авторов

1375
 

событий

188206
–егистраци€ «абыли пароль?
ћемуарист » јвторы » Arkady_Poltorak » "¬есьма важные персоны"

"¬есьма важные персоны"

05.12.1945
Ќюрнберг, √ермани€, √ермани€

«¬есьма важные персоны»

 

ƒавно замечено, что в разных странах внутреннее расположение тюрем — камеры, их оборудование — и даже режим дн€ имеют много общего. Ёто дало когда-то повод »лье Ёренбургу остроумно заметить устами ’улио ’уренито, что палка, в чьих бы руках она ни оказалась, не перестанет быть палкой; ни мандолиной, ни €понским веером она стать не может.

Ќюрнбергска€ тюрьма не €вл€лась исключением. Ёто многоэтажное здание нафаршировано камерами размером 10 на 13 футов. ¬ каждой камере на высоте среднего человеческого роста — окно в тюремный двор. ¬ двер€х — другое окошко, посто€нно открытое (через него передавалась подсудимому пища и осуществл€лось наблюдение). ¬ углу — туалет.

¬есь мебельный «гарнитур» составл€ют койка, жесткое кресло и вправленный в пол стол. Ќа столе разрешалось иметь карандаши, бумагу, семейные фотографии, табак и туалетные принадлежности. ¬се другое изымалось.

 огда подсудимый ложилс€ на койку, его голова и руки должны были всегда оставатьс€ на виду. ¬с€кий, кто пыталс€ нарушить это правило, вскоре чувствовал руку часового: его будили.

≈жедневно заключенных брил безопасной бритвой проверенный парикмахер из военнопленных. Ѕритье тоже проходило под наблюдением охраны.

Ёлектропроводка и освещение были сделаны так, что свет в камеры подавалс€ снаружи. Ёто исключало возможность самоубийства током. ќчки выдавались только на определенное врем€ и на ночь об€зательно отбирались.

ќдин-два раза в неделю заключенные могли ожидать обыска. ¬ таких случа€х они становились в угол, а военна€ полици€ перетр€хивала буквально всю камеру. ≈женедельно полагалась бан€, но перед ней непременно нужно было пройти через специальное помещение дл€ осмотра.

я часто видел начальника тюрьмы полковника Ёндрюса. ¬ысокий, широкоплечий, представительный, в очках, придававших его строгому лицу еще большую официальность, он про€вл€л много забот о подсудимых, дабы каждый из них чувствовал себ€ настолько хорошо, чтобы не пропускать заседаний суда. Ёндрюс производил впечатление насто€щего служаки, понимавшего, что под его надзором наход€тс€ не обычные уголовники, а заключенные особого рода.  ак-то он мне сказал, показыва€ на скамью подсудимых: «”ф». я сразу не пон€л его, и он разъ€снил:

— Very important persons[1].

Ёти «Vip» не однажды жаловались на него. —амое курьезное заключалось в том, что, даже сид€ на скамье подсудимых, многие из них по-прежнему претенциозно рассматривали себ€ государственными де€тел€ми. »х возмущали любые ограничени€. Ўахт, например, гневно жаловалс€ на то, что ему не разрешают встречатьс€ в тюрьме с такими джентльменами, как ѕапен и Ќейрат (остальных он считал преступными каторжниками, которым давно место на галерах, и потому его даже устраивало, что видитс€ с ними не очень часто).

Ќо больше всех и наиболее шумно выражал свои протесты √ерман √еринг. ¬ отношении его полковник Ёндрюс про€вл€л особую заботу и предосторожность. ј вот это-то «свободолюбивой» натуре √ермана √еринга как раз и не нравилось.

Ќа одном из заседаний генерального секретариата начальник тюрьмы давал объ€снение по поводу очередной жалобы на него заключенных. Ёндрюс пожаловалс€ на √еринга:

— ѕонимаете, этот толстый √ерман все-таки неблагодарна€ свинь€. я же его избавил от пагубной привычки целыми пригоршн€ми поедать наркотические таблетки. ¬едь когда он прибыл ко мне, никак не хотел расставатьс€ с чемоданом, наполненным наркотиками. я отобрал. ќн ругалс€, но вынужден был примиритьс€. я сделал из него человека и спас от верной и позорной дл€ мужчины смерти...

¬ первые дни своего пребывани€ в тюрьме √еринг пыталс€ убедить Ёндрюса в том, что хот€ среди подсудимых он действительно «первый человек», но это еще вовсе не значит, будто он самый опасный.  огда эта лини€ защиты ничего не дала, «толстый √ерман» избрал другую, с его точки зрени€, более весомую: как-никак процесс в Ќюрнберге — исторический, и вр€д ли, мол, чиновники вроде полковника Ёндрюса захот€т, чтобы их им€ ассоциировалось потом с оскорблени€ми в отношении больших государственных де€телей, оказавшихс€, увы, в беспомощном и безответном положении. Ёндрюс рассказывал, что однажды √еринг, обраща€сь к нему, воскликнул с €вно напускным пафосом:

— Ќе забывайте, что вы имеете здесь дело с историческими фигурами. ѕравильно или неправильно мы поступали, но мы исторические личности, а вы никто!

ѕолковник Ёндрюс держалс€ иного мнени€, а потому довольно легко сносил такие истерические вспышки своих клиентов. Ёндрюса не столько обижало, сколько смешило то, что бывший рейхсмаршал пугает его судьбой тюремщиков Ќаполеона.

Ќикто в √ермании, даже среди ближайшего окружени€ √ермана √еринга, не подозревал, что он питает интерес к истории и литературе. ћы еще увидим, как загружен был день этого «второго человека в империи». Ќо, видно, √еринг давно готовил себ€ к положению «первого человека», в св€зи с чем его очень волновала карьера Ѕонапарта. Ќа изучение жизни и печального конца императора он находил врем€. Ќаполеона из него €вно не вышло. ƒл€ √еринга не нашлось даже какого-нибудь экзотического острова, подобного тому, где доживал остаток дней своих «великий корсиканец». Ёто тоже оказалось лишь глупой мечтой. √еринга посадили в обычную уголовную тюрьму, в обычную одиночную камеру с парашей, под надзор не очень посв€щенной в историю американской стражи. ≈му не оставалось ничего иного, как попытатьс€ своими силами восполнить этот пробел в образовании американцев.

— Ќе забывайте, полковник, — поучал он Ёндрюса, — о судьбе тюремщика Ќаполеона. ќн позвол€л себе дурное обращение с пленником. я хотел бы, чтобы вы знали, что ему пришлось потом написать в свое оправдание два тома воспоминаний.

Ќо Ёндрюс очень хладнокровно выслушивал такие тирады...

ѕрипоминаетс€ и еще одно заседание генерального секретариата, на котором в числе прочих вопросов рассматривалась очередна€ жалоба некоторых заключенных Ќюрнбергской тюрьмы. Ќа этот раз жаловались немецкие фельдмаршалы и генералы. „еловек п€тнадцать — двадцать. ¬ их числе:  ейтель, »одль, –унштедт, √удериан, √альдер.

√лавное, что их возмущало, это уборка камер.  аждое утро один из немецких военнопленных солдат передавал господам фельдмаршалам обыкновенную метлу, которой они самолично должны были подмести пол своей камеры.

∆алу€сь на столь оскорбительное к ним отношение, германские фельдмаршалы и генералы обильно цитировали ∆еневскую конвенцию 1929 года о режиме дл€ военнопленных. ќни упорно не хотели считатьс€ с тем, что €вл€ютс€ уже не военнопленными, а военными преступниками, что режим их содержани€ определ€етс€ не ∆еневской конвенцией, а уголовным кодексом.

ѕолковник Ёндрюс отозвалс€ по поводу этой жалобы с присущей ему лаконичностью.

— ƒь€вол цитирует св€щенное писание...

 аждый день подсудимые совершали прогулки в тюремном дворе. ¬о врем€ прогулок им разрешалось разговаривать. Ќо не все пользовались этим правом. Ќекоторые предпочитали держатьс€ особн€ком. ћногие открыто сторонились Ўтрейхера. ќтношение к нему других обвин€емых с предельной €сностью выразил ‘унк:

— я достаточно наказан уже тем, что вынужден сидеть р€дом со Ўтрейхером на скамье подсудимых.

ƒовольно странные вещи происходили иногда в тюрьме. 26 декабр€ 1945 года американска€ администраци€ устроила дл€ бывших национал-социалистских руководителей рождественское богослужение. јнглийское радио посв€тило этому специальную передачу, в детал€х сообщив своим слушател€м, как все протекало.

ќказываетс€, еще накануне рождества из двух или трех тюремных камер было оборудовано нечто напоминающее церковь.  аждый подсудимый приходил туда со своим охранником. –азговаривать не разрешалось. ≈сли охрана замечала, что кто-то не столько произносит слова молитвы, сколько болтает с другими подсудимыми, к «нарушителю» примен€лись соответствующие меры.

 акое отвратительное зрелище, какое фарисейство! ћатерые преступники смиренно «беседуют с богом». ƒаже ‘риче, опубликовавший впоследствии свои мемуары, пишет, что «слышать это было страшно».

ѕодсудимым без ограничени€ давали из тюремной библиотеки книги. –иббентроп читал мало, и преимущественно ∆юл€ ¬ерна. ќн верил, что ему еще удастс€ выйти из этой тюрьмы: ведь в романах ∆юл€ ¬ерна бывали и более фантастические ситуации. —адист и развратник, один из «теоретиков» и практиков антисемитизма, Ўтрейхер увлекалс€ немецкой поэзией. Ѕальдур фон Ўирах, бывший руководитель гитлеровской молодежи, переводил на немецкий €зык стихи “еннисона. √оворили, что у него неплохо получалось, и в тюрьме он, видимо, искренне пожалел, что не посв€тил себ€ этому целиком. ‘ранц фон ѕапен, бывший вице-канцлер, углубилс€ в религиозную литературу; старый диверсант и политический авантюрист на склоне лет из своей тесной тюремной камеры простирал руки к богу. Ѕывший министр внутренних дел ‘рик не читал ничего, он любил поесть. ¬скоре ему уже не годились его пиджаки — так располнел. ѕозже Ёндрюс рассказывал мне, что уже через п€ть минут после объ€влени€ ‘рику смертного приговора он ел с большим аппетитом.



[1] ¬есьма важные персоны.

 

ќпубликовано 03.03.2023 в 13:43
anticopiright —вободное копирование
Ћюбое использование материалов данного сайта приветствуетс€. Ќаши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. ћы считаем, что эти сведени€ должны быть свободными дл€ чтени€ и распространени€ без ограничений. Ёто честна€ истори€ от очевидцев, которую надо знать, сохран€ть и передавать следующим поколени€м.
© 2011-2023, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
ёридическа€ информаци€
”слови€ размещени€ рекламы
ѕоделитьс€: