и вошла учительница старших классов и ученица десятого класса с длинной толстой косой. Эту девочку я сразу заприметил. В ней было что-то такое, что выделяло ее из остальных учениц. На перемене я обычно поднимался на этаж выше, где был ее класс 10«Б» и бродил там до тех пор, пока не увижу ее. Имя ее было певучее, как песня – Изольда. Когда они вошли, учительница прервала разговор с Изольдой и обратилась ко мне:

– Ты что здесь делаешь?

– Жду учительницу…

– Ну, хорошо. Жди. – И, продолжая разговор с Изольдой, спросила: – Света делилась с тобой о нем?

– Да. – Тихо проронила Изольда, покраснев.

– Ну и что она тебе говорила?

– То, что любит его и не представляет себе, как она жила бы без него…

– Она хоть сознавала, что поступает недостойно комсомолки?

– Конечно! Она переживала, что не доросла до его любви, но…

– О какой любви может идти речь, когда Святослав Семенович намного старше, и он её учитель?!

– …

– Может, и ты была влюблена в него?

– Я не очень, но все девочки в лагере завидовали ей…

– Ну, знаешь!?

– Да! Я вам правду говорю…

– И что вы в нём нашли, от горшка два вершка, – гневно выпалила учительница.

– Когда он начинал рассказывать о чем-нибудь, мы замирали от…

– Этим меня не удивишь… – медленно проговорила учительница, как будто что-то припоминая, и вдруг голосом жестким, колючим, гневным, выпалила. – Мы его выгоним за аморальное поведение и так, чтобы он не мог больше преподавать в школе. Вот так!

– Как жаль… – тихо вырвалось у Изольды.

– Кого жаль, его? – почти выкрикнула учительница.

– Благодаря Святославу Семеновичу мы начали понимать и любить…

– Любить! Молоко еще на губах не обсохло, а им уже любить. Ты понимаешь, что ты говоришь?

– Вы меня не так поняли. Я говорю о любви к физике...

– У нас нет незаменимых учителей, благо у нас их много… Хватит нюни распускать, – и решительно произнесла. – Так вот! Ты должна выступить и заклеймить их.

– Кого? – с испугом, произнесла Изольда.

– Свету и Святослава Семеновича.

После долгого молчания Изольда вымолвила, глотая слезы:

– Не могу… – и начала рыдать.

– Ты что здесь делаешь? – учительница вдруг гневно бросила мне.

– Жду учительницу…

– Выйди за дверь и там жди! – рявкнула она.

Я, недоумевая, вышел.

 

Когда к нам пришел новый учитель по физике, я понял, что хотя у нас и много учителей, но таких, как Святослав Семенович, наверно, нет.

Потеряв интерес к двум моим увлечением: геометрии и физике, я почти охладел к школе. Без увлечения повседневность окрашивалось в серый цвет, который клонил ко сну.

 

Однажды, во время последнего урок я заметил, что девочка, сидящая впереди меня, читала большую книгу, явно не учебник. Девочку звали Людой; тихая, худенькая, стройная, с тонкими косичками, прилежная ученица. Я вдруг вспомнил, что есть книги, кроме учебников, и даже очень интересные. Из-за частых переездов, у нас почти не было книг. Только два десятка сборников любимых нот мама возила везде с собой.

 

По окончанию урока я поинтересовался у Люды, что за книгу она читала. Выяснилось, что она на уроке дочитала «Как закалялась сталь» и несет ее в библиотеку. По ее мнению – книга великолепная. Я решил пойти с ней, записаться в библиотеку и взять эту книгу домой. Мы подошли к библиотеке и, когда я открывал дверь, услышал: «Типичный маминкин сыночек» и хохот. Я резко повернулся. Виктор улыбался, а, двое его друзей, покатывались со смеху. «За такое бьют по морде» – вырвалось у меня. «А ты попробуй» – с издевкой произнес он.

 

Я нанес сразу два удара, один в солнечное сплетение и, когда он наклонился от боли, ударил в подбородок. Виктор упал. Я переступил через него и пошел к выходу из школы. Больше я не вспоминал о библиотеке.

 

Конечно, Виктор со своими дружками хотел мне устроить «темную», но об этом узнал Борис, и меня оставили в покое. Вообще-то окончательно Виктор с друзьями оставили меня в покое после испытания на смекалку. У нас в классе часто шутили так: подойдет один к другому и, протягивая кулак, спрашивает: «Жужжит муха?» Другой прислушивается и говорит: «Жужжит!» «Оторвем ей крылышки. А теперь?» «Жужжит!» «Оторвем ей лапки. А теперь?» «Не жужжит». Открывая ладонь, произносит: «Улетела», а если ты говорил «Жужжит», ответ: «Не шевелится». В любом случае все заливались хохотом.

 

На одной из перемен подходит ко мне Виктор со своими товарищами и, показывая мне кулак, спрашивает: «Жужжит муха?». Я отвечаю по стандарту, но когда у нее оторваны и лапки, и крылышки на вопрос «Жужжит муха?» говорю «Всё в твоих руках». Наступила долгая тишина. Виктор, придя в себя и оценив ответ, сказал: «Молодец». Наступило перемирие, но дружбы не последовало. В классе перестали шутить по поводу жужжания мухи, но и смеха стало меньше.

Опубликовано 09.03.2023 в 22:57
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: