автори

1208
 

записи

165668
Регистрация Забравена парола?
Memuarist » Members » Valentina_Muhina-Petrinskaya » Птице отрезали крылья - 7

Птице отрезали крылья - 7

10.10.1937
Саратов, Саратовская, Россия

На следующий день меня вызвали утром. Щенников сидел один. Перед ним на столе высилась груда книг — книжный паек, который следователи получали бесплатно раз в месяц.

 В тюрьме была библиотека, но нам никаких книг не давали, за то что мы все шестеро не подписывали. Я очень стосковалась по книгам.

 — Вы знаете почерк Иосифа Кассиля? — спросил следователь.

 — Да, очень хорошо.

 — Тогда посмотрите… — и он, не без торжества, показал мне точно такой протокол, какой был у меня, но подписанный… Кассилем.

 Сердце у меня сжалось от невыразимой жалости к Иосифу, ведь я знала, как и почему он подписал эти лживые строки.

 Но мне вдруг захотелось испытать Александра Даниловича, и я, мысленно попросив у Кассиля прощения, сказала:

 — Я всегда считала Кассиля честным, порядочным человеком. Никогда бы не поверила, что он при первом испытании окажется такой сволочью.

 Я смотрела прямо в лицо Щенникова и видела, как оно дрогнуло, потемнело, исказилось, словно его коснулись раскаленным железом…

 — Не надо, не говорите так, Валентина Михайловна, вы же не знаете, чего ему стоило подписать этот несчастный протокол. Ведь с ним не цацкались, как с вами: ах, молодая, ах, талантливая, надо ее поберечь. Тронь я вас хоть пальцем, мне же не простят, со мной здороваться не будут. Кстати, Кассиль лишних два месяца принимал за вас муки, требуя, чтоб хоть вашу фамилию вычеркнули из протокола.

 — Я ни минуты не считала Кассиля сволочью, — грустно произнесла я, — мне просто хотелось видеть, как вы будете реагировать на мои слова.

 — Ну и послал мне господь бог подследственную.

 — Господь тут ни при чем. Вам послал ее, как я уверена, Вадим Земной — бездарь, завистник, клеветник и убийца.

 — Откуда вы это знаете?

 — Он уже посадил нескольких наших товарищей.

 — Было бы болото, черти найдутся, — вздохнул Щенников.

 Затрещал телефон. Его вызывали к начальству. Он позвал следователя из соседнего кабинета.

 Следователь курил, стоя в дверях, а я принялась рассматривать книги.

 Томик Валерия Брюсов а был таким, что мог уместиться у меня в кармане пальто. И я его незаметно туда препроводила.

 Вернувшись, Щенников сразу обнаружил пропажу и пришел в страшную ярость.

 — Нет, что за безобразие! Какой он из себя, кто ее взял?

 — Среднего роста, шатен, худощавый… лучше спросите у вашего коллеги.

 Но коллега хлопал удивленно глазами и уверял, что не заметил, потому что задумался.

 В этот вечер Щенников сделал опять серьезную попытку уговорить меня подписать протокол. Он боялся, в этого не скрывал, что меня передадут другому следователю, который не остановится перед применением ко мне пыток и избиений. На совещаниях возмущаются тем, что Александр Данилович так со мной «цацкается». Я наотрез отказалась, выразив надежду, что у меня хватит сил противостоять.

 Молодые следователи то и дело заходили в кабинет Щенникова на «огонек» и прислушивались к нашему разговору.

 Среди них особенно тепло относился ко мне Шура Артемов. Симпатичный паренек с необычайно яркими синими глазами. Зашел еще один из следователей; только что вернувшись из командировки в Москву, стал рассказывать Щенникову, как обстоят дела у его коллег на Лубянке.

 Передавал слова следователя, который вел дело Бухарина: «Ну и человек, вертится словно уж, нажмут на него как следует — он не выдержит, подписывает, а доберется до тюрьмы, отлежится в камере и требует бумагу и чернила — отказывается от показания, да еще жалуется прокурору, что его избивают. В следующий раз его сильнее обработают — опять та же история: подпишет, отлежится, берет назад признания. Девятнадцать раз уже брал назад…»

 Шура Артемов вздохнул, взглянув на меня, и, как-то сутулясь, подошел к окну.

 Рассказчик тоже взглянул на меня и осекся.

 — Неважно, — сказал Щенников, — продолжай. В этот вечер Щенников отправил меня в тюрьму пораньше, еще никто у нас в камере не спал. Едва закрыли за мной дверь, я вытащила из кармана пальто томик Валерия Брюсова. Пять рук протянулись к нему.

 — Подождите, друзья, — объявила я, — сначала по нему погадаю…

 — Как это «погадаю»?

 — А вот так. — Я наугад раскрыла книгу, заложила пальцем строчку и доверчиво вопросила: — Что меня ожидает в ближайшие годы?

 Все даже дыхание затаили. Их ведь ожидало примерно то же самое.

 Ответ гласил: «Лишь смена мук». Лица наши вытянулись, у некоторых побледнели.

 — Как стихотворение-то называется? — буркнула Ата.

 — «Мучения святого Себастьяна». Подставь вместо Себастьяна Валентину, — вздохнула я. — Кто следующий гадать?

 Желающих не оказалось.

23.08.2013 в 11:47


Присоединяйтесь к нам в соцсетях
anticopiright Свободное копирование
Любое использование материалов данного сайта приветствуется. Наши источники - общедоступные ресурсы, а также семейные архивы авторов. Мы считаем, что эти сведения должны быть свободными для чтения и распространения без ограничений. Это честная история от очевидцев, которую надо знать, сохранять и передавать следующим поколениям.
© 2011-2022, Memuarist.com
Юридическа информация
Условия за реклама