authors

1223
 

events

168385
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » maradav » Мой дед. Портрет фронтовика - 10

Мой дед. Портрет фронтовика - 10

13.02.2018
Азаташен, Армения, Армения

                ДВА МЕШКА ПШЕНА

 

Если вам довелось хоть раз побывать в Зангезуре, то вы знаете, как там радушно принимают гостей. Хозяева даже могут взять в долг, лишь бы накормить и напоить своих гостей по-высшему разряду.

В то лето к бабушке с дедушкой приехали друзья папы с семьями – посетить Татевский Монастырь и познакомиться с другими  достопримечательностями края.

 

Утром все вышли к столу на завтрак. Стол ломился от яств. Как и когда моя неутомимая миниатюрная бабушка, не ведающая усталости, успевала наготовить такое количество еды, не могу в толк взять: собственноручно приготовленная кюфта (каждая величиной с мяч), жаренная речная форель, горная спаржа с луком и яйцом, домашние сыры, яйца, овощи и зелень, творог и пушистая сметана, гата, халва и т. д. – все домашнее, натуральное, вкусное. И конечно же лаваш – царственный апофеоз армянского стола, стопка белоснежных, покрытых золотистыми пузырьками, хрустящие лепешки с божественным запахом; так пахнет лишь свежеиспеченный хлеб!

 

 – Тетушка Еран! – обратился к бабушке папин друг. – Это же невозможное количество еды! Вы что? Совсем ночью не отдыхали?

 – Ешьте на здоровье, сынок! Нельзя сетовать на изобилие, у нас еда не пропадает. Вот прогуляетесь, надышитесь горным воздухом, попьете родниковой воды, и через 3 часа снова проголодаетесь. А отдохнуть, – она улыбнулась и махнула рукой, – я еще успею… на том свете.

 

 – Мам! А ты помнишь тот день? Папа на фронте, нас 4-ро голодных детишек, и вдруг волшебство – неожиданно, на пороге появились два мешка пшена.., – как-то грустно улыбаясь, спросил мой папа.

 – Как не помнить, сын? Твой младший брат заходился голодным плачем, а ты, один, ночью, поздней осенью пошел в лес, чтобы собрать хотя бы горстку диких орешков, чтобы братик не плакал. И это-то в 11-12 лет! – бабушка на миг замерла у стола с графином в руке, видимо уйдя в воспоминания о тех тяжелых днях.

– Спасибо тому ленинаканцу… Он накормил еще 3 семьи, – добавил дедушка.  – Они тоже получили каждый по два мешка пшена.

 

 Мы, внуки-подростки, переглянулись, пожали плечами, не понимая о чем идет речь. Мой брат спросил:

 – Пап! Какие орешки? Что за два мешка с пшеном? Расскажи!

 – А ну-ка, все к столу! – приказала бабушка. – Эту историю вам расскажет сам дедушка, но только после завтрака. Приятного аппетита!

 

Уже попозже, в саду, когда взрослые с чашечкой душистого кофе сели за деревянный стол, а мы, детвора, уселись на траве, окружив дедушку, вот тогда все и услышали историю о двух мешках с пшеном.

 

 Служил у деда рядовой, армянин из Ленинакана – широкоплечий, высокий гигант, по профессии – мясник. Было ему лет 23-25. Как-то пошла их группа в разведку за “языком”. На обратном пути ленинаканца тяжело ранило. Дед тащил его на себе и дотащил этого детину до военного госпиталя. Ранение было тяжелым, но он выжил и через пару месяцев вновь вернулся в строй.

 

Шли тяжелые бои. Наши освобождали какой-то населенный пункт, где после боя они стали свидетелями нечеловеческих зверств, которые немцы совершили над жителями – детьми, женщинами и стариками.

Помню, когда дед в своем повествовании дошел до этого места, по его телу прошла дрожь. Он, конечно же, не рассказал подробностей, но той “дрожи” было достаточно.

 

 Сразу после того боя, деда и еще 3-х офицеров вызвали в ставку на совещание. Дед уже поднимался в вагон поезда, когда к нему подбежал тот ленинаканец и протянул деду небольшой сверток со словами:

 – Тов. Командир! Ты спас мне жизнь! Идет война, не знаю, если снова мы с вами свидимся! Прошу, не откажи и возьми это.

 Дедушка подумал, вероятно, солдат отдает в дорогу свой паек. Молодой человек просил так сердечно, что дед не смог ему отказать.

 

 Поезд тронулся в путь. Четверо офицеров решили попить чайку: кто-то достает сахарин, кто-то лук и банку тушенки. Мой дед разворачивает сверток и… оттуда выпадает “отполированная” до блеска человеческая челюсть с “полным ртом” золотых зубов. А на бумаге по-армянски написано – “Взял с мертвого фашиста, не жалею. За все их зверства им еще мало.  Пусть фашисткая челюсть послужит нашей Родине”.

 

 Золото сдали государству, а деду и 3-м офицерам, каждому дали по 2 мешка с пшеном.

По возвращении дед не застал ленинаканца, он погиб...

05.04.2020 в 21:02

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: