авторов 724
 
событий 107830
Регистрация Забыли пароль?
Мемуарист » Авторы » Абаринов » На море и на суше

На море и на суше

28.07.2019
Киев, Киевская, Украина

С товарищем в рижском ателье. Дедушка - справа.1913 (?)

(Ко Дню Военно-морского флота)

 

Никогда не поздно обратиться к истокам, к своей истории. Поверьте, каждая человеческая судьба таит в себе не повести – романы страстей, трагедий и горя, и в небольшом количестве – радостей и восторгов.

 

І.
Мы с моим младшим братом одно время чуть не поругались – я его сто раз просил сделать запрос в Росгосархив Военно-Морского флота, а он ни в какую! Занят, мол, по работе. При том, что архив этот находится через дом от него, на Дворцовой в Петербурге.

Наконец, вывалился. И сразу получил архивную справку. А потом это его увлекло, хоть он и не историк, и развернули мы в обнимку поисковую операцию, а, проще говоря, исследование очередного туманного периода нашей семейной истории.

 

ІІ.
Когда грянула Первая мировая война, наш дед Михаил Ильич Абаринов уже служил, как было сказано в приказе о награждении медалью «300-летие дома Романовых» – «во флоте Балтийского моря».

Его сразу после учебки был определили унтер-офицером в экипаж суперсовременного крейсера «Баянъ», он участвовал в составе 1-й бригады крейсеров Балтийского флота в Моонзундском сражении, в исторической битве русских кораблей с немецкими крейсерами.

 

ІІІ.
«… Первым открыл огонь по противнику старенький крейсер «Баянъ», которому было не под силу тягаться с броненосным «Рооном». (Тут Пикуль В. ошибается. "Баянъ" вступил в строй в 1911 году. АА) 
Незаметно для немцев «Баянъ» так ювелирно «зигзагировал», что немцы, сколько ни старались, никак в него не попадали. Но зато первый же залп с «Баяна» своротил все радиоантенны на «Рооне», и тот на все время боя сделался глухим…
– Накрытие! Накрытие! – ликовали на дальномерах люди.
И все-таки один снаряд с «Роона» (один!) они получили.
Что такое одно попадание? Кажется, что это чепуха…
Вот точная картина одного попадания.
Сначала восьмидюймовая горячая кувалда рассекла борт правого шкафута. Она разбила там все, что могла. Снесла коечные сетки. Сбросила в море катер. Разорвала трубы мусорной лебедки в шахте кочегаров. Взломала командный камбуз. Покорежила вторую дымовую трубу на палубе… Конец?
Нет, снаряд с «Роона» на этом не успокоился.
Сам он уже исчез в ослепительной вспышке взрыва. Но снаряд пустил впереди себя свою головную часть. И «голова» снаряда продолжала крушить крейсер – уже отдельно от несуществующего «тела». Сея вокруг себя смерть, «голова» металась среди переборок, выгибая их, и только в бункере, зарывшись в кучу угля, она утихла, успокоенная своей чудовищной работой. Теперь корабельные воздуходувки, воя от небывалого усердия, старались как можно скорее вытянуть прочь из отсеков «Баяна» те ядовитые газы, которые принес этот одинокий снаряд… 
Зато «Роон» получил от «Баяна» сразу несколько, и потому, не выдержав, побежал… 
(В. Пикуль. Моонзунд)

 

IV.
Что там правда, а что вымысел, я не знаю! Деда своего я никогда не видел, не обнимал, не беседовал - не то, что об этом, а вообще.
Документально известно, что приказом командующего флотом Балтийского моря № 863 от 11 августа 1915 г. «за подвиги мужества и храбрости, проявленные во время боя с неприятельскими крейсерами 19 июня 1915 г.» Михаил Абаринов награждён Георгиевской медалью.

 

V.
В 1917-ом Михаил Ильич был ранен, награжден ещё одним Георгиевским крестом и отправлен на лечение. В вихре революций возвращаться, получалось, что некуда – где искать, в каких краях тот славный крейсер?
Пострадал дважды – в 1932 году по «указу 7-8» отобрали усадьбу и всё хозяйство, коров-лошадей и пр. Всю семью выслали на стройку ГЭС, в Свирьлаг. Там в декабре 1937 года по доносу соседа Дупака И., уроженца Миргородского уезда, он был арестован, ему было предъявлено обвинение в ведении пропаганды против стахановского движения, участии в корниловском мятеже. Ещё записано от его имени признание, что, мол, «мечтал утопить в крови рабочих пролетарский Петроград», потом доказана работа в эсеровской организации и связи с «бывшими». Георгиевский кавалер с помощью НКВД - как ракушками днище крейсера, оброс за сутки неопровержимыми доказательствами и был арестован. Враг.

Под Новый год – 31 декабря, вынесли без его участия расстрельный приговор, а в Рождество 1938 расстреляли.

 

* * *

Ему было 47 лет. Могилы нет. 
"Баянъ" большевики умертвили ещё раньше, продав на металл немцам в 1922.

 

                                       

                                               Довоенный снимок. Экипаж возле главного калибра (203 мм). 1913.

Опубликовано 16.08.2019 в 08:06
Поделиться:

© 2011-2019, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Юридическая информация
Условия размещения рекламы
События