автори

1090
 

записи

150900
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Friedrich_Bergholtz » Дневник 1721 - 8

Дневник 1721 - 8

10.05.1721
Кенигсберг (Калининград), Калиниградская, Россия

21-го, рано утром, приехал я в Пиллау, в семи милях от Кенигсберга. Здесь я встретил штурмана и нескольких матросов, с которыми 20 декабря 1717 года, на возвратном пути из Стокгольма, попал на мель недалеко от берега и в виду здешней гавани; с 4 часов после обеда до 8 часов утра мы находились в величайшей опасности, потому что до этого времени не могло быть никакой помощи из города по причине темноты и свирепствовавшей бури. Нас успели пасти, но вещи наши погибли; нашли только кое-что на другой день, когда миновала буря. Вошедши к этому штурману, который тогда принял меня к себе полумертвого и целую неделю держал в своем доме, я спросил чего-нибудь поесть, а потом обратился к нему с вопросом, узнаёт ли он меня. Он давно позабыл обо мне; [112] но как скоро услышал о нашем кораблекрушении, тотчас вспомнил и спросил, не родственник ли мне тайный советник Бассевич, у которого в 1714 году бездельник секретарь похитил письма и бумаги и который недавно опять здесь проехал. На мой утвердительный ответ он начал выхвалять тайного советника и говорил, что он сделал ему много добра в последний проезд свой через Пиллау. Пообедав, я сел опять в почтовый экипаж и в тот же день,

 

 

21-го, приехал в Кенигсберг, где тотчас послал к тайному советнику Негелейну засвидетельствовать свое почтение и спросить, могу ли я посетить его. Он велел мне сказать, что ему во всякое время будет очень приятно меня видеть. Так как на почте мне не позволяли вынуть что-нибудь из моих чемоданов без осмотра всех моих вещей, то я отправился как был. Он принял меня очень ласково, потому что брат его с последнею почтою писал ему обо мне из Берлина и, кроме того, дал мне письмо, которое я теперь лично вручил ему. Стараясь по возможности скорее ехать далее, я спросил тайного советника, каким образом мне лучше и удобнее доехать до Риги. Он отвечал, что другого способа нет, как ехать на наемных, в особом экипаже, потому что туда нет постоянной почты, и обещал дать мне извозчика, который недавно возил в Ригу обер-егермейстера Альфельда, и подрядить его для меня с тем, что если тот в 6 дней довезет меня до Риги (от которой до Кенигсберга 64 мили), то получит за экипаж в 6 лошадей 75 талеров. Тайный советник убеждал меня отложить отъезд мой дня на два или по крайней мере переночевать у него и побеседовать с ним. Но я знал, что супруга его очень больна, и потому не хотел согласиться на это предложение. Между тем он велел принести бутылку превосходного венгерского вина (которого у него, говорят, всегда большой запас) и рассказал мне, как его высочество (Его высочеством и его королевским высочеством Берхгольц везде называл герцога Голштинского Карла-Фридриха, при котором находился.) проехал инкогнито через Кенигсберг с обер-камергером, выдавая себя за слугу последнего. От него же я узнал, что через Кенигсберг проехали недавно обер-егермейстер Альфельд и бригадир Ранцау. Как ни желал я видеть семейство тайного советника, зная, что у него прекрасные взрослые дочери, однако ж это было невозможно по причине болезни их матери. Когда мы распили бутылку и распрощались, он послал со мною одного из своих людей сказать на почте, чтоб там не осмеливались осматривать моих вещей и тотчас бы пропустили их. Я велел перенести свои чемоданы в один из ближайших домов, который называли гостиницей; там меня приняли очень учтиво и спросили, что я прикажу подать себе. Но спросив прежде всего о постели, я получил ответ, что хозяин гостиницы еще внове, а потому не обзавелся постелями и на первый раз может служить проезжающим только столом. Это мне было крайне неприятно, и я решительно не знал, что делать; наконец явился сам хозяин и сказал, что может помочь моему горю: он предложил мне на ночь свою собственную постель, а людей моих обещал поместить в одном из соседних домов, где они переночуют. Я должен был согласиться, потому что было уже слишком поздно отыскивать другую квартиру. С рассветом я встал (от усталости я спал не слишком-то хорошо) и стал дожидаться моего извозчика. Он наконец явился, но не с тем экипажем, в котором уговорился везти меня. Когда я спросил его, как он смеет являться ко мне с фурой вместо крытой коляски, он отвечал, что, сверх чаяния, не мог достать коляски, но что мы найдем ее в 17-ти милях отсюда, в Мемеле, где я могу ее взять, если не буду доволен фурой, и уверял, что последняя гораздо теплее, лучше и покойнее коляски, в которой очень бывает холодно во время езды по морскому берегу. Всему этому я сперва не хотел верить и говорил, что очень хорошо знаю, почему он привез фуру, что, верно, думал возвратиться из Риги с поклажей, которой в коляску много не положишь; но он клялся, что мы непременно найдем требуемую коляску в Мемеле и что, в противном случае, поставщик (Schaffer, так называется человек, отправляющийся с фурой для заготовления по дороге припасов и присмотра за вещами) будет обязан занять у кого-нибудь коляску или купить на свой счет новую. Я погрозил, что ему будет худо, если он меня обманывает, и что если он не достанет коляски, то я буду каждый день вычитать у него по 10 талеров, на что он и согласился, продолжая уверять, что я буду им доволен и не захочу другого экипажа. Затем я велел дать моим людям по стакану вина и спросил у хозяина счет, который он тотчас и принес. Отроду я не встречал такой бессовестной дороговизны, как в этом счете. Расплатившись, я отправился в путь 22-го числа по новому стилю.

23.07.2017 в 21:38


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама