автори

893
 

записи

128617
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Ekaterina_Kushnina » Косулино

Косулино

07.08.1930
Косулино, Свердловская, Россия
Лина и Рая

Привезли Патракеевых на станцию Косулино (30 км от Свердловска), где было всего 14 дворов, и оставили у самых болот - вот мол, ваше новое место жительство. Семьи поселили в дощатый клуб, кто прибывал позже - рыли землянки. Причем, сразу не всех выселяли, трудоспособных женщин оставили, чтобы они свой урожай собрали и сдали его колхозам. Так Аксинье и Таисии пришлось урожай свой собирать, потом уж им разрешили к семьям присоединиться.

Зима на носу... Мужики сразу стали строить бараки. Бараки были двухэтажные, для каждой семьи отведен малюсенький уголок, в котором можно было построить лежак и столик. На Косулино был частный кирпичный завод, который был экспроприирован Советской Россией. На этом заводе и пришлось работать многим, кого прислали в Косулино. Делали кирпичи, торфяные брикеты.

Здесь то, в 1936 году и родилась моя бабушка - Раиса Ильинична. В семье Ильи и Таисии она была уже десятой после Виктора, но все дети до этого умирали, не дожив до 2-4 лет (от недоношенности умер семимесячный мальчик, от простудных и инфекционных заболеваний, 2 девочки от кори). Да и сама Раиса чуть от дизентерии не умерла. Врач прописала ей диету - голод и вода, но, несмотря на это, соседка накормила ее пельменями, после чего щечки у девочки порозовели, и опасность миновала. Обустроившись в бараках, семейные стали строить себе отдельные дома, заводили хозяйство.

 

Только в первые годы испугал ссыльных новый край, но инстинкт самосохранения, стремление выжить и великое трудолюбие способствовали тому, что они стали на ноги и здесь. Понимали, чтобы выжить - нужно заводить хозяйство, огород, как и прежде жить своим трудом.

Валили вековые ели, корчевали пни, разбивая место под огороды. Что могло спасти от голода? Конечно картошка и молоко. Некоторые строили большие дома, Илья построил дом 6x6, посадил огород, завели корову, появилась собака Розка, позже пасека. Построилась целая улица семейных домов, назвали ее, как ни странно, улицей Свободы. Но свободы-то никакой не было. Ссыльных привозили каждый год, в поселке строили все новые и новые бараки, подселяли и к семьям в дома. Так к Илье и Таисии подселили Матрену Николаевну («Мона Мановна» - как ее звала Раиса), с дочерью и зятем. Зять был художником, он нарисовал маленькой Раисе розового поросенка, который был у нее вместо игрушки. Была у нее и розовая посудка, из которой она «кормила» этого поросенка.

Местные держались от ссыльных подальше, зачастую относились к ним враждебно. А в чем они были виноваты? Политика государства всю страну превратила в лагерь.

В тех деревнях, из которых выселяли кулаков - жизнь тоже была не сладкой. Новоиспеченные «хозяева жизни» не смогли совладать с общественным хозяйством. У кого хоть что-то осталось в хозяйстве - бежали, куда подальше из этих колхозов, обычно поближе к городам, где можно было найти работу. Вслед за Ильей приехала семья старшего брата Михаила, правда вместе в Косулино им жить не разрешили, но они быстро дом срубили в соседней деревне Глубоково. Приехали и родители Таисии - Бабиновы.

А в деревнях начался голод, многие деревни тогда повымерли, в том числе и село Короли. Нет ее с тех пор на картах. Последствия «сплошной коллективизации» - сталинский мор, сначала падеж скота, а потом и люди стали умирать с голоду.

В Косулино за два года на месте сплошных болот переселенцы выстроили небольшой абразивный завод - для изготовления точил и наждачной бумаги. Работали дружно, помогали друг другу, держались вместе. Маленькая Раиса помнит, как она бегала в гости к своим родным: тетушкам и дяде Феде.

В каждой семье обязательно должен был быть портрет Ленина. Был такой портрет и у Ильи с Таисией - в простенке между окнами. Портрет большой: Ленин во весь рост, в лакированных туфлях и в кепке - под стеклом. Но во время очередной уборки, Таисия разбила стекло с портрета, так потом долго переживала, что ее могут за это посадить.

Детство Раисы было типичным для ее сверстников. Родители не распространялись в разговорах о том, что, по их мнению, не надо было знать маленькой девочке. За любое нечаянно оброненное слово ребенка, могла поплатиться вся семья.

Страшное время было! Сколько народу безвинно загубили! А как боялись об этом вслух говорить! Ведь сегодня сказал, а завтра уже десять лет лагерей получил. Люди сотнями от голода умирали.

 

Только в 1939 году у Ильи Михайловича появилась трудовая книжка, в которой первой записью написано: общего стажа работы по найму до поступления на Косулинский завод «Огнеупор» нет, т.е. стажа не имеет. Принят сначала кузнецом в механический цех, потом помощником машиниста. Работая на вагонетке, ему велели заправлять масло на ходу, экономя так время - тогда ведь стахановское движение развивалось - «бери больше, кидай дальше». При такой экономии оторвало ему 4 пальца левой руки. Сильно переживал он по этому поводу - как теперь с деревом работать? Как на гармошке играть? Он ведь на свадьбах играл.

11.02.2015 в 16:51


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2020, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама