автори

1090
 

записи

150900
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Dmitriy_Goychenko » Голод 1933 - 4

Голод 1933 - 4

30.10.1932
Одесса, Одесская, Украина

Одесский порт никогда не был пустым. Повседневно в нем грузились свои и чужие пароходы зерном, сахаром и разными изделиями одесских и других фабрик Пищепрома. За границу выпускались товары исключительно высокого качества. Таможня браковала каждую бутылку вина, коробку папирос, ящик конфет или халвы, или банку консервов, на упаковке которых была хоть небольшая царапина.

 Все выбракованное поступало в распоряжение ГПУ, выделявшего часть из этого "брака" для распределителей высшей категории, а остальным распоряжалось по своему усмотрению. Все эти товары, как и другие, продающиеся в закрытых распределителях, можно было купить на базаре из-под полы по сказочно высоким ценам. Случалось, что купленная из-под полы буханка хлеба оказывалась лишенной мякиша и заполнена конским навозом, вместо масла можно было купить брынзу, обмазанную маслом.

 В городе существовали коммерческие магазины, в которых можно было купить прекрасный костюм, пальто, отрезы, обувь. Но цены здесь были неприступны, например манто, стоившее в распределителе 200 рублей, здесь стоило 8-10 тысяч рублей. Для изъятия у населения золота и драгоценностей в городе открывались магазины "Торгсина", имевшие в продаже разнообразные продукты, только за золото, драгоценные камни и иностранную валюту...

 Невыполнение колоссального плана хлебозаготовок Одесской области влекло за собой в качестве якобы репрессивной меры сокращение хлебного пайка городу. Конечно, руководители от этого ничуть не пострадали, а страдало трудовое население города. Начиная с декабря, хлебный паек сокращался не раз. Особоуполномоченные, приезжавшие из ЦК на собрание городского партийного актива (тайное, конечно), говорили: "Не хотите как следует развернуть хлебозаготовки, город не получит хлеба. Благоволите отчитаться перед рабочим, почему он получает сокращенный паек, не по вине ЦК, а по вашей вине."

 Однако ни угрозы, ни бесконечные репрессии по отношению к коммунистам, не сумевшим взять хлеб больше, чем его было в действительности, ни к чему не приводили. Сперва было проведено небольшое сокращение хлеба с предшествуемыми ему собраниями рабочих, на которых объясняли, что это временная мера. Вот, мол, снова посылаем свежие силы на село, как только план подтянем, так и паек восстановим. Однако государству слишком много нужно было хлеба, в том числе для вывоза за границу, а хлебозаготовки так туго шли, что тысячи хлебозаготовителей, посланных на село, пожалуй, больше съедали, чем заготовляли, и за первым сокращением пайков последовало второе, более серьезное.

 Хлебный паек некоторых категорий рабочих сокращался в 2 раза, а некоторых и того больше. Паек служащих и кустарей подвергся сильнейшему сокращению. Некоторым категориям служащих оставили всего 100 грамм хлеба в день. Кустари-одиночки и семьи служащих были вовсе лишены снабжения. К такому сокращению основательно готовились. После тщательно засекреченного собрания городского партийного актива такие же собрания прошли по городским районам, затем по заводам. На собраниях заводских партячеек было немало эксцессов.

Для примера приведу случай, имевший место в январских мастерских. Коммунист-рабочий спросил представителя райкома, чем он должен будет кормить семью, состоящую из 7-ми малых детей и нетрудоспособной жены после такого сокращения хлебного пайка, являвшегося единственным источником жизни, на что уполномоченный ответил: "Товарищ, у тебя нет элементарной партийной сознательности, поэтому ты хнычешь. Партия требует жертв. Что будет, если мы беспартийным уменьшим хлеб, а коммунистам оставим?"

 Тот ответил: "Начиная со сражений на баррикадах в 1917 году и по сей день, я, как и большинство здесь присутствующих, бесконечно приношу жертвы. Теперь я должен принести в жертву своих детей, во имя чего? Ради чьих интересов? Разве мы не видим, что у крестьян отнят весь хлеб и они до весны все перемрут, вон, теперь уже появляются на улицах трупы умерших от голода. Но это изъятие нам объясняют ростом потребности в хлебе наших городов. А разве мы не видим, куда идет хлеб и все наше продовольствие? Вон, на корабли грузится день и ночь и идет за границу. Довольно! Я не в состоянии больше приносить жертвы во имя чуждых рабочему классу интересов. Я пробыл в партии 15 лет, теперь я окончательно убедился, что нас ведут к гибели и вот вам мой партбилет." Рабочий швырнул свой партбилет в направлении к президиуму, а сам удалился, продолжая кричать и ругаться.

 

 Он вышел в коридор, но тут его схватили посланные вслед коммунисты. Он отбивался и кричал. На крик стали сбегаться рабочие. Но ему заткнули рот платком и уволокли. Рабочие же, видевшие эту сцену, были весьма удивлены, ибо они знали этого своего товарища по станку, как весьма преданного коммуниста.

12.12.2013 в 22:23


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама