authors

923
 

events

131100
Registration Forgot your password?
Memuarist » Authors » Lev_Voytolovskiy

Войтоловский Лев Наумович

Лев Наумович Войтоловский (Шмуль-Лейба Нухимовичъ Войтоловскiй), из мещан; писатель и литературный критик-марксист. Род. 17 февраля 1875 г. в селе Старом, Полтавской губернии, в еврейской семье. До 5 лет жил в Старом, потом в имении помещицы Астаховой — "Мироцкое", где отец служил управляющим.
Когда Войтоловскому было 8 лет, семья переехала в Киев. Девяти лет поступил в Киевскую 1-ю гимназию. Принадлежал к юношескому активу 1-й гимназии, примыкавшему к киевской ученической социал-демократической организации. На 17-м году, накануне окончательных экзаменов, пережил первое серьезное столкновение с "начальством" и по жалобе одного из преподавателей был уволен из VIII класса, но затем допущен к испытаниям и в 1893 г. получил гимназический аттестат. В том же году поступил в Киевский университет на естественный факультет, через год перевелся на медицинский факультет. Здесь оставался 3 года и при переходе на 4-й курс, весной 1897 г., был уволен за участие в Ветровской демонстрации. По истечении полугода был принят в Харьковский университет, где перенес два кратковременных увольнения за участие в студенческих забастовках. Оставаясь на медицинском факультете, интересовался больше общественными науками, чем медициной; тем не менее, по получении диплома, поступил сверхштатным ординатором по клинике нервных и душевных болезней в Киеве. Еще
Лев Наумович Войтоловский (Шмуль-Лейба Нухимовичъ Войтоловскiй), из мещан; писатель и литературный критик-марксист. Род. 17 февраля 1875 г. в селе Старом, Полтавской губернии, в еврейской семье. До 5 лет жил в Старом, потом в имении помещицы Астаховой — "Мироцкое", где отец служил управляющим.
Когда Войтоловскому было 8 лет, семья переехала в Киев. Девяти лет поступил в Киевскую 1-ю гимназию. Принадлежал к юношескому активу 1-й гимназии, примыкавшему к киевской ученической социал-демократической организации. На 17-м году, накануне окончательных экзаменов, пережил первое серьезное столкновение с "начальством" и по жалобе одного из преподавателей был уволен из VIII класса, но затем допущен к испытаниям и в 1893 г. получил гимназический аттестат. В том же году поступил в Киевский университет на естественный факультет, через год перевелся на медицинский факультет. Здесь оставался 3 года и при переходе на 4-й курс, весной 1897 г., был уволен за участие в Ветровской демонстрации. По истечении полугода был принят в Харьковский университет, где перенес два кратковременных увольнения за участие в студенческих забастовках. Оставаясь на медицинском факультете, интересовался больше общественными науками, чем медициной; тем не менее, по получении диплома, поступил сверхштатным ординатором по клинике нервных и душевных болезней в Киеве.
Увлекся изучением массовой психологии, результатом чего явился небольшой печатный очерк "Роль чувства в коллективной психологии". С 1904 г. стал печатать критические очерки в "Киевских Откликах" и тогда же поместил первую журнальную статью, посвященную Чехову, в московском марксистском журнале "Правда". По предложению редактора-издателя "Правды" В. Кожевникова и А. Луначарского подготовлял ряд очерков для этого журнала, но успел закончить и напечатать только один — о Леониде Андрееве, т. к. был призван врачом на Дальний Восток, где пробыл до марта 1906 г. По возвращении с войны был командирован редакцией "Киевской Зари" корреспондентом в Государственную Думу и одновременно печатал в той же газете свои воспоминания о Манчжурии под общим заглавием "В царстве Ковалевых".

С тех пор работал в течение ряда лет в "Киевской Заре", переменившей 5 названий и выходившей впоследствии под названием "Киевская Мысль". Вел в "Киевской Мысли" 4 постоянных литературно-критических отдела ("Журнальное обозрение", "Литературные силуэты", "Парнасские трофеи", "Случайные заметки"). Кроме того, печатался в киевском социал-демократическом журнале "Друг Народа", в социал-демократических сборниках "Литературный Распад", в "Современном Мире", газете "День", издал несколько брошюр, посвященных общественной психологии.

В 1914 г. снова был призван в армию и провел всю войну на фронте. В 1917 г. был делегирован от Особой армии на второй всероссийский съезд Советов, где фигурировал как социал-демократ меньшевик (ранее, в эпоху первой революции, Войтоловский считал себя большевиком). Во время войны с белополяками работал в XII армии.
Последние годы жил в Ленинграде, ослеп, душевно-болен.

Умер в больнице будучи полностью слепым зимой или 1941, или 1942 года во время Ленинградской блокады.
Существует легенда, что муж его дочери Николай Андрианович Кузнецов вёз его тело на санках хоронить и сам потерял сознание от голода...
Точное место захоронения неизвестно.
На «Литераторских мостках» Волковского кладбища г. Санкт-Петербурга находится мемориальная табличка с его именем.

Находясь на фронте империалистской войны, Лев Войтоловский собрал большой материал, который обработал в своих очерках "По следам войны. Походные записки 1914—1917" (1-е издание — 1925, 2-е издание — 1928). В 2008 году "Воениздат" издал книгу под новым названием "Всходил кровавый Марс". Льву Войтоловскому принадлежит также "История русской литературы XIX и XX вв." (2 части, 1926 и 1928) и другие работы.

Представляем: Лев Войтоловский. "Всходил кровавый Марс: по следам войны." Хроника первой мировой войны.свернуть
Date of birth – death:01.03.1875 – 31.12.1941
Country: Россия
City:Санкт-Петербург
www: http://militera.lib.ru/memo/russian/voitolovsky_ln/index.html
Язык: Русский
Событий: 242
Date of birth – death:01.03.1875 – 31.12.1941
Country: Россия
City:Санкт-Петербург
www: http://militera.lib.ru/memo/russian/voitolovsky_ln/index.html
Язык: Русский
Событий: 242
Date of birth – death:01.03.1875 – 31.12.1941
Country: Россия
City:Санкт-Петербург
www: http://militera.lib.ru/memo/russian/voitolovsky_ln/index.html
Язык: Русский
Событий: 242

Лев Наумович Войтоловский (Шмуль-Лейба Нухимовичъ Войтоловскiй), из мещан; писатель и литературный критик-марксист. Род. 17 февраля 1875 г. в селе Старом, Полтавской губернии, в еврейской семье. До 5 лет жил в Старом, потом в имении помещицы Астаховой — "Мироцкое", где отец служил управляющим. Когда Войтоловскому было 8 лет, семья переехала в Киев. Девяти лет поступил в Киевскую 1-ю гимназию. Принадлежал к юношескому активу 1-й гимназии, примыкавшему к киевской ученической социал-демократической организации. На 17-м году, накануне окончательных экзаменов, пережил первое серьезное столкновение с "начальством" и по жалобе одного из преподавателей был уволен из VIII класса, но затем допущен к испытаниям и в 1893 г. получил гимназический аттестат. В том же году поступил в Киевский университет на естественный факультет, через год перевелся на медицинский факультет. Здесь оставался 3 года и при переходе на 4-й курс, весной 1897 г., был уволен за участие в Ветровской демонстрации. По истечении полугода был принят в Харьковский университет, где перенес два кратковременных увольнения за участие в студенческих забастовках. Оставаясь на медицинском факультете, интересовался больше общественными науками, чем медициной; тем не менее, по получении диплома, поступил сверхштатным ординатором по клинике нервных и душевных болезней в Киеве. ... Еще
Лев Наумович Войтоловский (Шмуль-Лейба Нухимовичъ Войтоловскiй), из мещан; писатель и литературный критик-марксист. Род. 17 февраля 1875 г. в селе Старом, Полтавской губернии, в еврейской семье. До 5 лет жил в Старом, потом в имении помещицы Астаховой — "Мироцкое", где отец служил управляющим.
Когда Войтоловскому было 8 лет, семья переехала в Киев. Девяти лет поступил в Киевскую 1-ю гимназию. Принадлежал к юношескому активу 1-й гимназии, примыкавшему к киевской ученической социал-демократической организации. На 17-м году, накануне окончательных экзаменов, пережил первое серьезное столкновение с "начальством" и по жалобе одного из преподавателей был уволен из VIII класса, но затем допущен к испытаниям и в 1893 г. получил гимназический аттестат. В том же году поступил в Киевский университет на естественный факультет, через год перевелся на медицинский факультет. Здесь оставался 3 года и при переходе на 4-й курс, весной 1897 г., был уволен за участие в Ветровской демонстрации. По истечении полугода был принят в Харьковский университет, где перенес два кратковременных увольнения за участие в студенческих забастовках. Оставаясь на медицинском факультете, интересовался больше общественными науками, чем медициной; тем не менее, по получении диплома, поступил сверхштатным ординатором по клинике нервных и душевных болезней в Киеве.
Увлекся изучением массовой психологии, результатом чего явился небольшой печатный очерк "Роль чувства в коллективной психологии". С 1904 г. стал печатать критические очерки в "Киевских Откликах" и тогда же поместил первую журнальную статью, посвященную Чехову, в московском марксистском журнале "Правда". По предложению редактора-издателя "Правды" В. Кожевникова и А. Луначарского подготовлял ряд очерков для этого журнала, но успел закончить и напечатать только один — о Леониде Андрееве, т. к. был призван врачом на Дальний Восток, где пробыл до марта 1906 г. По возвращении с войны был командирован редакцией "Киевской Зари" корреспондентом в Государственную Думу и одновременно печатал в той же газете свои воспоминания о Манчжурии под общим заглавием "В царстве Ковалевых".

С тех пор работал в течение ряда лет в "Киевской Заре", переменившей 5 названий и выходившей впоследствии под названием "Киевская Мысль". Вел в "Киевской Мысли" 4 постоянных литературно-критических отдела ("Журнальное обозрение", "Литературные силуэты", "Парнасские трофеи", "Случайные заметки"). Кроме того, печатался в киевском социал-демократическом журнале "Друг Народа", в социал-демократических сборниках "Литературный Распад", в "Современном Мире", газете "День", издал несколько брошюр, посвященных общественной психологии.

В 1914 г. снова был призван в армию и провел всю войну на фронте. В 1917 г. был делегирован от Особой армии на второй всероссийский съезд Советов, где фигурировал как социал-демократ меньшевик (ранее, в эпоху первой революции, Войтоловский считал себя большевиком). Во время войны с белополяками работал в XII армии.
Последние годы жил в Ленинграде, ослеп, душевно-болен.

Умер в больнице будучи полностью слепым зимой или 1941, или 1942 года во время Ленинградской блокады.
Существует легенда, что муж его дочери Николай Андрианович Кузнецов вёз его тело на санках хоронить и сам потерял сознание от голода...
Точное место захоронения неизвестно.
На «Литераторских мостках» Волковского кладбища г. Санкт-Петербурга находится мемориальная табличка с его именем.

Находясь на фронте империалистской войны, Лев Войтоловский собрал большой материал, который обработал в своих очерках "По следам войны. Походные записки 1914—1917" (1-е издание — 1925, 2-е издание — 1928). В 2008 году "Воениздат" издал книгу под новым названием "Всходил кровавый Марс". Льву Войтоловскому принадлежит также "История русской литературы XIX и XX вв." (2 части, 1926 и 1928) и другие работы.

Представляем: Лев Войтоловский. "Всходил кровавый Марс: по следам войны." Хроника первой мировой войны.

Вчерашние неврастеники, судебные следователи и агрономы, адвокаты, бухгалтеры и акцизные пристава, лихо бряцая палашами, кучками бродят по ресторанам, громко обмениваются приветствиями, пересмеиваются с крашеными женщинами...Ещё
28.08.2015 в 19:51
Солдаты и пушки по-новому перестраивают и совесть, и логику, и отношение к людям, и сам собой отпадает дорогой и покинутый мир...Ещё
28.08.2015 в 19:53
Прямо из вагонов без передышки нас двинули дальше. И хотя до места боев ещё 64 версты, но в воздухе уже чувствуется кровь. Путь наш лежит по шоссе от Холма к Красноставу. Жарко...Ещё
28.08.2015 в 19:57
Вдруг тень упала на зеленую ложбину, повеяло смертью, и через деревню со свистом перелетел снаряд, и почти в ту же минуту, корчась от боли, испуганные, с землистыми лицами, появились на гребне десятки раненых. Держась друг за друга, принимая странные позы, спотыкаясь и падая, они медленно двигались...Ещё
28.08.2015 в 20:06
Внезапно что-то прозвучало над нами громко и певуче, как мотор. «Аэроплан», - мелькнуло у меня в голове. Но тут же раздался свистящий металлический визг, и кто-то крикнул: - Стреляют!...Ещё
28.08.2015 в 21:16
Я сидел на артиллерийском возу, куда забрался ещё с вечера, измученный усталостью и бессонницей. Два солдата, бывшие со мной на возу, наскоро пошарили в сене, соскочили наземь и, повозившись с минуту в темноте, вдруг ускакали на лошадях, бросив меня на распряжённом возу среди дороги...Ещё
28.08.2015 в 21:20
Ясное, солнечное утро. В городе совершенно спокойно. Вид спокойных людей и равнодушной будничной жизни раздражает, как грубейшая нелепость и фальшь. Почему-то я вдруг решаю: надо сейчас же запастись перевязочным материалом для части...Ещё
28.08.2015 в 21:23
Город наполовину опустел. Жители поспешно удирали. Мы отступали дальше по Брест-Литовскому шоссе - на Мацошин - Савин - Влодаву... Медленно двигается парк по лощине в дубовом лесу. В душе дремучая тишина...Ещё
28.08.2015 в 21:28
В Холме спокойно и людно. Слухи один другого отрадней. Но рядом с праздничным ликованием ползут печальные вести. Придавленным шёпотом передаётся из уст в уста, что пруссаки неожиданно бросили на нас огромную армию,...Ещё
28.08.2015 в 21:32
Понуро стояли пленные - целый батальон, с офицерами и полковником во главе; денежный ящик, канцелярия, два воза винтовок и свыше 50 лошадей...Ещё
29.08.2015 в 08:21
Подошли ещё пленные - все оскорбительно-самоуверенные. С небрежной улыбкой на губах они хвастливо рассказывают, что Петроград взят и Варшава также взята пруссаками. А на все наши уверения, что наши давно во Львове, отвечают внушительно и спокойно: «Es ist unmoglisch» [Это невозможно.]...Ещё
29.08.2015 в 08:24
Опять продвигаемся по дороге на Красностав. Всюду масса телег с бабами и детьми: это беженцы возвращаются по местам. Лица весёлые. Старики низко кланяются, угодливо ломают шапки, но в глаза прямо не смотрят...Ещё
29.08.2015 в 08:27
В чинной задумчивости бродят высокие аисты на лугу. Через дорогу перебегают белочки и шустро карабкаются по соснам. Крестьяне пашут... Но земля всюду изрыта воронками, и свежепритоптанные холмики, иногда увитые венками из полевых цветов, говорят о братских могилах - о следах недавних сражений...Ещё
29.08.2015 в 08:28
Они болтают на языке, изобилующем бесцеремонными откровенностями и сопровождаемом такой жестикуляцией, от которой слова на губах и пальцах читаются прежде, чем они произнесены, и возбуждают столько беззаботного хохота кругом, как будто чаепитие происходит...Ещё
29.08.2015 в 08:31
В Мокре Липе пришли в проливной дождь. Помещений нет. Ткнулись к ксёндзу - домик весь переполнен, битком набит.Кое-как примостились обедать у ксёндза на веранде. Как только загремели посудой, неведомо откуда вырос раненый прапорщик в плаще...Ещё
29.08.2015 в 08:36
И вдруг я понял страдальческое выражение еврейских лиц. Здесь, на войне, ненавидят только евреев. Начальства боятся, неприятеля убивают, поляков ругают, а евреев преследуют с беспощадной ненавистью. Любое еврейское местечко, в котором расположились солдаты, - это воистину город проклятых...Ещё
29.08.2015 в 08:58
Вещи были уложены, чай допит. Торопливо отдавались последние приказания. Подпруги затянул? Термос в кобуры положил? В эту минуту с сумкой через плечо и в шинели, высоко перетянутой ремешком, ввалился Ханов и мрачно доложил командиру: - Ваше благородие, жиды из местечка до вас крайность имеют...Ещё
29.08.2015 в 09:00
Вторые сутки стоим в помещичьем доме. Мимо нас проходят транспорты и обозы, а мы все стоим. Место унылое, сырое. Деревня бедная, разорённая долгими стоянками австрийцев и наших. Жители забиты, напуганы. Днём рыщут в поле, подбирают гнилую солому из окопов...Ещё
29.08.2015 в 09:25
Миновали Фрамполь - грязное еврейское местечко, нищее и голодное, с перепуганными долгополыми евреями и улыбающимися девушками в шёлковых ажурных чулках...Ещё
29.08.2015 в 09:30
Идём через Белгорай. Старый, но очень приветливый городок с мощёными улицами и двухэтажными домами. Много лавок и вывесок. Любопытные лица. Толпы ребятишек бурно выражают свои восторги. Кажется, это первый случай радостной встречи...Ещё
29.08.2015 в 09:34
1-20 из 242

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: