авторов

1453
 

событий

198050
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Viktor_Bezpalov » Космонавты - 4

Космонавты - 4

15.03.1973
Одесса, Одесская, Украина

Командуя турбоходом «Космонавт Юрий Гагарин» я пришел в день своего тридцати трехлетия в Галифакс. Рейс был долгим и напряженным. Но все рано или поздно заканчивается. 4 мая 1978 года мы отдали якорь на рейде Ялты, я не предполагал, что в этом году у меня произойдет несколько незабываемых встреч с космонавтами — прибытие в Ялту было согласовано с руководством, а точнее с ЦУП, так решила Госкомиссия, которая прибыла на судно для подведения итогов работы членов экспедиции. Судно стояло на якоре, и посещение судна посторонними было запрещено, но для руководства судна было сделано исключение. Так спустя почти восемь месяцев я увидел жену. Но не тут-то было. Даже капитан на судне не принадлежит себе.
 
Где-то около 14.00 часов вахтенный помощник доложил, что к трапу подошел глиссер и на борт судна поднялся космонавт Александр Сергеевич Иванченков и с ним два человека сопровождающих. Никто заранее об этом не предупреждал, поэтому визит был весьма неожиданным. Они удобно расположились в креслах у меня в каюте. Конечно, Александра Иванченкова интересовало все о нашей морской жизни и присутствовало большое желание посмотреть судно. Он недавно завершил полет продолжительностью 140 суток на космическом корабле «Салют-6-Союз-31» вместе с космонавтом Коваленок В.В. и был в настоящее время в отпуске на отдыхе. Но это не то, что мы понимаем под словом «на отдыхе». На самом деле, под пристальным наблюдением врачей и ограниченном перемещении. Сопровождали Александра Иванченкова врач и не то охранник, не то телохранитель. Видя, что моя каюта напоминает проходной двор, Александр неожиданно предложил встретиться на берегу. Местом его пребывания был домик космонавтов на берегу моря на даче генсека Л.И.Брежнева. Предложение было заманчивым, и я согласился. Гости скоро убыли, а через два часа глиссер опять подошел к трапу, как договаривались. Когда мы с женой спускались по трапу к глиссеру, я обратил внимание, что за нами наблюдают сотни членов экипажа и экспедиции. Может быть кто-то и с добрыми чувствами наблюдал за этой картиной. Ведь действительно, со стороны выглядело театрально эффектно. Капитан в красивой хорошо подогнаннойой таковой форме, а рядом молодая жена в летнем длинном платье. Но в действительности, это как раз тот случай, когда картина увиденного чаще всего раздражает массы, и говорит о существующей несправедливости. Такое осознание приходит с годами, а тогда по молодости, я не придал этому значение. А зря. Вот так на пустом месте можно нажить врагов, или просто недоброжелателей.
 
На берегу нас встретили доброжелательно. Вокруг было пустынно, но, надо полагать, все хорошо контролировалось. Было как-то душевно спокойно. Наверное, среди нашей небольшой компании лишь Александр и я по-настоящему это чувствовали и понимали. Он — после космического полета, а я — после длительного рейса в зимней северной Атлантике. Как говорится, программу посиделок всегда претворяют в жизнь хозяева. Вначале была предложена сауна. Я никогда не любил это мероприятие, но отказаться было неудобно, а вот моя жена Елена осталась на веранде и с удовольствием слушала как легкий прибой слегка шумит по Крымской гальке. Крепкие, вежливые и немногословные парни пожарили шашлыки и накрыли стол. Мы даже выпили бутылку хорошего Крымского вина. Вообще-то казалось, что находишься среди старых друзей. У меня после неоднократной встречи с космонавтами сложилось довольно твердое убеждение, что это высоко порядочные люди, без амбиций и очень коммуникабельные по натуре.
К концу вечера нам предложили проехаться на автомобиле по серпантину Крымских дорог и вечерней Ялте. Ну, а уже из порта нас доставили на катере на судно. В дальнейшем, мы долго переписывались с Иванченковым. Адрес у него в Москве был забавным — он проживал в Безбожном переулке.
 
Утром пришлось опять задуматься о проблеме, которая возникла при открытии границы в Ялте со стороны таможни. Дело в том, что члены экипажа и экспедиции купили в Канаде автомобили. Естественно, за легально заработанные деньги. Здесь нужно небольшое пояснение. В 1971 году морякам загранплавания в виде поощрения разрешили раз в год закупать за границей автомобили беспошлинно. Моряки были рады использовать эту возможность. Я думаю, мы были одними из первых. Всего в том рейсе было закуплено 17 б/у автомашин. По законам Канады все документы были оформлены верно - купчие имелись и канадская таможня поставила на них штамп при выходе из Галифакса. На каждый автомобиль имелся буклет технических проверок, а вот техпаспортов как таковых в нашем понимании, не было вообще в природе. На судне был оформлен коносамент на перевозку автомобилей морем. Однако для Советской таможни этого оказалось недостаточно. Ялтинская таможня предложила решать эту проблему в Одессе, куда судно должно было пойти дальше. однако и в Одессе ничего не решилось. Автомобили выгрузили на таможенный склад, а вопрос с техпаспортами предложили решать, как сумеем. Я понял, что проблема серьезная, и в Одессе мне ее не решить. Как только я узнал, что два члена экспедиции безуспешно пытались решить этот вопрос в Москве в Главном таможенном управлении, то понял, что пора и мне ехать в Москву. Для начала пришлось уговорить начальника пароходства отпустить меня на неделю в Москву. Новости о крупном задержании таможней автомобилей быстро распространились по Одессе.  Речь уже шла о чести и достоинстве экипажа и экспедиции. О своем авторитете как капитана, и после первого рейса на «Космонавте Юрий Гагарин», я уже и не говорю. Короче говоря, начальник пароходства понял меня и дал добро на поездку в Москву и поиску справедливости. У меня был единственный вариант — обратиться к космонавтам. Так я в очередной раз оказался в Звездном городке. Отдать должное, меня внимательно выслушали и предложили свой вариант решения проблемы. Хотя они и не считали это проблемой. Никто ничего не воровал и оформлял документы по местным правилам, т.е. Канадским. И вот тут мне пришлось еще раз встретиться с начальником ЦПК, Георгием Тимофеевичем Береговым. Конечно, приятно было услышать, что он запомнил меня с нашей предыдущей мимолетной встречи и тем более, когда он поинтересовался, а получил ли я грамоту за обеспечение полета «Союз-Аполлон», подписанную им. Все это было приятно, но не имело никакого значения к цели моего визита. Однако, как выяснилось позже, ему уже все доложили, поэтому разговор был довольно коротким. Георгий Тимофеевич передал мне два письма на бланках ЦПК с ходатайством о решении вопроса с пропуском автомобилей, а также пропустить без задержки спортинвентарь для спортзала Звездного городка, подаренный польскими товарищами и придержанный нашей таможней. По указанию Берегового я должен был прибыть в Министерство обороны СССР к заместителю командующего космическими войсками генерал-полковнику авиации Герою Советского Союза, летчику космонавту СССР Герману Степановичу Титову с этими письмами для резолюции o ходатайстве.
«Да вы не волнуйтесь. Куда подъехать, вам скажут. Время встречи оговорено. Вас встретят и проводят. Пропуск выписан. Желаю удачи, капитан!» сказал он, когда мы расставались.
Когда я ехал в Москву, то прекрасно понимал, что какие-то подарки никому не нужны и неуместны в этом деле. Единственное на что меня уговорил наш механик, он же фотохудожник-любитель, так это взять большую фотографию судна «Космонавт Юрий Гагарин». В левом углу фотографии расписались капитан, главный механик и начальник экспедиции. В Звездном городке на фотографии поставили свои автографы 6 или 7 героев космонавтов.
 
В назначенное время я прибыл в Министерство обороны, а дальше с трудом вспоминаю, как я оказался в кабинете Германа Степановича Титова. Он вышел из-за стола, любезно поздоровался и предложил присесть на небольшой диванчик. Видя мою неловкость, он как-то по-товарищески смягчил обстановку, и сказал:
«Да ты не робей, капитан. Наверное, из худших выбирался передряг и штормов. Еще раз вкратце доложи о проблеме».
Я старался быть краток, так как понимал, что он в общем-то в курсе дела, по которому я оказался у него. Слушая меня, он что-то написал на тех письмах, что передал мне Георгий Береговой, а в заключении сказал:
«3автра утром, к 10 часам, Вам необходимо быть в Министерстве Внешней торговли, у замминистра Журавлева. Он курирует нашу таможню. Вас будут ждать у центрального входа. Ну а в заключении желаю Вам удачи и счастливого плавания».
Мне уже становилось неловко от того, что моей персоне уделяют внимание серьезные люди. Тем более, по такому меркантильному вопросу.
 
Как и было указано, к 10 часам утра я был в Министерстве Внешней торговли. Когда для решения какого-то дела дается «зеленый светофор», то все проходит удивительно гладко. Так было и в этот раз. Заместитель министра товарищ Журавлев встретил меня очень любезно. Он был искренне тронут подарком в виде фотографии судна. Пожалуй, и я бы хотел иметь такую фотографию с автографами космонавтов. Беседа наша была не продолжительной, но плодотворной. Правда, одна фраза «убила наповал». Уважаемый замминистра был как бы удивлен моим визитом и сказал, что не надо было добираться из Одессы в Москву, а стоило позвонить «по вертушке» и все бы решили. В тот момент в памяти предстала картина «ходоки у Ленина». Как бы бродили они, ходоки, по Москве, и решили зайти побеседовать с Ильичом. Я вежливо промолчал, а затем все же сказал, что текущие дела привели в Звездный городок. Я был на сто процентов уверен, что ему заранее позвонили, а его подчиненные всё выяснили по нашим автомобилям и, вероятно, доложили, что вопрос можно решить положительно, без каких-либо проблем или нарушений. Наша беседа закончилась на том, что он наложил резолюцию на моем заявлении — на двух письмах из почты космонавтов. В заключении, он предложил мне с этими документами проехать в Главное таможенное управление, которое, если мне не изменяет память, находилось на площади трех вокзалов: «Вы подходите прямо к начальнику управления. Я позвоню ему и предупрежу. Ну а Вам успехов в науке, » — сказал он в заключение.
Посещение Главного таможенного управления было коротким. Начальник управления, приняв от меня бумаги, лишь сказал: «Можете спокойно возвращаться в Одессу. К Вашему приезду все будет решено».
Я позвонил в Звездный городок и поблагодарил за помощь. В тот же день я вылетел в Одессу. Не успел я зайти в квартиру в Одессе, как раздался телефонный звонок. Звонили из таможни и интересовались, когда члены экипажа и экспедиции смогут забрать машины и в удобное для них время, при этом обращение “Уважаемый товарищ” звучало неоднократно, хотя еще недавно заявили, что машины не могут быть пропущены и называли меня гражданином. Буквально в тот же день я доложил начальнику пароходства, что за пять дней проблему с автомобилями удалось разрешить. На что он мне довольно откровенно сказал: «Человеческая зависть, надуманная клевета и негативная молва не имеет пределов и распространяется довольно быстро. Имей это в виду. И будь поосторожней».
 
На следующий день я приступил к своим обязанностям на судне. И хотя быть капитаном на «Космонавте Юрий Гагарин» было вроде бы и престижно, но со временем меня это стало тяготить. Причина была весомой. Во-первых, почти восемь лет работы на судне. Очень долгие рейсы. Плавание в Северной Атлантике зимой. Несмотря на сложность работы, она была все-таки монотонной, а флот продолжал интенсивно развиваться. Появились огромные контейнеровозы, лихтеровозы и ролкеры. Во всяком случае, крупнейшие в мире RO-60 были нашей постройки. В восьмидесятые годы мне удалось работать капитаном на этих судах. Ну а сослуживцев с «Гагарина» я не забывал и, естественно, общался, когда у нас совпадало время пребывания на берегу. Правда, на судне «Космонавт Юрий Гагарин» я больше никогда не был, но в меру своих возможностей отслеживал его рейсы. Суда экспедиционного отдела ЦУПа  «Космонавт Владимир Комаров», «Академик Сергей Королев» и «Космонавт Юрий Гагарин», приписанные к Черноморскому пароходству,  продолжали трудиться в Атлантическом океане меняя друг друга, а иногда работая в паре.
 
В марте 1984 года на НИС «Космонавт Юрий Гагарин» произошло примечательное событие. Судно стояло в Ильичевске после очередного экспедиционного рейса. 9 марта 1984 года исполнилось 50 лет со дня рождения Юрия Алексеевича Гагарина и вот на судно прибыло семь космонавтов из числа первого отряда, то есть гагаринского набора. Это были Титов, Быковский, Попович, Николаев, Леонов, Горбатко и Шонин. Что и говорить, делегация была поистине звездной — такое количества героев Советского Союза и генералов вместе увидеть можно довольно редко. Их воспоминания о Юрии Гагарине были действительно интересными, а судовой музей космонавтики пополнился интересными экспонатами.
 
Прошло еще семь лет. Первого июня 1991 года судно вернулось в Одессу из двадцатого экспедиционного рейса и, как оказалось, из последнего. Всего за эти годы судно отработало по 128 космическим объектам. Между прочим, в том последнем рейсе, руководителем опергруппы был Юрчихин Федор Николаевич, в последствии ставший космонавтом. В августе 1991 произошли всем известные события. Новой российской элите мешал коммунистический строй — был неприятен и не давал развернуться по-настоящему. Вот Элита его и скинула. Всё начало разваливаться. Остановился и космический флот. Несколько лет «К.Ю.Г.», как мы его сокращенно называли, простоял сиротливо на рейде Одессы. Сокращенный экипаж как мог обеспечивал жизнедеятельность судна.
 
Летом 1993 года судно совершило три рейса на Кубу — дважды из Гаваны на Ленинград и один раз из Гаваны на Новороссийск. Цель была благородной — репатриация наших военных и членов их семей с Кубы на Родину. На этом, судьба судна была предначертана. В те времена руководство страны строило рыночные отношения. Основной задачей было получение стартового капитала. Как и кто его приумножит никого не волновало. Готовы были все продать и уже по бросовым ценам. То, что кое-что могло быть гордостью и достоянием страны никого не волновало. Никто из руководства державы не стремился сохранить судно для потомков, хотя бы как музей. Так очень быстро исчез весь флот. Суда космического флота «Космонавт Юрий Гагарин» и «Академик Сергей Королев» через Австрийскую компанию (посредник этой операции) были проданы в Индию на металлолом. Перед отходом из Одессы НИС «Космонавт Юрий Гагарин» был переименован в «Агар» и в июле 1996 года был выброшен на побережье Индии в районе порта Аланд для разделки на металлолом. Что и говорить, несправедливый и очень печальный конец.
 
Мои встречи с космонавтами и посещение Звездного городка закончились в 1983 году. Какое-то время мы переписывались, но чем реже встречаешься с друзьями, тем быстрее отдаляешься от них. Скорее всего, в этом больше виноват я. Возвращаясь из дальних рейсов, я заставал письма, на которые не давал ответа по 7-8 месяцев. Правда, иногда общались по телефону. С Петром Колодиным телефонная связь сохранилась до текущих дней. Несколько раз видел по телевизору Юрия Глазкова уже в генеральской форме, а позже узнал, что он стал доктором технических наук. Казалось, что у них должно быть все хорошо. Как-то раз я задал вопрос Колодину относительно Глазкова и был удивлен его ответом: «А Юры давно нет». Вот только тогда я решил посмотреть в Интернете, как сложилась судьба наших героев космонавтов. Я был потрясен. На текущий момент практически не осталось в живых тех героев космонавтов, что пришли в отряд вместе с Гагариным. Наверное, не зря говорится, что с каждым уходящим, кого мы знали, убываем и мы.
 
Смерть Юрия Глазкова меня потрясла особенно. Самое ужасное, что я не знал об этом многие годы. Он умер 8 декабря 2008 года. Похоронен на Подмосковном кладбище. Ещё при жизни его постигла трагедия. В той же ограде на кладбище похоронена его дочь, которая ушла из жизни в 2002 году в возрасте 19 лет. В случае неожиданного ухода человека из жизни, возникают как-бы экзистенциальные дыры, разрываются естественные социальные и человеческие связи. Человек должен был что-то сделать и не успел, хотел сказать и не сказал, от него зависело осуществление массы контактов — теперь от него ничего не зависит. К смерти должно быть уважение — без него никогда не будет и уважения к жизни. Это неразделимое целое.
 
P.S.  Каждый год 12 апреля в день Космонавтики мы, бывшие члены экипажа и экспедиции НИС «Космонавт Юрий Гагарин», встречаемся в Одессе. С каждым годом на встречу приходит все меньше людей. Да в общем-то ничего удивительного в этом нет. С момента спука на воду флагмана НИС «Космонавт Юрий Гагарин» прошло около пятидесяти лет. Однако осознание того, что нам посчастливилось в жизни стоять в начале освоения космического пространства и принимать участие в этом сохранится в наших сердцах до конца жизни.

Опубликовано 30.10.2020 в 15:35
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: