авторов

867
 

событий

124137
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Varvara_Golovyna » Екатерининское время - 1

Екатерининское время - 1

01.06.1774
Усадьба Петровское (Петрово-Дальнее), Московская, Россия
Портрет Варвары Головиной работы Элизабет Виже-Лебрён (1797-1800)

Есть ранняя эпоха в нашей жизни, о прошедших моментах которой всегда вспоминают с грустью, — эпоха, когда все способствует нашей самоудовлетворенности: здоровье юности, свежесть впечатлений, естественная живость, которая владеет нами; ничто тогда не кажется невозможным. Все эти способности мы употребляем на то только, чтобы наслаждаться жизнью всевозможными способами. Предметы проходят пред нашими глазами, мы рассматриваем их с большим или меньшим интересом; бывают такие, которые поражают наше внимание, но мы слишком увлекаемся их разнообразием, чтобы в них вдумываться. Никогда мы не ножен сосредоточиться на чем нибудь одном. Воображение, чувствительность, которые наполняют наше сердце, эти душевные движения, которые дают себя чувствовать для того, чтобы смущать нас, и которые как бы предваряют нас, что они должны господствовать над нами, — все эти различные чувства волнуют, тревожат нас, а мы не можем разобраться ни в одном из них… Вот что я испытывала, вступая в свет, в ранней своей молодости!

Мое детство протекло почти все в деревне: мой отец, князь Голицын[1], любил жить в готическом замке, пожалованном царицами его предкам[2]. Мы оставляли город в апреле месяце и возвращались туда только в ноябре. Моя мать была небогата, и потому не могла дать мне блестящего образования[3]. Я с ней почти не разлучалась: своей добротой и ласками она вполне приобрела мое доверие; я не ошибусь, если скажу, что с тех пор, как я стала говорить, я от нее ничего не утаивала. Она позволяла мне свободно бегать повсюду одной, стрелять из лука, спускаться с холмика, перебегать через равнину до речки, окаймляющей ее, гулять по опушке леса, куда выходили окна комнаты моего отца, влезать на старый дуб, около самого дома, и срывать с него желуди; но зато мне строго запрещалось лгать, клеветать на кого нибудь, невнимательно относиться к несчастным, презирать наших соседей, людей бедных, грубоватых, но добрых. Как только мне минуло восемь лет, моя мать стала нарочно оставлять меня с ними одну, чтобы я приучилась занимать их; она уходила, чтобы работать на пяльцах, в соседний кабинет, откуда могла, не стесняя нас, слышать весь наш разговор. Уходя, она говорила мне на ухо: «поверь, мое дорогое дитя, что нельзя проявить больше любезности, как принуждая себя к ней, и нельзя выказать более ума, как в то время, когда применяются к пониманию других», — священные слова, которые принесли мне большую пользу и научили меня никогда ни с кем не скучать!

Я бы желала обладать талантом для того, чтобы описать наше жилище, которое является одним из красивейших местечек в окрестностях Москвы. Этот готический замок имел четыре башенки; во всю длину фасада тянулась галерея, боковые двери которой соединяли ее с флигелями; в одном из них помещались моя мать и я, в другом — мой отец и приезжавшие к нам гости. Вокруг замка расстилался громадный красивый лес, окаймлявший равнину и спускавшийся, постепенно суживаясь, к слиянию Истры и Москвы. В треугольнике воды, образовавшемся этими двумя реками, отражались золотые лучи заходящего солнца; вид был чудесный. Я в это время садилась одна на ступеньке галереи, с жадностью любуясь этим прекрасным пейзажем. Взволнованная, растроганная, я приходила в особое молитвенное настроение духа и убегала в нашу старинную готическую церковь, становилась на колени в одном из маленьких углублений, в которых когда-то молились царицы; священник один тихим голосом служил вечерню, один певчий отвечал ему. Я стояла с наклоненной головой, часто заливаясь слезами. Все это может показаться преувеличенным, но я и упоминаю об этом лишь потому, что все это истинная правда, и потому, что я убеждена по собственному опыту, что в нас существуют, предрасположения, которые проявляются в нас еще в ранней юности и которые бесхитростное воспитание развивает тем легче, что вся его сила заключается в естественном развитии природных задатков. В это время я имела несчастье потерять восемнадцатилетнего брата[4]; он был красив и добр, как ангел. Моя мать была удручена этим горем; мой старший брат[5], находившийся в это время с дядей, Шуваловым[6], во Франции, приехал утешать ее. Я была в восторге от его приезда: я жаждала знаний, умственных занятий, я осыпала его вопросами, которые очень его забавляли; я питала настоящую страсть к искусствам, не имея о них понятия.



[1] Кн. Николай Федорович, генерал-поручик, род. 2 декабря 1728 г., ум. 30 марта 1780 г. С 8 октября 1749 г. жен. на Прасковье Ивановне Шуваловой.

 

[2] Село Петровское, Звенигородского уезда, Московской губернии, при впадении Истры в Москву.

 

[3] Княгиня Прасковья Ивановна Голицына (род. 10 октября 1734 г., ум. в 1802 г.), родная и любимая сестра мецената Ивана Ивановича Шувалова, любимца императрицы Елисаветы. Бескорыстно привязанный к государыне, Шувалов не воспользовался своим значением, как другие фавориты, чтобы обогатить себя и своих близких.

 

[4] Князя Ивана Николаевича Голицына, гвардии капрала (род. 1759 г., ум. 1777 г.). В исследовании: «Род кн. Голицыных» (Спб., 1892 г.), год смерти И. Н. Голицына ошибочно показан 1780-й.

 

[5] Князь Федор Николаевич Голицын по прозвищу «gentil cavalier», известный впоследствии куратор Московского университета, тайный советник (род. 1761 г., ум. 5 дек. 1827 г.). Подобно сестре, также оставил после себя записки («Русский Арх.», 1874 г., I). Любимый племянник Шувалова, кн. Ф. Н. Голицын воспринял от него любовь к просвещению и был одним из выдающихся представителей типа l’homme des lettres русского общества второй воловины XVIII в.

 

[6] Иван Иванович Шувалов, обер-камергер, любимец императрицы Елисаветы Петровны, основатель Московского университета и академии художеств (род. 1727 г., ум. 1797 г.).

 

Опубликовано 24.05.2020 в 21:18
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: