авторов

867
 

событий

124137
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » AM_Turgenev » Записки Александра Михайловича Тургенева - 11

Записки Александра Михайловича Тургенева - 11

01.04.1797
Москва, Московская, Россия

VIII.

 

 

1797 года 1-го апреля назначен день для священнаго венчания царским венцом и миропомазания Государя, царствовать самодержавно в царстве русском. Сей святый день, его же сотвори Царь и Господь, как то сказано в писании, не обошел вахт-парада! Цари русские, по обряду церкви, должны поститься семь дней пред миропомазанием и приобщатъся Святым Христовым Тайнам, по выслушании литургии. Цари мужескаго пола входят  в алтарь и непосредственно   сами  берут тело с дискоса и из потира пьют кровь.

В приказе накануне вахт-парад назначен в 4 часа утра. Павел присутствовал на вахт-параде. В караул вступил гвардии Преображенскаго полка 1-й баталион, и флигельман, выбежавший показать фронту приемы ружья, получил четыре удара палкою.

В Кремле поставили все полки гвардии; долго о размещении войск хлопотали немцы и русские; главную роль в этой суматохе играл Аракчеев; установив полки, все ворота Кремлевской крепости заперли, ключи взял комендант и когда все было уже готово к шествию Павла I из дворца по Красному крыльцу в Успенский собор, прибежал флигель-адъютан Ратьков (гатчинское произведение), и объявил командиру Екатеринославскаго кирасирскаго полка, Гудовичу, волю Павла Петровича, чтобы нас, т. е. офицеров, никого не было!

Не знали, что с нами делать, все ворота Кремля заперты, ключи у коменданта, комендант во дворце; придумали спрятать всех в башню Тайницких ворот, куда нас и погнали как стадо овец, а в полку Екатеринославском тогда состояло: полковников 5, подполковников 11, маиоров 35, обер-офицеров 180. Нас всех без исключения в башни Тайницких ворот и затворили. В башенном заключении продержали нас до окончания церемонии и выпустили часа в три пополудни, когда государь изволил сесть за стол в Грановитой палате на троне кушать. Таким образом нами осуществилась пословица: „в Риме был, а папы не видал". Мы в Кремле были, а церемонии коронации и царя в царском венце не видали! Запереть ворота в Кремлевской крепости—можно почесть мерою осторожности, хотя и не было кого остерегаться, но запереть Екатеринославскаго полка офицеров в башне—не подходит ни под какое предположение! Если боялись со стороны нашей возмущения и нападения, то все мы составляли число 231 человек, а войск в Кремле под ружьем стояло 30 тысяч человек. Cию премудрость разгадать трудно; конечно, она и останется навсегда неразгаданною!

Худое было для екатеринославских офицеров время; каждый

день, отправляясь на вахт-парад, каждый шел туда как на лобное место, никто не был уверен—воротится ли в квартиру!

 

По окончании в Кремле всех обрядов, государь всю Святую неделю изволил из Успенскаго Собора под балдахином, в  короне, в   далматике  (стихарь  дьяконский) и в порфире, ходить каждый день по церквам и монастырям в Кремлевской крепости. По окончании всех торжественных ходов в церкви и  монастыри, которые впрочем  не отнимали время к продолжению выключек офицеров из службы, в каждом высочайшем приказе читали   длинные   реестры   имен  выключенных; двор  из   Кремлевскаго   дворца   переехал    в   Лефортовский дворец, на-скоро   переделанный из купленнаго  дома у графа Безбородко; Екатеринославский полк все продолжал находиться в опале; при каждом вахт-параде переводили нас с одного места на другое; раза три и четыре случалось—и с вахт-парада как недостойных прогоняли.

В один день, не упомню числа, но день всегда незабвенный в моей жизни, после вахт-парада пошел дождь; всем дежурным штаб-офицерам и адъютантам для принятия пароля, который Павел Петрович сам отдавал, было приказано собраться в военную залу пред кабинетом; все собрались.

Павел вышел из своего кабинета, отдал пароль; казалось, все шло в надлежащем и подлежащем порядке, ничто спокойствия не нарушало и Павел изволил шествовать во внутренния комнаты; как вдруг минут через пять двери опять отворились, гоф-фурьеры зашикали и он вступил в залу и громко сиповатым голосом повелел:

— „Екатеринославскаго адъютанта сюда!"

Недалеко было меня искать—я был в зале и стал пред государем.

Павел Петрович подошел ко мне очень близко и начал меня щипать; сзади его, с правой стороны, стоял в. к. Александр Павлович, с бледным лицем, с левой стороны стоял Аракчеев; щипание было повторено несколько разов, от котораго брызгали у меня из глаз слезы как горох. Очи Павла Петровича, казалось мне, блистали как зажженныя свечки, наконец он изволил повелевать мне сими словами:

— „Скажите в полку, а там скажут далее, что я из вас Потемкинский дух вышибу, я вас туда зашлю, куда ворон костей ваших не занесет".

 

Приветствие—не вполне радостное, но изустно мне оглашенное в присутствие 200 или 300 офицеров!

Его величество, повторив высочайшее повеление пять или шесть разов, продолжая щипание, изволил мне сказать:

—  Извольте, сударь, отправиться в полк!"

С этим словом я отставил правую ногу назад и повернулся лихо направо кругом; но как Павел Петрович стоял очень близко, то при повороте я концом палаша весьма неприятно задел его по ногам.

Не съумею объяснить теперь, не умел и тогда, что со мною или, лучше сказать, что во мне в cию минуту делалось! но милосердому Богу было угодно спасти меня в этом случае: я не оробел, твердо приступил правой ногой и пошел с левой ноги маршем по гефрейторски. Что же слышу, что сопровождает вслед меня? Государь возглашает—„бравый офицер! славный офицер!"

Слышать одобрение, когда думаешь, что тебя поглотит земля,— это радование неизъяснимо, его можно только чувствовать. После сего события мы поняли причину бедствия, постигшаго Ермолиных! Конечно, г. Костылев рекомендовал офицеров Екатеринославскаго кирасирскаго полка пред государем как людей худо намеренных и, к дополнению сего, полк именовался прежде полком кн. Потемкина-Таврическаго.

 

Опубликовано 20.05.2020 в 19:01
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: