авторов

1004
 

событий

143012
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Anatoly_Gurevich » Париж - Сербер - Порт-Боу - Барселона - 10

Париж - Сербер - Порт-Боу - Барселона - 10

21.01.1938
Картахена, Испания, Испания

И вот мы в Картахене, одном из наиболее старых городов Испании. Возникновение Картахены соотносят обычно с карфагенским полководцем и политическим деятелем Гасдрубалом, стоявшим в 229 г. до н.э. во главе карфагенского войска в Испании. Утверждают, что именно Гасдрубал в 228 г. до н.э. основал Новый Карфаген, названный впоследствии Картахеной.

Узкие кривые улицы и старинные дома Картахены напоминали мне некоторые горные поселки нашего Крыма. На улицах всегда было много народа. Люди подолгу просиживали в маленьких кафе со столиками на улицах, посещали магазины. По большинству улиц невозможно было проехать на автомашинах, так они были узки. Казалось, что усовершенствования XX века, которые должны были коснуться города-крепости, прошли мимо, не задев Картахены.

Сразу же после прибытия в город нас разместили в «Капитании», которая располагалась на набережной и на улице Калье-Майор. В этом огромном здании, резко выделявшемся среди остальных домов, находился адмирал, командир Картахенской военно-морской базы. Там в его распоряжении были личные апартаменты, домовая церковь, служебные помещения базы, большой тенистый сад. Из окон виднелась внешняя гавань, образованная искусственным молом. В ней стояли корабли разных классов.

В здании «Капитании» с октября 1936 г. были отведены помещения первому советскому военно-морскому атташе в Испании – главному военно-морскому советнику капитану 1-го ранга Н.Г. Кузнецову. После отъезда Николая Герасимовича на Родину его место занял Владимир Антонович Алафузов. Рядом с жилыми комнатами Владимира Антоновича располагался его рабочий кабинет. Поблизости находились жилая комната и рабочий кабинет Арсентия Григорьевича Головко, советника при командире Картахенской военно-морской базы. Он сменил находившегося до него на этом посту С.С. Рамишвили, уехавшего после добросовестного выполнения своих обязанностей в Советский Союз.

Мише Иванову и мне отвели небольшую комнату напротив помещений, занимаемых В.Л. Алафузовым. Мы вначале удивились тому, что к потолку был прикреплен вентилятор значительного размера, но вскоре смогли понять, что жара в комнате была невыносимой. В особенности она ощущалась ночью, когда накалившиеся за день горы излучали накопленное тепло.

Близость свинцово-цинковых рудников, очевидно, сказалась на том, что в районе Картахены не было питьевой воды, ее доставляли, правда, с перебоями, морем. Нам приходилось для мытья лица и рук, а также для бритья часто пользоваться газированной водой, которую было легче достать, чем обычную пресную.

То, что я увидел в Картахене, не позволяло судить о городе как о действительной крепости. Казалось, что усовершенствования, вносимые после Первой мировой войны, не задели Картахену.

В день нашего приезда мы были приняты В.Д. Алафузовым и А.Г. Головко. Николай Павлович Египко представил нас, указав, что Михаил Иванов может быть использован в качестве переводчика у любого военно-морского советника, так как по призыву в армию служил на флоте. По решению Г.М. Штерна я предназначен для работы с Иваном Алексеевичем Бурмистровым на подводной лодке.

Владимир Антонович, коротко обрисовав обстановку на республиканском флоте, отметил, что, хотя большинство военных кораблей с экипажами остались верны республике, многие офицеры всех рангов отказались от несения службы и перешли на сторону Франко или отсиживались дома. Он не привел тогда точных цифр. Много лет спустя я вспомнил слова Владимира Антоновича. В публикациях Н.Г. Кузнецова и других авторов я встретил более точные данные, подтверждающие высказанную В.А. Алафузовым мысль. Действительно, из 19 адмиралов остались верны республике только 2, из 31 капитана 1-го ранга – только 2, из 65 капитанов 2-го ранга – только 7, из 128 капитанов 3-го ранга – только 13, из 256 лейтенантов – только 10 и из 171 мичмана – только 1. Иначе говоря, из 670 офицеров верными остались только 35, что составляло 5,2%.

В то же время благодаря решительным мерам, принятым экипажами кораблей, остались в распоряжении республики: из 5 легких крейсеров 4, из 9 лидеров (в том числе 5 находившихся в постройке) – все, из 3 эсминцев – 2, из 13 находящихся в строю подводных лодок ни одна не перешла на сторону мятежников. Это относится также к 11 миноносцам, 4 заградителям и большинству канлодок.

 

Опубликовано 02.10.2019 в 19:10
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2021, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
Поделиться: