авторов

1249
 

событий

171433
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Taras_Shevchenko » Дневник Тараса Шевченко - 20

Дневник Тараса Шевченко - 20

04.07.1857
Ново-Петровское (Форт-Шевченко), Казахстан, Казахстан

 4 [июля]. Ночевал на огороде, в комендантской беседке. Это моя теперешняя резиденция. Вскоре по пробитии вечерней зори пошел тихий дождик, и по этому случаю я ранее обыкновенного лег спать. Под тихий гармонический шум падающих на крышу беседки капель дождя я сладко задремал и видел во сне покойника Карла Павловича Брюллова и с ним вместе товарища своего Михайлова, сначала в какой-то огромной галерее, в которой, кроме какого-то эскиза Гвидо Рени,[1] ничего не было и который Михайлов собирался копировать. Потом перешли мы в мастерскую, что в портике, вместе с Карлом Павловичем. Тут тоже ничего не было, кроме большого, во всю залу натянутого и загрунтованного, полотна, как это денется для декораций, и к стене приклеенной, грубо раскрашенной литографии Калама с надписью Рио-Джанейро [sic].[2] Потом Карл Павлович Пригласил нас на лукьяновский ростбиф,[3] как это бывало во времена незабвенные. Но ударил гром, и я проснулся. Пошгл проливной дождь. Затворив окна и двери беседки, я снова уснул. Во второй сеанс увидел я в Москве Михайла Семеновича Щепкина таким же свежим и добрым, как видел его в последний раз в 1845 году. Говорили о театре и о литературе. Я ему заметил, почему он не продолжает свои "Записки артиста", начало которых напечатано в первой книжке "Современника" за 1847 год.[4] На что он мне сказал, что жизнь его протекала так тихо, так счастливо, что не о чем и писать. Я хотел ему на это возразить что-то, но мы очутились в Новопетровском укреплении и встретились с П. А. Кулишем, собирающим какие-то тощие растения. Я как хозяин захлопотал об обеде и пошел искать полевой спаржи, которой здесь и в помине нет. Но новый удар грома разбудил меня, и я уж не мог заснуть.

 С недавнего времени мне начали представляться во сне давно виденные мною милые сердцу предметы и лица. Это, вероятно, оттого, что я о них теперь постоянно думаю. Ложась спать вчера, я думал об "Осаде Пскова" и о "Гензерихе" {Т. е. о картине "Нападение Гензериха на Рим".} Брюллова. И увидел во сне самого их великого творца.-- Довольно! Утро после ночной грозы тихое, свежее, редкое в здешней знойной пустыне утро. И я буду большой руки тетеря, если проведу его за своим журналом.



[1] Знаменитый итальянский живописец болонской школы (род. 1575, ум. 1642).

[2] Александр Калам (1810--1863) -- швейцарский художник-пейзажист и гравер, пользовавшийся большой известностью во всем мире. Он был с 1845 года "почетным вольным общинном" Академии художеств.

[3] Лукьян -- слуга Брюллова, часто упоминаемый в повести Шевченка "Художник" ("Поэмы, повести и рассказы Т. Г. Шевченка, писанные на русском языке", стр. 279 и др).

[4] Полностью они изданы М. А. Щепкиным, (внуком М. С.) в книге "Михаил Семенович Щепкин 1788--1663 гг. Записки его, письма, рассказы, материалы для биографии и родословная", Спб., 1914. См. также переиздание под ред. А. Б. Дермана "Записки крепостного актера М. С. Щепкина", М., 1928. Как известно, первые строки этого интереснейшего мемуарного повествования написаны в подлинной рукописи рукою Пушкина -- лишнее доказательство настойчивости, с какою поэт понуждал Щепкина взяться за перо мемуариста.

Опубликовано 24.01.2021 в 19:06
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2023, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: