authors

1420
 

events

192771
Registration Forgot your password?
Memuarist » Members » Marina_Klymenchenko » Мама мыла раму - 2

Мама мыла раму - 2

05.08.1973
Хабаровск, Хабаровский край, Россия

    Самым большим сюрпризом раннего детства стал настоящий письменный стол, появившийся в обиходе незадолго до моего поступления в школу. Огромный,  блестящий, с вместительной тумбой справа и несколькими полочками слева, он сразу поглотил всё внимание: предел детских мечтаний. Ещё бы! Единственная новая вещь в доме! Остальная мебель являлась подержанной и невзрачной. Тысячу раз ремонтированная, она не стоит даже поверхностных воспоминаний.

       А стол действительно был восхитительным, неповторимо пах деревом, лаком и мощно излучал тепло и надежность. Тихое место в углу у окна, где он с достоинством расположился, считалось священным. Переполненная любовью, я восторженно раскидывала руки, пытаясь обнять-охватить столешницу, но не дотягивалась до краёв. Какое счастье – иметь необъятное сокровище в единоличном распоряжении!

      Приходящий (и всегда куда-то уходящий) папа в один прекрасный день принёс лампу дневного света, облёк её в специальный плафон и удобно повесил над столом. Больше я его, то есть папу, не видела. Но единственный памятный подарок служил исправно и долго, усиливая завораживающий блеск мебельной полировки.

      Узкая расписная коробочка для карандашей и ручек не нарушала делового стиля. Я любила строгость и порядок. С маленькой стеклянной чернильницей обращалась осторожно. Покоилась она в сторонке на жестяной подставке, ни одна капля едкой синей жидкости стола не коснулась. Перед началом письма я заветным ритуалом заполняла ручку-наливайку и протирала перо.

       Первый рассказ написала на пике восторженных эмоций после необычной прогулки. Занимал он целую страницу новенькой клетчатой тетради. Назывался «Зорька». Такое имя я дала бело-рыжей морской свинке, которую вытащила однажды из глубокой норы под детской беседкой.

      Не известно, как оказалась она под прогнившим деревянным полом на холодном мокром песке. Вездесущие пацаны планомерно разносили в щепки хилое убежище, лишь бы скорее завладеть живой игрушкой. Раз за разом на закате дня начиналась жестокая облава, в которой с удовольствием участвовали и безбашенные девчонки.

      Они истошно визжали, кричали, стучали, прыгали на скрипящих досках, беспрестанно толкая друг друга. Потом засовывали в подкопанный лаз острые палки, не опасаясь убить или поранить несчастного зверька. Видимо, морская свинка забилась в дальний угол, потому уцелела.

       Я сторонилась злых забав, считая ровесников дикими и глупыми. К счастью, их развлечения были крайне непостоянными - забыв про меня и недоступную «игрушку», они брались за скакалки, играли в классики или прятки. Я с рождения хромала, прыгать да бегать не могла. Сожалела о том лишь капельку, правда-правда! Важнее было поймать зверюшку.

      Одержимая благородной идеей вызволения маленькой мученицы, я долго сидела на корточках возле обшарпанной беседки. Таила дыхание, чтоб не спугнуть затравленное существо, подкидывала в нору то хлеб, то конфеты и ждала, ждала, ждала, не замечая подступающей тьмы. От неудобного положения в ногах пульсировали судороги, я теряла равновесие и неловко падала на колючую влажную траву. Холодок противно пробегал по телу мелкой дрожью, но вера в успех не позволяла бесславно отступить.

      Я пришла с добром и надеялась забрать морскую свинку домой. Там тепло и безопасно. Только она не знала о чистейших намерениях и не спешила ко мне. После неудачных ловчих попыток раз за разом представлялось пушистое тельце, насквозь пронзённое длинными палками. Слёзы отчаянья вместе с непонятно откуда взявшимися соплями прорвались наружу. Носовой платок остался дома, я утиралась грязными руками, размазывая песок по щекам и подбородку.

      Едва нежный ветерок подсушил чумазое лицо, любопытная белая мордочка показалась из укрытия. Слёзы тут же испарились. Одно точное движение, и тёплый запуганный комочек жался к моей груди. Он был совершенно невредимым! Девчонки и мальчишки давно разбрелись по светлым квартирам - не отберут!

       Для дворовой ребятни несчастный зверёк стал бы поводом для хвастовства, а моя нужда в любящем существе была иной. Я чувствовала себя настоящим спасителем и не сомневалась, что на заботу и ласку морская свинка ответит преданностью. Несмотря на подступающее блаженство, мы с ней беспрестанно дрожали в ожидании грандиозного скандала за позднее возвращение домой.

      Но мамино недовольство в катастрофу не превратилось, она схватилась за голову, а не за ремень. И дар речи потеряла, увидев испачканную с головы до пят дочь. Красивое платье, недавно купленное, но безнадёжно испорченное, пришлось снимать за порогом комнаты. Мама допоздна стирала бельё и приводила нас с Зорькой в «божеский вид». Между делом привычно отчитывала меня за непослушание.

       К обомлевшему от резких перемен животному претензий не было – ни одного писка за время гигиенических процедур. Я тоже строила из себя воплощение невинности, покорности и клялась рьяно исполнять родительские указы. Уставшая мама повелась на обещания и после слёзных уговоров позволила незваной квартирантке проживать в наших «апартаментах».

      Праздничный ужин двоих бедолаг состоял из огромного яблока, крупной моркови и сладкого печенья. Отвергнув остывшие сосиски, свою порцию я уплела махом. А морская свинка долго не приступала к трапезе, обнюхивая каждый кусочек. Удалось быстренько соорудить ей домик из картонной коробки. Предложенное жильё Зорьке понравилось. Утомлённые волнением, мы засыпали сладко-сладко. Одиночество отступило, огромное детское счастье залило душу. Я улыбалась, закрывая глаза, и ждала яркого солнечного утра. Новый день обещал быть добрым и радостным.

       И он, такой как мечталось, настал! Предшествующие передряги протекли на бумагу, я писала настоящий рассказ. Пыхтела, сопела, выводя каждую буковку.  Чистовик ладно получился с третьей попытки, строчки ровненькие, любо-дорого глянуть. Я вычурно посвятила их Зорьке и горевала, что она не умеет читать.

      Мама наскоро просмотрела многострадальную тетрадку и сочла разборчивую писанину удачной, тем самым дала мне прелестный повод ощутить свою значимость. Вкус вдохновения был незабываемым, насыщенно-сладким, но не приторным. Он породил робкую задумку о большой Книге. С годами мечта крепла в кратких творческих порывах, лишь в свой полувековой юбилей я дала ей полное право на жизнь.

06.11.2019 в 12:38

Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright
. - , . , . , , .
© 2011-2024, Memuarist.com
Idea by Nick Gripishin (rus)
Legal information
Terms of Advertising
We are in socials: